все новости

Миркин: Мы вернулись к началу «нулевых». Не дойти бы до середины 90-х

26 октября 2016 1770 просмотров
, профессор Яков Миркин стал спикером VI регионального экономического форума «Бизнес-развитие» в Пензе 26 октября. Его выступление было посвящено анализу особенностей российской экономики и сценариев ее возможного развития или упадка.

" data-title="Миркин: Мы вернулись к началу «нулевых». Не дойти бы до середины 90-х — Пенза-пресс, рунет за день">

Ведущий экономист Столыпинского клуба, профессор Яков Миркин стал спикером VI регионального экономического форума «Бизнес-развитие» в Пензе 26 октября. Его выступление было посвящено анализу особенностей российской экономики и сценариев ее возможного развития или упадка.

По Миркину, сценариев развития у России — пять. Первый из них экономист назвал «Цунами», а его вероятность оценил в 10−15%, подчеркнув при этом, что год назад оценивал ее в 5−10%. Это уход в закрытую экономику, превращение в «большой Иран» или «большую Венесуэлу».

«В экономике — это рост огосударствления до 85%. Малый и средний бизнес будет работать рядом с населением, но начнет прирастать к крупным вертикальным структурам, превращаясь в небольшую прослойку между «слонами» и почвой. Будет попытка рвануть [экономику] вперед, бум военных расходов, рост нормы накопления (доля инвестиций в ВВП; чем она выше, тем значительнее темпы экономического роста — прим. авт.) до 30−35%. В Китае она сегодня составляет 46%", — отметил Яков Миркин.

Он добавил, что такой сценарий грозит технологическим тупиком, так как неизбежно встает вопрос об источниках модернизации, в сфере финансов — запуском печатного станка. Другими признаками этого сценария являются фиксированный валютный курс, замораживание цен, сжатие финансового рынка в десятки раз, как это произошло в Иране, сокращение потребления населением.

Второй сценарий — «Замороженная экономика». Эксперт считает, что он наиболее вероятен — до 45−50%, и представляет собой движение от «большой Бразилии», с которой Россию активно сравнивали еще несколько лет назад, к «большой Колумбии».

«Это та экономика, в которой мы сегодня живем: полузакрытая, стагнационная, с устаревающими технологиями. Она характеризуется низкими темпами роста и нормы накопления. Самая высокая норма накопления, которой нам удавалось достичь, — это 24%. Чтобы расти нормально, требуется 28−30%. В так называемых майских указах президента от 2012 года был поставлен показатель в 25% инвестиций в ВВП. На деле сейчас у нас — чуть выше 18%", — сказал Яков Миркин.

При этом сценарии экономику России ждут холодные спекулятивные рынки, постоянные скачки курса рубля и риск его неконвертируемости, потому что при каждом скачке власть ставит вопрос: вводить ли административные ограничения на валютный курс и валютные операции.

«Будут редкие острова иностранных инвестиций. Может быть, и проекты в регионах, но по высочайшему повелению», — заметил экономист.



Сценарий номер три — это «Управляемый холод». Его вероятность тоже довольно высока — 30−35%.

«Это очень похоже на «первое экономическое чудо в Испании». В конце 1950-х годов всеми ненавидимый диктатор Франко сказал «прощай» своей старой гвардии, сформировал правительство молодых технократов и приоткрыл страну, правда, при поддержке Запада. Есть ли шансы у такой экономики в России? Наверное, есть. Посмотрите на губернатора в Калининграде или на вновь назначенного мэра Севастополя. Это признаки создаваемой молодой команды другого поколения, по крайней мере, пробы в этом направлении», — добавил Яков Миркин.

Этот сценарий похож на предыдущий с тем исключением, что экономика — более живая и модернизированная. Это путь к другой, открытой экономике, считает эксперт Столыпинского клуба.

«Именно тогда, в конце 1950-х годов, в Испании возник массовый туризм, была построена инфраструктура, которую мы все видим, когда попадаем в страну», — сказал он.

Четвертый сценарий — это экономика роста. Поворот к такой экономической политике Миркин оценил в 3−5%, хотя год назад отводил ему 5−10%. Особенность этого сценария в том, что государство здесь подчинено развитию, а финансовая система настроена на стимулирование роста: доступный кредит, низкий процент, умеренно слабая валюта, сильные налоговые стимулы за модернизацию. Также для экономики этого типа характерно снижение общего налогового бремени, создание рыночной среды, льготы для малого и среднего бизнеса.

«Я знаю регионы, где делается попытка создать собственную программу, которая будет имитировать экономику роста в пределах тех полномочий, которые имеет субъект», — сказал Миркин, но когда после выступления журналисты попросили его уточнить, какие именно регионы имелись в виду, он ответил, что пока не может сказать.

«Там все в самом начале. Боюсь сглазить. Возможно, через полгода отвечу на этот вопрос с удовольствием. Это еще один шанс для роста, если нельзя зайти с уровня макроэкономики, то можно попытаться сделать это на уровне региона», — продолжил Миркин.

Он обратил внимание на то, как федеральный центр развивает Дальний Восток — «там территории опережающего развития, много финансирования, программы в виде бесплатной раздачи земли».

«Если бы в Пензенской области бесплатно раздавали землю, возможно, это многих бы устроило», — предположил экономист.



Наконец, пятый сценарий — самый неприятный. Миркин назвал его «Разлом». Его вероятность — минимальна (0,5%). Он может произойти при «внешних шоках». При этом рассмотреть его важно для понимания социальных рисков, той красной черты, за которую экономика переходить не должна.

«В 2013 году экономика России чувствовала себя в целом неплохо. ВВП на душу населения составлял 15,5 тыс. долларов. Это примерно уровень Прибалтики, рядом с Польшей, чуть меньше, чем в Чехии. В Испании, к примеру, это 27 тыс. долл. на душу населения. Но дальше [в России] произошло резкое снижение этого показателя — до 9,1 тысячи. Весь опыт, вся международная практика показывают, что нельзя допускать двух- или трехкратного его снижения, потому что резко возрастают социальные риски. Мы чувствуем, что вернулись где-то к началу двухтысячных. Не дойти бы до середины 90-х», — подчеркнул Яков Миркин.

По его словам, «котел начнет закипать», когда ВВП на душу населения в России опустится до 4,5−5 тыс. долларов. В качестве примеров он привел события 2000 года в Аргентине и 1998 года в Индонезии.

По регионам ситуация складывается следующим образом. Москву Миркин назвал счастливым городом. Москвичи в 2013 году жили лучше, чем в Испании — валовый региональный продукт на душу населения был выше 30 тыс. долларов. Сейчас Москва — это уровень Праги — 17−18 тыс. долл. на душу. Красной чертой для столицы будет показатель в 8−10 тысяч.

Не обошел эксперт и Пензу. Валовый региональный продукт в 2013 году здесь, по его словам, составлял чуть больше 6 тыс. долларов — это уровень Доминиканской Республики, Перу и Сербии. В 2015 году он снизился до показателя Египта.

«Не стоит опускаться до 2,5−2,7 тыс. долл. Это сразу отразится на уровне преступности, демографии, появятся политические риски», — предупредил эксперт.

«Перед нами — очень крупные вызовы. Сценарии неоднозначные, экономика находится вроде бы в режиме около нуля, но мы должны понимать, что впереди — новые периоды неопределенности, на которые нужно отвечать сегодня в экономике региона, России, личной экономике», — завершил свое выступление Яков Миркин.


Социальные комментарии Cackle