«Господа Головлевы»

8 мая 2014 2207 просмотров
«Господа Головлевы» — ладно срубленный спектакль в пензенской драме мастеровитыми руками режиссера Дмитрия Петруня. Ремесленник из Дмитрия Геннадьевича получился отменный. И чураться слова «ремесленник» не стоит — в данном случае это синоним слова «профессионал»." data-title="«Господа Головлевы» — Пенза-пресс, рунет за день">
Театральная критика от Павла Прохоренкова
«Господа Головлевы» — ладно срубленный спектакль в пензенской драме мастеровитыми руками режиссера Дмитрия Петруня. Ремесленник из Дмитрия Геннадьевича получился отменный. И чураться слова «ремесленник» не стоит — в данном случае это синоним слова «профессионал».
Бэкграунд за плечами «плотника"-режиссера — приличный: курс Олега Павловича Табакова в школе-студии МХАТ, актерствовал в «Табакерке», ставил там спектакли, отметился постановками в некоторых именитых столичных театрах, успел побыть главрежем Кемеровского областного театра. А еще, и это немаловажно, выступил режиссером в нескольких российских сериалах: «Петровка, 38», «Черкизона», «Пандора» и других. Скажем прямо, у Петруня есть школа и опыт, что важно в любом деле, будь то режиссура или изготовление древесных изделий.


Материал Петруню для работы достался шикарный. Во-первых, Салтыков-Щедрин — редко используемая на российских сценических площадках литературная порода. Ну а во-вторых, актеры нашего театра, достойные интересного материала и талантливого режиссера.

Все срослось. «Господа Головлевы» — это россыпь архетипов, это сюжетные линии от Шекспира до Агаты Кристи, от мелодраматических семейных телесериалов до библейских тем. По большому счету, до Петруня за «Господ Головлевых» в театре брался только Кирилл Серебренников в МХТ имени Чехова — и все. А зря — в этом литературном материале столько наворочено, столько дорожек протоптано, что с ним работать и работать.

Наши пензенские «Господа Головлевы» — это похороны целой семьи, это история исчезновения поколений, любви, будущего. Олегу Авдонину — особая благодарность за художественное решение спектакля: дерево, кругом дерево — то и стены усадьбы, то и гробы, в которые вгоняют себя герои спектакля. Металлические рукомойники, ведра, стаканы да тарелки — мне они показались символом бренной мирской сущности.

«Семейная лодка разбилась о быт» — этот штамп возведен в постановке до рамок вселенской трагедии. Имения, запонки, тарантасы, карточные долги, кутежи — все это такая мелочь, суета по сравнению с главной ценностью — жизнью, ведь ничего мы с собой в гроб не заберем! И жить-то стоит не ради стружек, чего-то материального — нужно любить саму жизнь, сам процесс.


Безусловно, среди актерских работ достойна похвалы Галина Репная, исполнившая роль Арины Петровны Головлевой, которая из деятельной и строгой женщины к концу спектакля превращается в несчастную старушку. Удивительно наблюдать, как за считанные секунды актриса стареет на десять лет, затем — еще на десять…

Сергей Казаков сыграл Порфирия Головлева — того, которого все знают как Иудушку. Эта роль — большой подарок для Сергея Владимировича, роль-мечта: какой там, на фиг Гамлет — принц датский нервно курит в сторонке. Иуда Головлев — человек, который есть в знакомых у каждого. Это тот, который мягко стелет, да жестко спать, тот у кого благими намерениями вымощена дорога в ад, который Господом Богом прикрывает все свои подлые дела и делишки. Казакову есть что играть.

Весь актерский состав настолько крепко срублен, что в спектакле, на мой взгляд, нет выпадающих досок. Отмечу, что, несмотря на сложный, жестокий лейтмотив постановки, на огромное количество смертей и самоубийств на кубометр, «Господа Головлевы» не чернуха, а поучительная история о том, как не надо жить. В связи с этим хочется пожелать зрителя этому спектаклю. А зрителю желаю пережить все перипетии, показанные в «Господах Головлевых» в театре, но не столкнуться с ними в реальной жизни.

Есть такая банальная штука в рецензиях, как расстановка звездочек по результатам просмотра фильма, прочтения книг, прослушивания альбома — например, пять или десять звезд по максимуму. Для меня лучшим индикатором являются эмоции. На «Господах Головлевах» четыре раза по телу пробежали мурашки и прошел холодок. Чувствую, что могло бы больше раз зацепить, но, видимо, это будет в другое время, когда количество нерва на квадратный метр сцен в этом спектакле будет предельно повышен.


Социальные комментарии Cackle