Рецензия на фильм «Прибытие»

14 ноября 2016 345 просмотров
, что лучшее пробирается на наши экраны совершенно незаметно, хотя и вполне ожидаемо. «Прибытие» (16+), к примеру, скользнуло в пензенские кинотеатры, что та серая мышь, много место не заняло, и большой рекламой не отличилось. Бесспорно, его ждали: нахождение талантливого канадца Дени Вильнёва в режиссёрском кресле — уже само по себе бренд, привлекающий зрителей, к тому же картину очень тепло восприняли критики в Венеции и пророчили ей большое будущее. Но как это всегда бывает с действительно знаковыми лентами, «Прибытие» оказалось совсем не тем, чем представлялось, но при этом его ошеломляющий эффект только усиливается." data-title="Рецензия на фильм «Прибытие» — Пенза-пресс, рунет за день">
Кинокритика от Татьяны Котиной
Отчего-то так случается, что лучшее пробирается на наши экраны совершенно незаметно, хотя и вполне ожидаемо. «Прибытие» (16+), к примеру, скользнуло в пензенские кинотеатры, что та серая мышь, много место не заняло, и большой рекламой не отличилось. Бесспорно, его ждали: нахождение талантливого канадца Дени Вильнёва в режиссёрском кресле — уже само по себе бренд, привлекающий зрителей, к тому же картину очень тепло восприняли критики в Венеции и пророчили ей большое будущее. Но как это всегда бывает с действительно знаковыми лентами, «Прибытие» оказалось совсем не тем, чем представлялось, но при этом его ошеломляющий эффект только усиливается.
Это кино ещё на стадии идеи прошло долгий и сложный путь к зрителю. В фундаменте «Прибытия» — повесть Теда Чана «История твоей жизни», сложная по структуре и, на первый взгляд, абсолютно неэкранизируемая. Однако сценарист Эрик Хайссерер, долго мечтавший написать фантастический фильм, приложил все свои усилия, и из линейной драмы на фоне прибытия пришельцев, вывел грустное размышление о времени и жизни, искусно облачённое в скафандр полноценного сай-фая. Дальше судьба проекта в основном легла на плечи Дени Вильнёва, которому нет равных в выстраивании атмосферного напряжения, и ему удалось то, что не получилось у Нолана в «Интерстелларе»: создать для фантастики новую нишу, где технологии уступят место размышлению.

Но не стоит считать «Прибытие» авторским кино, его долго вытачивали специально для простого зрителя, упрощали и дожимали до нужных форматов: поэтому в тот момент, когда ленту вот-вот должно прорвать, она в порядке хорошего воспитания поджимает губы и этично замолкает. Возникает даже некоторое разочарование, на этом этапе легко почувствовать себя обманутым — ведь потенциал картины выдаёт гораздо большую глубину, чем-то, что отразят на экране. Однако чуть позже становится понятно, что так у фильма гораздо больше шансов понравится широким массам, показать неискушенному зрителю новые грани жанра, и, наверное, такое разумное авторское воздержание, здесь оправдано.



​При этом совсем упрощать полотно создатели всё-таки не стали. У «Прибытия» — свои правила существования: при минимальном наборе действий и экшена (настоящий криминал для жанра), его основная движущая сила — напряжение, почти саспенс, базирующийся сначала на простом первобытном страхе неизвестного, а потом переходящий в печальную тревогу существования, которую не умерит даже знание.

Вильнёв — король парадоксов, и здесь у него похожая история: защищая науку и задавая ей справедливое значение креугольного камня цивилизации, в конце он сводит её значение к нулю и подвергает сомнению её способность к изменению мира. Но, несмотря на это, а также на смятение и беспокойство, которые картина оставляет после себя (частично благодаря аллюзии на современные политические взаимоотношения в мире), канадский режиссёр остаётся на стороне света и призывает верить в него, что бы ни случилось.

К общечеловеческим ценностям фильм приводит личная история героини, которая важнее пришельцев и их языка. Она наполнена эмоциями, звуками и ощущениями, насколько это только возможна и больше чем на половину существует благодаря проникновенной игре Эми Адамс. Иногда кажется, что голубые спокойные глаза актрисы останавливают время прямо в зрительном зале и разговаривать с каждым по отдельности. Красивая, почти предсмертная грусть этой картины в больше степени определена именно героиней Адамс и её историей, оставляющей зрителя в оглушительной тишине после просмотра. И то, что есть необходимость со временем эту тишину чем-то заполнить, даёт оценку фильму ещё до полного осознания того, понравилось тебе или нет.


Социальные комментарии Cackle