Вам будет интересно
Наши новости

Рецензия на фильм «Нелюбовь»

8 июня в 15:40 1052 просмотра
, а не цель. Андрей Звягинцев о «Нелюбви»" data-title="Рецензия на фильм «Нелюбовь» — Пенза-пресс, рунет за день">
Кинокритика от Татьяны Котиной
Потому что мы полагаем, что другой — это наше средство для достижения нашей цели, а не цель. Андрей Звягинцев о «Нелюбви»
Пятый фильм Андрея Звягинцева меньше всего намерен играть со зрителем в загадки. Ключ от всех дверей выдается на руки сразу — нелюбовь. Другого здесь быть не может и не должно. Поэтому и вопросов после просмотра остается совсем мало, если вообще остаются, разве что обреченное: «Что делать?». И сюда же — ментально-традиционное хватание за голову и заламывание рук.

И хотя открытого ответа на сакральный для России вопрос режиссер традиционно не дает, это делает его кино. «Нелюбовь» (18+) в этом плане — довольно редкий образчик киноискусства вообще: после него не просто хочется обнять родных, но никогда не позволять себе с ними не малейшей грубости. А последняя при одном только воспоминании об опыте, пережитом в кинозале, как-то тормозиться сама собой. Вот такая прививка от нелюбви, больная до слез и бешенства, но необходимая сегодня каждому.

Новую картину Звягинцева триумфально приняли в Каннах — осыпали аплодисментами, выстлали дорогу положительными отзывами, выдали приз жюри и назвали универсальной историей, которая будет понятна в любой стране. Последнее утверждение так и хочется назвать ошибочным, но не по вине иностранных кинокритиков. Чтобы «Нелюбовь» ударила туда, куда первоначально нацелена, надо жить здесь. Надо знать это место и тогда суровая драма о поисках пропавшего мальчика обернется комком непроходящей боли и невыговоренных слов, декорацией страшной реальности, в которой мы все существуем последние несколько лет, холодным диагнозом в обертке общего безразличия к заболеванию.

Выплескивать свои мучительные страдания на экран Звягинцеву не впервой: все его фильмы в том или ином смысле наболевшие нарывы на душе режиссера, но особенно ярко это было заметно в «Левиафане» (18+). Именно поэтому он оказался импульсивнее и грубее остальных работ Андрея Звягинцева, но зато, искреннее что ли. Однако в «Нелюбви» постановщик нашел баланс между своими эмоциями и искусством подачи материала: лента не срывается в истерику на крутых поворотах, она предельно спокойна и бесстрастна настолько, что чувства, породившие ее и порожденные ей, просвечивают словно через стекло. Если сравнивать с предыдущими работами режиссера, то эта картина окажется ближе всего к поворотной в творчестве Звягинцева «Елене» (16+), хотя последняя и не отличалась такой изощренной жестокостью.

Для сюжета выбрана исключительная, конечно, история, из ряда вон, можно даже сказать практически невозможная — такую степень безразличия к своему ребенку еще поискать придется, но это преувеличение здесь — в роли объектива, через которое неожиданно достоверно во всех деталях просматривается наша опостылевшая серая ежедневность.

Офиснопланктонные мотивы, хронический эгоизм, взгляд в смартфон и апатия ко всему окружающему — вот он современный житель российского мегаполиса. Фоном — мерное жужжание новостей, которые, в конечном итоге, окажутся главным связующим звеном между внешней общечеловеческой драмой о крушении семейной лодки, которая понятна всем, и внутренним посланием режиссера для наших соотечественников. Оно заключено во времени — основное действие картины разворачивается в 2012 году, финал приходится на 2015-ом, ставшем для нашего общества периодом крутого пике надежд на то, что мы сможем что-то поменять.

Но общая подавленность, которая сквозит в этой повести о смерти любви в современной России, все-таки скрашивается иногда тоненьким, но упрямым речитативом надежды, которая в большей степени воплощена в образе волонтеров-поисковиков, осуществляющих поиски пропавшего сына главных героев. В основе этого многоликого образа — вполне реальный поисковый отряд «Лиза Алерт», отделение которого существует и в Пензе. Методичная и упорная работа добровольцев, четко преследующих свою цель, передана здесь с документальной точностью, что, с одной стороны, добавляет картине объективной реальности, а, с другой, — света, причем как фигурально, так и буквально — робкие лучики солнца проникают на экран, только в партнерстве с поисковиками.

На этот раз обвинить Звягинцева в чернушности довольно сложно, хотя, при желании, как известно, возможно все. В своей «Нелюбви» он пришел к зрителю не с той колкой правдой, которая жгла глаза в «Левиафане», а с той, что выворачивает с корнем сердце, и тут же показал нам свое — вот, мол, смотрите — у меня оно тоже выкорчевано, по той же причине, при тех же обстоятельствах. Неслышимый авторский голос в «Нелюбви», бесстыдно обнаженный и даже какой-то по-мышкински наивный, в финале сорвется в отчаянном крике — он взрывной волной достигнет зрителя и накроет оглушающей пустотой, из которой хочется сбежать как можно быстрее. Только возможно ли это на беговой дорожке?




Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics