Вам будет интересно
Наши новости

«Чайка»

5 июня 2014 3304 просмотра
, что Антон Павлович Чехов, увидев постановку Андрея Шляпина своей «Чайки» на сцене пензенского драмтеатра, вовсе не перевернулся бы в гробу, а встал бы из своего деревянного макинтоша и начал неистово аплодировать." data-title="«Чайка» — Пенза-пресс, рунет за день">
Театральная критика от Павла Прохоренкова
Мне кажется, что Антон Павлович Чехов, увидев постановку Андрея Шляпина своей «Чайки» на сцене пензенского драмтеатра, вовсе не перевернулся бы в гробу, а встал бы из своего деревянного макинтоша и начал неистово аплодировать.


​Вообще об этой сценической версии программной чеховской пьесы можно сказать словами самого Чехова, которые он адресовал в адрес Метерлинка: «Странная пьеса, производящая сильное впечатление». Именно на этот спектакль нашего драматического театра надо идти подготовленным, понимать, что ты не увидишь «пергаментной» классики, не увидишь усадьбы конца XIX века, а погрузишься в архетипы и вечные вопросы человеческого бытия, попадешь в историю вне времени и пространства.

Знаете, есть такое понятие, как «фильм о фильме». Так вот, «Чайка» Шляпина — это спектакль о пьесе, буквальный подстрочник множества мыслей, идей, событий, скрывающихся за чеховским текстом. Каждый кусок, каждая деталь спектакля — от движений актеров, сценографии, костюмов, декораций — выверена и имеет, что сказать зрителю.

Даже тот факт, что некоторые зрители покинули театр, не досмотрев постановку до конца, прекрасно вписывается в текст, задумку Чехова. Это срежиссировала сама жизнь: «Я слишком проста, чтобы понять вас!» Как тут не вспомнить провал «Чайки» после первого показа спектакля в 1896 году — не зашла пьеса с первого раза. Зритель, ушедший со спектакля зритель, я к тебе обращаюсь: не проникла в душу с первого раза пензенская «Чайка» — попытайся придти и посмотреть ее еще раз!

Чехов в «Чайке» достал из шкафа многочисленных человеческих комплексов кучу скелетов. Я увидел, благодаря пензенской версии, что Чехов писал о комплексах, о тех самых «скелетах», которыми забито наше сознание: творческие, семейные, любовные, денежные комплексы мешают нам жить и быть счастливыми. Может быть, эта постановка — как знак вопроса и самому пензенскому театру драмы: а куда идти, двигаться дальше?

«Чайка» — это как проверка, тест на зрелость нашего театра, нашей труппы. Это дарованная возможность актерам задуматься и преподносить себя публике каждый раз по-новому. Символизма, о котором то ли с иронией, то ли на полном серьезе писал Чехов в «Чайке», в самом спектакле — выше крыши: символ на символе сидит и образом погоняет. Порой это мешает воспринимать смысл текста Антона Павловича, но, с другой стороны, эти символы помогают каждому зрителю достать из шкафа свой скелет и примереть его к той или иной сценической метафоре. Каждый волен воспринимать этот спектакль в меру своей испорченности или своего воспитания, своего кругозора.

Во время действия и ощущая его послевкусие спустя время, хочется копаться в сценических образах и деталях, хочется разбираться, проникать вглубь чеховских цитат. Это не одноразовый спектакль, его необходимо пересматривать и, в зависимости от настроения, видеть что-то новое. В общем, не живите в плену мифов и стереотипов, привычной категоричности, не прибивайте себя гвоздями к полу, а взлетите, оглянитесь вокруг — и вы поймете, что мир не монохромен, что в нем много красок и смыслов. Хочешь быть счастливым — будь им!

И чуток декаданса и серы в завершение: ценю всех, кто приходит в театр с мыслью: «Мне есть, что сказать». У режиссера Андрея Шляпина — масса скелетов в шкафу. Их настолько много, что его «Чайка» порой перегружена смыслами и режиссерскими находками. Уважаемый Сергей Владимирович Казаков, почаще доверяйте товарищу Шляпину ставить спектакли — ему есть, что сказать.

Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics