все новости

Литература на вырост. В Пензе обсудили, как и что читать школьникам

9 ноября 2016 1692 просмотра
, посвященный «золотому канону» литературы. Эксперты обсудили, стоит ли знакомить школьников с современной литературой, что читают дети за рамками программы, и нужно ли изучать в школе «сложные» произведения.

" data-title="Литература на вырост. В Пензе обсудили, как и что читать школьникам — Пенза-пресс, рунет за день">

В Институте регионального развития Пензенской области прошел круглый стол, посвященный «золотому канону» литературы. Эксперты обсудили, стоит ли знакомить школьников с современной литературой, что читают дети за рамками программы, и нужно ли изучать в школе «сложные» произведения.

Создать «золотой канон» художественных текстов — список произведений, обязательных к изучению на школьных уроках литературы — предложил в мае 2016 года патриарх Кирилл. Выступая на первом съезде Общества русской словесности (глава РПЦ является его председателем), он отметил, что без «золотого канона» нельзя «сформировать у детей целостное восприятие русской литературы, а значит, и русской культуры», пишет РИА Новости. Предполагается, что учитель сможет выбирать произведения для изучения на уроках только из этого списка.

Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов, а затем и сменившая его на этом посту Ольга Васильева поддержали предложение патриарха, согласившись, что надо искать баланс между базовой, обязательной и вариативной частями школьного курса по литературе.

Подготовка учителей оставляет желать лучшего

Поиску этого баланса был посвящен круглый стол, который прошел в Институте регионального развития Пензенской области по инициативе ЗакСобра региона. В обсуждении принимали участие школьные учителя, вузовские преподаватели, методисты, чиновники и студенты.

С критикой самой идеи не выступил никто. По мнению собравшихся, «золотой канон» действительно нужен. Депутат регионального ЗакСобра Яна Куприна подчеркнула, что он позволит учителям получить четкие ориентиры и уравнять в правах школьников по всей России, будь то ученики сельских школ или лицеисты. Но есть и риски, связанные с эксцессом исполнителя: требования беспрекословно следовать списку могут ограничить учителей, считает парламентарий.

«Хороший учитель, особенно учитель гуманитарных классов, должен знакомить ученика и с современной литературой, которая, вполне вероятно, в этот список может не войти. На мой взгляд, 2/3 списка должны быть обязательны для изучения, а еще одна часть — вариативной», — отметила Яна Куприна.

Член комиссии Общественной палаты Пензенской области Алексей Миронов отметил, что его больше всего волнует отбор книг, которые войдут в «канон» — будут ли читать их дети.

В этой связи сотрудники Центра гуманитарного образования опросили 50 школьников. 40 из них на вопрос «Интересна ли вам программа по литературе?» ответили утвердительно. При этом они отметили, что чтение для них — это исключительно знакомство с программными произведениями.

Наибольший интерес у 11-классников вызвали «Герой нашего времени» Михаила Лермонтова, «Капитанская дочка» Александра Пушкина, «Война и мир» Льва Толстого, «Преступление и наказание» Федора Достоевского. Во внеклассном чтении у школьников преобладает зарубежная литература — Эрих Мария Ремарк, Рэй Бредбери, Джером Дэвид Сэлинджер. Из отечественных писателей в этот список попали только Александр Беляев и братья Стругацкие.

Заинтересовать подростка, чтобы тот сохранил интерес к чтению и после окончания школы, — это задача учителя и вопрос к его подготовке. А она, судя по словам первого замминистра образования региона, Лилии Чащиной, зачастую оставляет желать лучшего.

«Мы с руководителями Рособрнадзора обсуждали итоги национальной оценки компетентности учителей русского языка, математики, литературы и обществознания. Результаты были ошеломительные. Получается, что каждый третий учитель русского языка и каждый пятый учитель литературы не владеет предметом», — отметила она.

Это тем более страшно, что литература в России — это не просто корпус текстов, это «мировоззренческий кардинальный предмет в отечественном образовании», отметила старший методист Центра гуманитарного образования, кандидат педагогических наук Ирина Московкина.

«Ни в одной другой стране мира литература не имеет такого значения. Она у нас была многие десятилетия всем: и кафедрой проповедника, и трибуной революционера. Мы создали лучшую литературу в мире — в этом сходятся все: и наши друзья, и наши враги, — и представляемся миру мы именно через нее. Вспомните, к примеру, Олимпиаду в Лондоне. Что представляла Великобритания? Своих рок-музыкантов (и это тоже достижение культуры). Что представляли в Сочи мы? Это был Толстой, «Война и мир», сцена первого бала Наташи Ростовой», — сказала она.

Литература как государствообразующий элемент

Россия — литературоцентричная страна, и литература в ней — государствообразующий элемент.

«Наша литература — это маркер «свой-чужой», и на примере той же Украины мы видим, как этот маркер поменялся», — добавила Ирина Московкина.

Проблема «золотого канона» — это, в первую очередь, проблема отбора произведений. И наоборот: изучение автора в школе — важный момент его канонизации. В случае с Александром Сергеевичем Пушкиным она произошла еще при жизни, в 1833 году, когда было издано «Руководстве к познанию истории и литературы» Василия Плаксина. Кроме Пушкина, в школьную программу тогда вошли произведения Василия Жуковского, Константина Батюшкова, Евгения Баратынского, Николая Языкова.

«Канонизация» Льва Толстого и Федора Достовского — признанных классиков мировой литературы — проходила дольше. В начале века их произведения входили лишь в несколько школьных программ, тогда как Ивана Тургенева, Александра Островского и Ивана Гончарова изучали повсеместно.

В 1930—1940-х годах при составлении школьных программ по литературе на первый план выходит не столько эстетический критерий, сколько идеологическая целесообразность. Идеологически неблизкие советской власти писатели в школе не изучаются, зато появляется много новых имен — школьная программа очень быстро реагирует на современную литературу. Часть писателей, такие как Александр Фадеев с романом «Молодая гвардия» и Николай Островский с «Как закалялась сталь» из школьного литературного канона впоследствии выпали, другие — как Максим Горький, Владимир Маяковский и Михаил Шолохов остались. Правда, в случае с Горьким современную школу интересует пьеса «На дне», а не роман «Мать», Маяковский знаком детям не поэмой «Владимир Ильич Ленин», но своей ранней лирикой, из творчества Шолохова проходят роман «Тихий Дон», а не «Поднятая целина».

В 1960—1970-е годы происходит расширение списков внеклассного чтения за счет современной литературы — романа «Искатели» Даниила Гранина, повести «Звезда» Эммануила Казакевича и других произведений. Но как бы ни были талантливы эти писатели, в канон они не вошли. В то же время школа в этот период прошла мимо Владимира Высоцкого, Василия Шукшина, Арсения Тарковского, Булата Окуджавы, Иосифа Бродского. Процесс их канонизации еще не закончен, добавила Ирина Московкина.

Она обратила внимание на имя Бродского, творчество которого особо интересует школьников.

«Казалось бы, труден, непонятен, да еще в конце 11 класса. Когда до него добраться? Но дело-то в том, что дети сами начинают переубеждать нас в этом. Они хотят знать больше о Бродском, хотят понять его, как они говорят, очень трудные стихи. Оказалось, что сложный Бродский становится близким очень многим», — подчеркнула Ирина Московкина.
Этот вопрос — проблема соответствия произведений, который войдут в «золотой канон», возрасту школьников — чрезвычайно важен, отметили сразу несколько выступавших.

«Либо мы будем просто читать книги о школьной жизни — они короче и понятнее, — и обсуждать актуальные проблемы, либо будем пытаться понять Пушкина, Толстого и Достоевского в не самые зрелые годы. Но если классика будет изъята из канона, мы фактически просто лишим большинство детей возможности познакомиться с этими произведениями. Очень немногие из них станут филологами, а большая часть вряд ли придет к ним в зрелом возрасте», — отметила Ирина Московкина.

Учитель лицея № 29 Юлия Горельникова считает, что «литература может быть исключительно на вырост». Только в этом случае можно говорить о духовном развитии детей.

По ее мнению, в школе необходимо изучать произведения Андрея Платонова, прежде всего, его роман «Котлован», а также произведения современных русских писателей. Они могут быть небольшими по объему — все-таки речь идет о конце 11 класса, но должны давать представление о литературном процессе. В качестве примеров Юлия Горельникова привела повесть Сергея Довлатова «Чемодан», рассказ Вячеслава Пьецуха «Наш человек в футляре», небольшие рассказы Виктора Пелевина и Людмилы Петрушевской.

Прилепин или Пелевин?

Через современную литературу можно по-новому посмотреть на классику, считает кандидат филологических наук, преподаватель историко-филологического факультета ПГУ Валерий Сухов.

«Здесь я вижу выход в том, чтобы осуществлять принцип преемственности в изучении литературы классической и современной. Взять одного из самых известных современных российских авторов Захара Прилепина. Перед учениками можно поставить вопрос: Прилепин (как представитель нового реализма) или Пелевин (как представитель постмодернизма). Или сравнить роман Максима Горького «Мать» и роман Прилепина «Санькя», — отметил Валерий Сухов.

Помимо прочего, он поднял важный вопрос об изучении в школе литературы Пензенского края.

«Пензенская область дала мировой культуре великих гениев: Лермонтова, Белинского, Куприна. Учитывая это, мы должны выстраивать «золотой канон» так, чтобы в нем как можно полнее была представлена литература нашего края», — заметил Валерий Сухов.

Обсуждение этого вопроса как на пензенском, так и на российском уровне будет продолжено.

Фотография: фото Александра Полякова и Андрея Романова

Социальные комментарии Cackle