Вам будет интересно
Наши новости

Д. Коробков — об уникальной панораме Пензы, которую создавал 3 года

21 сентября 2016 9516 просмотров
, пензенский художник, увлекающийся краеведением, три года писал уникальную картину, в которой воссоздал с максимальной точностью образ Пензы 1916 года. ИА «Пенза-Пресс» он рассказал о том, как возникла идея ее создания и с какими трудностями он столкнулся в процессе работы.

" data-title="Д. Коробков — об уникальной панораме Пензы, которую создавал 3 года — Пенза-пресс, рунет за день">

Денис Коробков, пензенский художник, увлекающийся краеведением, три года писал уникальную картину, в которой воссоздал с максимальной точностью образ Пензы 1916 года. ИА «Пенза-Пресс» он рассказал о том, как возникла идея ее создания и с какими трудностями он столкнулся в процессе работы.

«Зачем я этим занимаюсь?» — повторял я сам себе этот вопрос на протяжении трех лет. Три года я терпеливо «выстраивал» свою Пензу и все это время осознавал, что вложенные усилия вряд ли оправдаются.

В 2013 году был юбилей у города, и я, окрыленный темой истории, решил сделать панораму дореволюционной Пензы (где была моя голова в тот момент?!). Взял вытянутый холст, сел за рисунок. Делал все настолько скрупулезно, насколько позволял фотоматериал.

Рисовать архитектуру — это вам не баловство. Нужно было сделать хорошую основу для того, чтобы перейти к цвету. Тот, кто сталкивался с историческими темами в живописи, прекрасно знает, как трудно черно-белые фотографии мысленно оживлять красками.

О том, как выглядела Пенза в 1916 году, можно только догадываться и фантазировать, так как никаких картин и даже этюдов того времени не сохранилось (или их просто хорошо прячут?). Казалось бы, дело безнадежное, и сделать достоверную работу просто невозможно, однако не все так плохо…

В Сети есть огромное количество цветных фотографий Российской империи русского фотографа-изобретателя Прокудина-Горского. Снимки прекрасного качества (во многом превосходящие современные) и пропитаны они такими атмосферными нотками исчезнувшего мира, что кажется, даже деревья были живописнее нынешних, что уж говорить о людях и постройках?

Такие яркие и сочные здания церквей и домов, такие пестрые города и села… Какое богатство красок в повседневной одежде обывателей тех лет… просто восторг! И хотя Прокудин-Горский не делал в нашей губернии никаких фотографий, логично было предположить, что Пенза по яркости не уступала другим городам, и этот материал можно смело использовать в своей работе.

Пока я собирал необходимую информацию, обратил внимание на некоторые правила, по которым украшались церкви. К примеру: Троицкие храмы имели зеленые купола, рождественские, чаще всего, были с синими в звездах, монастыри — черные, а храмы, посвященные Христу — золотые. Признаюсь, сломал голову, когда думал, как поступить с Никольской церковью (она на работе — в центре) — на фото она имела купол со звездами и крышу настолько темную, что можно было решить, что она совсем черная. Красочные материалы были природного происхождения и поэтому, несмотря на свою яркость, оставались естественными и приятными глазу.

Почему я решил изобразить именно 1916 год? Потому что этот год — это как подведенная черта, граница между старым и новым миром. Лето этого года еще не тронуто пожаром революций, а в архитектуре уже сформированы все ансамбли, которые стали впоследствии гордостью и памятью.

Сам размер холста не такой большой, всего 40×100 см, но я в него попытался вместить целый мир. Дух того города (пускай я его приукрашиваю и идеализирую) должен все же сохраняться, и жители города, если они, конечно, любят себя и уважают, обязаны знать историю и понимать, что сломать красивое здание гораздо проще, чем построить…

P.S. Столько раз я зарекался больше не браться за такие неблагодарные сюжеты, столько раз я ложился спать с мыслью, что завтра доделаю эту работу и ошибался… Панорамный вид с каждым разом увлекал все дальше и дальше, требовал к себе более внимательного отношения и детализации. Так и прошли три года…

И вот теперь готовая картина стоит у меня в мастерской, а что с ней делать, я не знаю. Выставлять? Публиковать? Продавать? Писать статьи и пиарить? Зачем? Я даже сам себе не могу ответить, что же я хочу от нее получить. Понятно, что город эту работу не купит, понятно, что затраченные силы и время не вернуть, и есть только одна надежда, что работа сама по себе пойдет в жизнь и люди запомнят ее…

Фото Михаила Смоленцева для журнала «Fashion Collection / Penza» (предоставлено Мариной Болотиной)


Социальные комментарии Cackle