Вам будет интересно
Наши новости

Рецензия на кукольный спектакль «Ваня»

11 сентября в 15:40 445 просмотров
«Ваня» (16+) питерского кукольного театра Karlsson Haus. Постановку пензенцы увидели в рамках Международного фестиваля камерных спектаклей театров кукол «Улитка»." data-title="Рецензия на кукольный спектакль «Ваня» — Пенза-пресс, рунет за день">
Театральная критика от Дарьи Корнеевой
Пензенский блогер Дарья Корнеева подготовила рецензию на спектакль «Ваня» (16+) питерского кукольного театра Karlsson Haus. Постановку пензенцы увидели в рамках Международного фестиваля камерных спектаклей театров кукол «Улитка».
У этого спектакля — совершенно неприличное количество наград (в том числе — именитые «Золотой софит» и «Золотая маска»), а худрук пензенского «Кукольного дома» Владимир Бирюков назвал его самым звездным в программе V Международного фестиваля театров кукол «Улитка», проходившего в городе с 7 по 10 сентября. «Ваня», притча питерского камерного театра Karlsson Haus о похождениях русского богатыря, его борьбе с драконами внешними и внутренними и о русской ментальности, — гомерически смешное, спорное, но по-настоящему яркое событие ушедшего фестиваля.



Говорят, что билеты на все спектакли «Улитки» раскупили задолго до самих премьер. Шутка ли, столько именитых театров в гостях у двух самых известных пензенских — «Кукольного дома» и Дома Мейерхольда. На самом спектакле в зале — столпотворение. Люди сидят на всех возможных поверхностях: скамьях, стульях и даже на полу: кто-то — бережно подстелив подушки, а кто-то — прямо на ворсистом ковролине. Ютящихся, похоже, больше семи десятков, и все равно они счастливчики — тех, кому в зал попасть не получилось, гораздо больше.

Пока все усаживаются, на сцене — темнота и тишина. В свете редких огоньков можно различить сложную конструкцию: невысокую площадку — приподнятый над полом помост, замкнутый сверху низким потолком. Пол и «потолок» помоста объединены парой вертикальных железных реек. Издалека очень похоже на крыло самолета. Воздушную метафору поддерживают и продолжают летные очки и комбинезон на единственном актере — Михаиле Шеломенцеве.

Пока за сценой робко вступают гармоника и балалайка, актер лежит на помосте — скрючившись в неудобной позе человека, будто бы прямо тут повалившегося наземь после пьянки. Спектакль начинается очень медленно. Почти 10 минут рассказчик словно бы приходит в себя — скребет деревянной ложкой вялые остатки жареной картошки над огоньком крохотной коптилки, пробует струны балалайки. А после начинает рассказ…

Свирепствующий по миру дракон сжирает все земное население, чтобы под конец добраться до последней деревушки где-то в русской глубинке. Все ее жители — старик со старухой, кошка да два сына, алкаша и матершинника. Впрочем, в один прекрасный (хотя, скорее, нет) день дракон сжирает и сыновей, а старика со старухой оставляет в одиночестве, не позарившись на их костистые скелеты. Горевали те, причитали — где бы взялся такой чудо-богатырь, чтобы победил дракона, сыновей спас. И герой является.

На протянутых через сценическую коробку лесках вплывает птица небесная — аист, а в клюве у нее — крохотная люлька. Холят дитя, качают, баюкают, чтобы вырастить в богатыря — Ваню. Богатырь — стилистически простая кукла: руки-плети, большеступые ноги, голова и два огромных глаза, словно бы зачарованно смотрящие вдаль. А еще рубашка в горох и красные шаровары.
Однажды морское чудовище сообщает Ване, что он — незаконнорожденный «ублюдочек». Выясняя свое происхождение у родителей, герой узнает о братьях и драконе. И отправляется с ним воевать: лесом, морем, горами. Рассказчик за подопечного очень громко и нецензурно переживает — подбадривает, помогает, и в целом, сочувствует.



Ваня обязательно встретит дракона и будет с ним воевать, но самые серьезные испытания его будут ждать, как ни странно, в борьбе вовсе не с ним. Ваня будет сражаться с ментальностью собственных братьев, своей страны, с самим собой и (спойлер) не выйдет из этой битвы победителем.

Отдельно хочется отметить необычное стилистическое решение кукол. Александр Вахрамеев, художник спектакля, придумал для своих персонажей внешность простую, но крайне небанальную. Глиняная кошка, дед и баба — неуклюжие овальные фигурки в маленьком домике-ключнице. У них двигаются только головы. Чудище морское походит на перевернутый хоботом вниз противогаз с двумя горящими голубым светом глазами-фонарями. Говорит он с бульканьем, которое Михаил Шеломенцев извлекает из носика подвешенного к каркасу небольшой сцены чайника. По пути Ване встречается так называемая «кукла-прятка» — Баба-Яга: она обитает в гнезде на длинной палке, забавная старушенция в юбке с тоненькими веревочными ручками.

Ванин главный соперник, Дракон, это истертый зеленый чемодан. Раскрытый он обнаруживает обитое красным нутро, в котором уместился настоящий парк развлечений: есть и карусель, и проволочная Эйфелева башня, и танцующие фигурки с праздничной иллюминацией.

В этом брюхе глушат горькую (для этих парней с момента съедения ничего в жизни не поменялось) ванины братцы — обычные забулдыги: высокий тощий, маленький крепкий, с длинными крысиными носами и одутловатыми рожами. А еще вместе с ними в этом брюхе коротает дни до спасения прекрасная девица с птичьими ногами и тельцем под просторным небесного цвета платьем.

В качестве музыкального сопровождения написаны несколько коротких композиций для электрооргана от композитора Леонида Павленок, и еще несколько музыкальных этюдов с гитарой и гармонью. Электроорган сопровождает Ваню в моменты страшные, эмоционально-напряженные. А гармонь с гитарой — в моменты грустные. Например, в брюхе дракона, где царит ежедневный радостный Париж среди танцующих съеденных мертвецов.

За Ваню Михаил Шеломенцев, молодой, с пронзительным и колючим взглядом актер, хоть и переживает, но основной его тон — ироничный. Разве что ближе к концу, когда кулак рассказчика пробивает дыру в «брюхе» дракона — крыше помоста, лицо его становится одухотворенным и растерянным, словно бы и правда вырвался из плена на свободу. Это очень эмоциональный момент постановки — сначала актер осторожно раскрывает ладонь в луче света, затем расширяет брешь, просовывая «на свободу» голову и озирается — как будто узнает мир вновь.

За эту роль Михаил был номинирован на «Золотую Маску». В его исполнении история получилась пронзительной и трогательной. Мастерски актер меняет манеру произношения звуков и интонации, обращаясь к тому или иному персонажу. Грубо и хрипло он говорит за братьев; окая и причитая — за бабку с дедом; Баба-Яга ворчит и визгливо бранится; девица-птица выговаривает слова кротко и тихо, певуче. Даже у лишь мгновение просуществовавших на сцене волков с горящими красными глазами — разные характеры: у одного черного силуэта скачки быстрые и торопливые, у другого — осторожные, у третьего — широкие прыжки.

Как отметил худрук «Кукольного дома» Владимир Бирюков, «Ваня» — рассказанная европейским театральным языком в эстетике русского фольклора блистательная сатира на современность. Сказка для взрослых с грустным концом.

Богатырь Ваня вынужден существовать в мире, окруженный угрозами, недоброжелателями и эгоистами. Родители хотят оставить его рядом с собой, братья — убить и обобрать, сказочные персонажи — использовать для собственной выгоды или сожрать. И только девица искренне его полюбила, но эта симпатия не подарила счастья.

Сквозь спектакль красной нитью проходит вопрос: «зачем?». Зачем Ване было так важно оказаться героем и спасти братьев (когда как братьям это было совершенно не нужно), зачем он бросает родителей (на старости лет оставшись единственным их утешением), зачем спасает девицу-красавицу — никто ему не говорит «спасибо», а вслед несется обидное «ублюдочек». Так ли хороша эта воспетая сказками лубочная свобода, если снаружи ждет смерть и тоска?

И как главное послевкусие от спектакля, в голове бьется мысль — мы все давно живем в драконьем брюхе. И, кажется, Ване нас лучше не спасать.

фото: скриншот www.youtube.com/watch?v=OrsCeyR4VrA

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle