Вам будет интересно
Наши новости

Открытая дискуссия: Как распознать яд в бутылке и найти производителя суррогата (видео)

24 ноября 2016 4102 просмотра
, более десяти находятся в больнице. Эта трагедия повергла жителей региона в шок, всех волнует вопрос, как не повторить их судьбу, не стать жертвой яда в бутылке. Журналисты ИА «Пенза-Пресс» пригласили на круглый стол экспертов, чтобы выяснить как можно защититься от отравы.

" data-title="Открытая дискуссия: Как распознать яд в бутылке и найти производителя суррогата — Пенза-пресс, рунет за день">

Одна из самых обсуждаемых тем в Пензенской области — это массовое отравление алкоголем в Кузнецке. Его жертвами стали уже пять человек, более десяти находятся в больнице. Эта трагедия повергла жителей региона в шок, всех волнует вопрос, как не повторить их судьбу, не стать жертвой яда в бутылке. Журналисты ИА «Пенза-Пресс» пригласили на круглый стол экспертов, чтобы выяснить как можно защититься от отравы.

Для участия в круглом столе были приглашены представители министерства сельского хозяйства, управления Роспотребнадзора, полиции, министерства здравоохранения, прокуратуры и представители НКО «Союз производителей и дистрибуторов». Сотрудники прокуратуры сообщили, что не могут принять участие, сославшись на загруженность, общественники также сообщили об отказе, объяснив свое решение тем, что все сотрудники заняты в рейдах.

Галина Преснякова, корреспондент ИА «Пенза-Пресс»: Сразу хочется понять, насколько проблема контрафакта масштабная. Какова доля суррогата в регионе?

Тамара Рябинина, заместитель начальника отдела санитарного надзора управления Роспотребнадзора по Пензенской области: Проблема есть, наверное, больше по контрафактным, суррогатным, спиртосодержащим жидкостям, которые реализуются через бытовые каналы, каким-то нелегальным путем. Потому что в этом году по предприятиям торговли и общественного питания, которые имеют лицензию, официально зарегистрированы, ни одного случая не было.

Статистика даже по неудовлетворительным анализам алкогольной продукции, которую мы отбирали в торговой сети общественного питания в этом году, крайне низкая. Процент нестандартных проб не превышает одного, и то по отдельным показателям, которые не характеризуют опасность этой продукции для человека.

Другое дело, что имеет место реализация суррогатов алкоголя, спиртосодержащей жидкости неизвестного происхождения с последующими отравлениями, в том числе — со смертельным исходами. За девять месяцев этого года на территории области было выявлено 544 случая отравления спиртосодержащей продукции, из них со смертельным исходом — 227. По сравнению с прошлым годом, наблюдается незначительное увеличение числа отравлений, порядка 5%.

Если разбирать причины отравления, то на первом месте — отравление этанолом (521 случай), но в этому году были и отравления метиловым спиртом, всего 28 случаев, из них 22 — смертельных. Метанол нам всегда дает в 90% случаев смертельный исход. Это очень опасное вещество, яд. Были случаи продажи алкоголя через интернет, в том числе — элитного, типа рома. Во всех элитных напитках присутствовал метиловый спирт, и все это привело к смертельным исходам.

В связи с этим хотелось бы обратиться к жителям области, к потребителям, чтобы они думали о своем здоровье и в преддверии новогодних праздников думали о том, в каких местах покупать алкоголь: только в проверенных местах, где есть все документы, которые бы гарантировали качество и безопасность продукции, ни в коем случае не у знакомых, не в случайных местах, не через интернет.

Павел Гусев, заместитель начальника управления рынка продовольствия и лицензирования министерства сельского хозяйства Пензенской области: У нас на территории Пензенской области проводится большой комплекс мероприятий по профилактике попадания алкогольной продукции в сеть, введено много систем, в том числе — ЕГАИС [Единая государственная автоматизированная информационная система], которая помогает отследить продукцию от производителя до потребителя.

Когда мы смотрели по клубу, где произошло массовое отравление, туда никакая продукция в виде рома официальным путем не поступала. Напрашивается вывод о том, что она поступила нелегально.

В Пензенской области работа в данном направлении ведется очень качественно, создана группа, мы вместе с общественностью регулярно мониторим предприятия торговли, выявляем факты продажи алкогольной продукции без лицензии, с поддельными акцизными марками. Неоднократно направлялись данные образцы на исследование, метилового спирта в них обнаружено не было. За истекший период было промониторено 1005 объектов, выявлено 141 нарушение, в том числе — 66 нарушений, связанных с реализацией продукции с поддельными марками и без лицензии. Работа ведется.

Но действительно, как отметила Тамара Владимировна, у нас идет перенос нелегальной продажи из официальной розницы, потому что лицензия стоит в год 65 тысяч рублей, система ЕГАИС достаточно дорогостоящая, и никто не хочет погореть из-за минутной прибыли в 1000 рублей, поэтому это все перешло в разряд магазинов, нестационарных торговых объектов, у которых нет лицензии, потому что низкие штрафы за продажу алкоголя без лицензии и также гаражный алкоголь.

Основное внимание уделяется именно этим объектам. Проводятся мониторинги, отслеживается продукция. Каков объем этого теневого рынка, никто не скажет, потому что это все не официально и оценить его не представляется возможным. Хотя по данным декларирования, которое мы проводим, у нас есть увеличение количества алкогольной продукции, употребляемой официально. Это говорит о том, что нелегальный рынок все равно уменьшается.

Галина Преснякова: Получается, где можно чаще всего встретить нелегальный алкоголь?

Павел Гусев: Ну, например, есть районы, возьмем, к примеру, Вадинский, Малосердобинский, в которых малое количество лицензий — шесть-восемь, эти заведения, в основном, дислоцируются в районном центре. На периферии получается, что лицензий нет. Встает вопрос, что там люди пьют?

Если посмотреть динамику, у нас всего 565 лицензий на 1991 объект, два-три года назад объектов было 2800−2900 и 1500 лицензиатов. Произошло сокращение, но те лица, которые торговали этой продукцией, думаю, не перестали торговать.

Тамара Рябинина: Еще представляют опасность предприятия общественного питания, типа закусочных, которые раньше имели лицензию, потом они по тем или иным причинам были завершены и перешли от ООО к ИП. И если услуги оказывает индивидуальный предприниматель, а закусочная по своему типу как таковых услуг не оказывает, то, наверняка, там разливают спиртосодержащую продукцию совершенно неизвестного качества.

Галина Преснякова: В последнем случае массовое отравление произошло в популярном ночном клубе. Получается, не только закусочные опасны в этом плане?

Тамара Рябинина: Здесь произошла совершенно нестандартная ситуация, поскольку мероприятие проводил сам хозяин заведения, обычно там проходят мероприятия другой направленности. Именинник привез эту продукцию собой непонятно откуда.

Галина Преснякова: Есть мнение, что если в магазинах еще можно понять, что алкоголь нелегальный, то в кафе, барах это сделать очень сложно. Потому что спиртное приносят в графинах, добавляют в коктейли. Действительно есть такая проблема?

Тамара Рябинина: Предприятия общественного питания со всеми необходимыми товарно-транспортными документами и если этот алкоголь используется при приготовлении коктейлей, напитков, то имеется технологическая карта на приготовление этих напитков, и там сказано, сколько какого напитка там содержится. То есть можно попросить эти документы и если там содержится, например, тот же ром, попросить показать бутылку и документы на нее. Вот здесь будет оправдано повышенное внимание к тем напиткам, которые вы пьете. Но опять же хочу сказать, что уважающее себя заведение никогда не позволит себе привезти и тем более употребить сомнительную спиртосодержащую продукцию. Это просто халатное отношение к своей жизни, здоровью.

Галина Преснякова: Если обратиться к полицейской статистике, вы проводите рейды и смотрите не только магазины, но и такие заведения?

Александр Колемасов, заместитель начальника отдела организации применения административного законодательства УМВД России по Пензенской области: Я должен отметить, что на полицию законодательством не возложены контролирующие надзорные случаи в сфере оборота алкогольной продукции. Полиция работает исключительно по поступающей в органы внутренних дел информации. Данная работа проводится на постоянной основе.

За текущий период было выявлено 804 правонарушения в сфере оборота алкогольной продукции, по фактам которых возбуждено 129 уголовных дел. Из которых 77 связаны с реализацией алкогольной продукции, не отвечающей требованиям качества безопасности. Данная реализация осуществлялась в так называемых шинках. К виновным лицам приняты соответствующие меры.

На правонарушителей в розничной сети составлено 696 административных протоколов за нарушения правил продажи алкогольной продукции, из незаконного оборота изъято порядка 104 000 литров алкогольной продукции.

Галина Преснякова: Какие штрафы ждут нарушителей? Насколько они велики и смогут остановить нелегалов?

Александр Колемасов: Размер штрафа колеблется в зависимости от того, на кого он накладывается. На граждан — от 1000 до 2500 рублей, на должностных лиц — от 3000 до 4000 рублей, на юридических лиц — 30 000−40 000 рублей. За совершение уголовного преступления наказание может последовать вплоть до лишения свободы от двух до пяти лет.

Тамара Рябинина: И зависит от статьи, по которой будет квалифицироваться данное правонарушение. Есть несколько статей, которые подпадают под нарушение при реализации алкогольной продукции по кодексу КоАП. Основная статья — 14.16, по которой штраф на юридических лиц составляет до 100 000 рублей, если реализация с поддельными акцизными марками по статье 15.12, то там штрафные санкции на юридических лиц — 250 000−300 000 рублей, если реализация некачественного алкоголя или опасного, то здесь статья 14.43, 14.44 — от 100 000 до 600 000 рублей с конфискацией имущества, а если повторно в течение года — от 700 000 до 1 000 000 с конфискацией и приостановлением деятельности объекта.

В данном случае по Кузнецку хочется сказать, что Роспотребнадзор вынес два протокола о временном запрете деятельности этого объекта. Вчера Кузнецкий районный суд вынес решение о приостановлении деятельности этого объекта на 60 суток. Идут проверки.

Галина Преснякова: Когда в больницу поступает отравившийся алкоголем человек, сообщается ли об этом в правоохранительные органы?

Римма Кувакова, заведующая токсикологическим отделением городской больница № 6 им. Г. А. Захарьина: В полицию сообщается о каждом случае острого отравления любым веществом химической этиологии. На каждое отравление также дается извещение Санэпиднадзор.

Галина Преснякова: И это является основанием для возбуждения дела?

Александр Колемасов: По каждому случаю проводится проверка.

Галина Преснякова: По поводу продажи алкоголя через интернет, как там можно отследить его подлинность?

Павел Гусев: В России продажа алкогольной продукции дистанционным путем запрещена. То есть вся продажа, которая сейчас ведется в Интернете, вся запрещена. Это нелегально. Роспотребнадзор очень активно действует в этом направлении, обращаются в суд, чтобы закрывать такие сайты. Хочется обратиться к гражданам, чтобы знали об этом, что нельзя покупать такую алкогольную продукцию. Не бывает, что продается какой-то конфискат с таможни, такая продукция уничтожается. Приобретать продукцию надо у лицензированных объектов. А когда все знают, что минимальная цена на бутылку водки — 190 рублей и приобретают ее за 100 рублей, надо понимать, что непонятно, что налито внутри.

Галина Преснякова: Получается, первый фактор того, что это может быть контрафакт, — цена?

Павел Гусев: Да, потому что если посмотреть все прямые и косвенные налоги, из которых складывается цена на ту же бутылку водки: 100 рублей акциз на алкогольную продукцию, остальные налоги — 40 рублей, оставшаяся сумма — себестоимость и накрутки. И если алкоголь дешевле этой цены продается, то это показатель того, что он контрафактный.

Галина Преснякова: Как еще можно понять обычному покупателю, что перед ним — нелегальная продукция?

Павел Гусев: Есть несколько важных принципов. Первый, если стоит на полке алкогольная продукция одного вида и наименования, то линия розлива должна быть одинакова. Я если разная, то это признак того, что продукт произведен в кустарных условиях.

Второй признак — на акцизной марке должно быть наименование организации-производителя и внизу штрих-кода — наименование продукта, они должны совпадать с этикеткой. Также внизу марки должна быть металлизированная полоска, которая не поддается воздействию, должна светиться. Она должна быть не нарисована, и быть шириной в 4 мм.

Галина Преснякова: Какие признаки отравления контрафактным алкоголем? Можно ли отравиться и не заметить?

Римма Кувакова: В токсикологии вообще нет понятия хороший алкоголь — плохой алкоголь. В отделение постоянно попадают больные с отравлением этиловым и метиловым спиртом. Больные чаще не помнят, где они купили, в какой лавке.

Павел Гусев: Что интересно, метиловый спирт не дороже этилового. Почему, такие факты происходят, непонятно. Каких-то экономических обоснований всего этого нет.

Римма Кувакова: По цвету, запаху, вкусу отличить метиловый спирт от этилового нельзя. Сначала наступает чувство опьянения, как после приема обычной водки, может, чуть послабее. Также человек веселится, поет, пляшет. Потом приходит домой, ложится спать, потом проснется, может хорошо себя чувствовать.

Есть такое понятие как период мнимого благополучия — от нескольких часов до суток в зависимости от дозы, а потом внезапно появляется тошнота, рвота, головная боль, головокружение, судороги, нарушение сознания вплоть до комы. Продукты распада метанола более токсичны, чем сам метиловый спирт. В итоге либо летальный исход, если выживает, у многих — нарушение зрения вплоть до слепоты.

Средняя смертельная доза — 100 мл, но описаны случаи потери зрения даже при употреблении 10 мл. Все зависит от чувствительности человека, разброс летальной дозы — от 30 до 250 мл.

Это первый раз, когда метиловый спирт был обнаружен в спиртосодержащей продукции. Во всех остальных случаях, которые у нас были, источники метанола разные — это чаще всего стеклоомывающая жидкость, купленная на трассе. На них написано, что метанола нет, но по анализам есть. Такие случаи участились. Последний случай: молодой человек лет 30 выпил пять литров стеклоомывающей жидкости, мы, конечно, его не спасли. Очень высокая летальность.

Случай массового отравления метиловым спиртом у нас не первый, в прошлый раз отравились 11 человек, метанол они получили из строительного клея на зоне. Тогда трое погибло, восемь выжило.

Метанол содержится в растворителях, в жидкости для розжига костра, в других технических жидкостях. Их употребляли, чтобы получить эффект опьянения.

Галина Преснякова: Как помочь отравившемуся?

Римма Кувакова: В первую очередь, надо промыть желудок, больше пить, особенно щелочную воду, вызвать скорую помощь.

Галина Перснякова: Сейчас все пострадавшие в вашей больнице? Их жизнь вне опасности?

Римма Кувакова: Да, 12 человек и вчера поступил еще один. Он был в этой же компании, пил ром, 50 граммов, говорит. Жалоб у него нет, но мы положили его пообследовать. Метанола у него в крови не обнаружено.

Будем надеяться, что они вне опасности. Пострадавшие ходят, разговаривают, общаются, в адекватном состоянии. Все под наблюдением окулистов.

Галина Преснякова: Как можно бороться с этим? Какими методами?

Римма Кувакова: Не пить вообще.

Павел Гусев: Должна быть культура употребления алкогольных напитков. Сейчас идет колоссальная борьба, там, где раньше продавали без зазрения совести нелегально алкоголь, его не купить. У каждого такого объекта есть своя клиентура, которую знают в лицо. И только им продадут из-под полы, больше никому. Мы можем хоть все магазины закрыть, но народ все равно будет пить: бензин, солярку. Есть прослойка, которая этим грешит. Вопрос очень серьезный, какими-то запретными мерами ничего не решим.

Надо менять мировоззрение людей, заниматься профилактикой алкоголизма. В советское время была система воспитания, сейчас ее нет как таковой. Сейчас мы боремся с последствиями этого.

Римма Кувакова: Устраивать праздники без алкоголя надо. Сейчас ведь даже день рождения маленького ребенка отмечается с алкоголем и годовалый ребенок может протянуть стакан, чтобы чокнуться с родителями.

Тамара Рябинина: Нужна пропаганда здорового образа жизни, спорта. Нужно отвлекать людей, детей от пагубных привычек.

Галина Преснякова: Увеличение штрафов может помочь?

Павел Гусев: Ну повысим штрафы, но преступления стали настолько латентными, что даже непонятно, кого наказывать. Вот произошел случай, следственные органы, насколько известно, не могут восстановить, где он вообще взял этот алкоголь. Например, есть алкоголь с поддельной акцизной маркой, то есть претензии надо предъявлять к производителю, но оказывается, что производитель никогда такую продукцию не выпускал. Круг замкнулся.

Галина Преснякова: Часто такое происходит: нарушение есть, а наказать некого?

Александр Колемасов: Есть и такие моменты. Надо устанавливать, где продукция была произведена, кто нанес фальшивые марки. Процесс затруднителен. Порой все это ведет в другие регионы, установить кого-то проблематично. В этом году было возбуждено 36 уголовных дел по фактам использования поддельных акцизным марок, они сейчас расследуются.

Павел Гусев: Это большая проблема для страны и для Пензенской области. У населения должна быть активная позиция. Все контролирующие органы без обращений никто не имеет права выходить с проверками. Этим вопросом должна заниматься общественность, если кто видит, что торгуют таким алкоголем, надо сообщить в соответствующие органы, а не проходить мимо. Это очень важно.

В завершение круглого стола эксперты напомнили пензенцам, куда можно обратиться, если вы стали свидетелем нелегальной продажи спиртного:

02 — телефон полиции,

66−06−35, 66−09−48, 8 (800) 707-64-22 — горячая линия в управлении Роспотребнадзора.


Социальные комментарии Cackle