Вам будет интересно
Загрузка...
Наши новости

Мария Гаврюшина: Зачем мы уродуем людей?

14 ноября 2016 11336 просмотров
«Российский детский фонд» Мария Гаврюшина в Facebook рассказала историю, которая не оставила равнодушными десятки жителей региона. Она касается помощи нуждающимся.

" data-title="Мария Гаврюшина: Зачем мы уродуем людей? — Пенза-пресс, рунет за день">

Председатель пензенского отделения общероссийского благотворительного фонда «Российский детский фонд» Мария Гаврюшина в Facebook рассказала историю, которая не оставила равнодушными десятки жителей региона. Она касается помощи нуждающимся.

«Зачем мы уродуем людей? Предыстория. Без фамилий. Просто для размышлений.

Звонок. Моя знакомая, захлебываясь слезами, дико кричит в трубку. Единственное, что я понимаю в этом потоке набора слов: дети, так жить нельзя… Я уже привыкла к таким звонкам. Начинаю уточнять. В результате: в больнице она познакомилась с мамой-одиночкой. Живут в районе. Папа бросил, ушел к другой, давно. Уж больно шумные дети. Да и жена располнела. Двое детей: 2 и 5 лет. Лежат с младшей. Даже курток нет. Девчонка одета в две вязаные кофты… В тот день их выписали. Денег нет даже на автобус. Собираются ехать на попутках. Мамы в палате сбросились деньгами, на такси. Кинули клич, собрали вещи.
К слову, знакомая, назовем ее Настей, сама одна воспитывает ребенка. С мужем год назад случилась трагедия, ДТП. Ребенку 2,5. Есть бабушка, мама мужа. Но она после операции. Живет с ними. Короче, содержит она двоих.

Еду по адресу. В машине — продукты и детские вещи. Некая такая мать-героиня, защитница всех обездоленных… Своих детей оставила на деда, тот после смены ночной. Сутки обзванивала и встречалась с друзьями, собирала помощь.

Приезжаю. Квартира в жилом двухэтажном доме. Сердобольные соседи с радостью провожают: «Туда вам…» Вытаскиваю из машины пакеты. Пру на второй этаж. Дверь приоткрыта. Захожу. Квартира из двух комнат. В зале в обнимку с «лентяйкой» лежит мужик. С кухни выпархивает благодарная мать-одиночка. Ой, спасибо! Вы откуда?! Рассказываю, разбирая пакеты. Начинаю расспрашивать. Мужик с дивана поднялся, со стойким запахом перегара и огромной благодарностью начал помогать разбирать пакеты.

Небольшое отступление. Взяла за привычку лезть везде: осматривать жилье, открывать холодильник, ванную комнату и т. п.

Кто мужик? Муж… Он же ушел? Да, но вот вернулся. Но мы в разводе! Работаете? Нет работы. Восемь мест за полгода поменял. Пьете? Нет, только по праздникам, в выходные иногда. Сегодня четверг же…

Дети где? У бабушки… Помогают, спасибо. Берут с ночевкой по очереди. Бабушек две!

Жаль, не застали вас! Они так любят гостей! Приезжайте к нам еще! У ног трется кошара-перс, которому открывают пакет специальной еды. Он у нас не выставочный. Для себя КУПИЛИ…

В холодильнике — недопитая бутылка мартини. Ванная комната уставлена всевозможными гелями и шампунями. Коридор и кладовка завалена пакетами. Что это? Одежда. Маленькая нам уже. Все никак не выбросим. Может, вам надо? Только она там в пятнах, замок разошелся, порвали джинсы…

Еду домой. Еду и реву… От обиды.

От обиды, что своими руками мы создаем армию лентяев и паразитов, которые свой жизненный навигатор программируют от фонда к фонду, от центра соцзащиты к другому центру, пишут жалобы в администрации, просят помощи, с завидной периодичностью посещают уполномоченного по правам ребенка и т. п. Они не хотят поднять себя с дивана, не хотят учиться экономно относиться к своему бюджету, уважительно относиться к переданным им вещам, которые, кстати, в фонды передают обычные семьи, которые работали, экономили и берегли… Они не хотят ничего менять в своей жизни. Им и так хорошо. Вот только жалко детей…

Три недели прошло с того дня. В принципе, с такими семьями сталкивается каждый фонд. Но раньше это были единичные случаи…

Думала долго. Если честно говорить, то многие мои знакомые, у которых есть маленький ребенок, живут от зарплаты до зарплаты. Наверное, даже не так. Работают, чтобы кушать и платить за жилье. Нет, конечно, дети не голодают и не ходят голые. Ну а шоколад и так вреден. Как-то умудряются платить за кружки, сдают на всевозможных лошадок, театр и т. п. в детском саду и школе. С радостью примеряют сезонную обувь: «годик еще поносит…» И это, если семья полная. А уж если так получилось, что нет одного из родителей, то просто праздник, если вещи еще как раз. И им и на ум-то не приходит, что детские вещи можно носить, пока не испачкаются, порвутся, потом засунуть в пакет — и на балкон… или выбросить… и пойти просить помощи в очередной фонд. А если детей двое, то даже есть свои плюсы. Например, мальчику до лет трех хотя бы, не важно, что гуляет он в розовой куртке сестры и красной шапке с помпоном. И нет у них никаких льгот по питанию, по социальным путевкам в лагеря и т. п.

И вот я решилась… на очередной социальный проект. Проект в поддержку обычных семей. Семей, где родители просто любят своих детей, работают, экономят, проводят вместе выходные, радуются, ссорятся, устают и делают все возможное для их нормального развития. Не трудных, не пьющих, а простых семей. Вернее, для экономии их бюджета. Ведь если в таких семьях появятся свободные деньги, то они в большей степени потратят их на детей, сводят их в кино, в контактный зоопарк, в театр. Запишут на платную секцию. Поедут в отпуск. Купят фрукты. Уж они точно найдут им достойное применение. И это будет не бутылка мартини…

Я нашла помещение. Место, куда смогут приходить родители, приносить детские вещи и брать на больший размер. Некое пространство, где можно меняться детскими вещами. Где ребенок может взять новую для него игрушку, а свою дать поиграть другому ребенку. Где семьи сами будут получать помощь и помогать другим семьям.

Пожелайте нам удачи!» (авторские орфография и пунктуация сохранены).


Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics