Вам будет интересно
Наши новости

Онлайн-брифинг с начальником Управления ЖКХ города Пензы (видео)

21 февраля в 10:38 3000 просмотров

В «Пенза-Пресс» 21 февраля с 11.00 до 12.00 прошел онлайн-брифинг с начальником Управления ЖКХ города Пензы Андреем Гришиным.

Тема брифинга: «Обслуживание жилищного фонда: обязанности и ответственность граждан».

Вопросы по обслуживанию и содержанию жилого фонда можно было присылать на электронную почту penzapress@yandex.ru, а также оставлять в комментариях ниже. Сообщения принимались как заранее, так и во время брифинга.

Галина Преснякова, корреспондент ИА «Пенза-Пресс»: Что ждет все--таки дом № 35 на ул. Ударной? Была проведена повторная экспертиза, каковы ее результаты?

Андрей Гришин: Повторная экспертиза проведена, всю позицию этой экспертизы мы на сайте администрации изложили. Никто не отказывается от того, что дом аварийный и его состояние — удручающее. Есть рекомендация для того, чтобы поддержать устойчивость здания, заложить окна первых этажей второго и третьего подъездов. В чем сложность этих мероприятий? Мы помним, что до момента обрушения 18 декабря были подрядчики, которые были согласны провести реконструкцию здания. Но в период с 18 декабря по 25 января разрушения стали такими, что подрядчиков мы уже не нашли. Рабочая группа сейчас ходит по квартирам, предлагает переехать в маневренный фонд. Когда выедет последний человек и в каком состоянии будет к этому времени дом, мы не знаем. Может получиться, что они будут долго выезжать. Но дом, конечно, в плохом состоянии, особенно первые три подъезда. Скорее всего, это связано с тем, что дом строился блоками. Сначала — первый, второй и третий подъезды, и потом уже — четвертый, пятый и шестой. Сейчас нужно выселить жителей второго и третьего подъездов, в первую очередь, заложить окна и потом уже предпринимать дальнейшие действия. Нельзя сейчас сказать, что будет дальше, регресс — очень сильный. Каждую неделю можно приезжать и видеть новые трещины и обрушения.

Елена Моисеева, корреспондент телеканала «Экспресс»: Сколько еще людей остается выселить?

Андрей Гришин: 43 комнаты — в 1 подъезде, 10-ти предоставлено маневренное жилье. По 2 подъезду — 44, из них собственников — 14, все остальные не имеют право на маневренный фонд. 6 — родственники собственников, в 14-ти проживают арендаторы и 10 — закрыто. По третьему подъезду пока нет точной картины, продолжают обходить. Проблема в том, что тяжело попасть.

Вообще у нас ситуация получается патовая: когда мы находимся в этом доме, жители к нам не выходят. Они выходят только к местным и федеральным СМИ.

Галина Преснякова: Дом потом будет все-таки ждать реконструкции, речи о сносе не идет?

Андрей Гришин: Чтобы все понимали, это касается не только Ударной, 35. Это проблема не одного дома, а 80 домов, которые признаны аварийными. Просто одни жители концентрируют внимание на своем доме, а другие так не поступают. Тем не менее, мы их не можем разделять. Если уж так говорить про Ударную, 35, то этот дом признан аварийным и подлежащим реконструкции только в декабре 2015 года. А у нас по программе дома расселяются до 1 января 2012 года. То есть 2012 — до 2015 года, до 2016-го по факту, другие дома есть. То есть если и будет программа, то в первую очередь будут включаться те дома. Либо те дома, которые будут в плохом состоянии, — посмотрим, как это будет прописано.

По закону дом признается аварийным, после этого администрация города выпускает постановление, в котором устанавливается для собственников срок, к которому они либо сами снесут дом, либо его сами реконструируют. Причем написано, что срок должен устанавливаться разумный. Мы видим программу переселения, которая работает сейчас, и многие собственники не согласны, что им установили маленький срок. Если мы говорим о разумности и об экономической ситуации в городе, в области и в стране, то я думаю, что разумный срок — порядка 8−10 лет. За это время собственники смогут накопить денежные средства, взять ипотеку, если им хочется жить в этом месте. Законодатель дает право собственникам остаться жить там, где они хотят, но за их счет. Если этот период проходит, они никаких мер не приняли, тогда уже жилищный кодекс вступает в силу и указывает на то, что помещения следует изъять либо предложить другое помещение.

В чем разница: если изымаем, то выкупом, соответственно, проводится независимая экспертиза, а если соглашаются на мену, то переезжают в другое место, а это жилье мы забираем. Общий порядок — такой, а не то, что дом признали аварийным, значит муниципалитет обязан их расселить, нет. Собственники сами должны понимать. У нас есть жилищный кодекс, статья 210, 211 ГК, где написано, что все риски по потере имущества несет собственник.

Елена Моисеева: Почему так произошло — это от времени или ошибки строителей?

Андрей Гришин: Если брать Ударную, 35, то там разный кирпич. Сначала силикатный, тут же красный. Это недопустимо, потому что у кирпичей разная устойчивость. Коммуникации в земле, фундамента нет практически. Чтобы попасть к коммуникациям, нужно вскрыть все полы на первом этаже, разрыть землю, потом все привести в начальное состояние.

Елена Моисеева: Когда этим 80 домам ждать расселения либо сноса?

Андрей Гришин: У каждого дома установлен свой срок, в соответствии с постановлением администрации города Пензы. В среднем, это где-то 7−10 лет. Программа по переселению действует последний год. Все дома, которые признаны аварийными и подлежащими сносу до 1 января 2012 года, — их мы все однозначно расселим, снесем. А по остальным домам программы такой нет федеральной, всем им установлены сроки для собственного сноса или реконструкции. Скорее всего, либо эта программа будет продлена и мы будем выходить к собственникам, чтобы с ними согласовывать изменение сроков для их самостоятельного расселения, либо будем ждать того момента, когда они не исполнят свои обязанности.

Тамара Ильинична П.: У меня вопрос про общежитие на Ударной. Скажите, пожалуйста, как так может быть, что дом будут реконструировать, потому что это дешевле сноса, но рабочие к нему подходить боятся?

Андрей Гришин: Повторюсь, решение о реконструкции приняла межведомственная комиссия в 2015 году. Сейчас на дворе — 2017 год. Чтобы внести изменения в заключение, нужно собственникам выйти с этим предложением. Тем заключениям, которые я видел в СМИ, мы не можем дать правовую оценку, но уже сейчас по последнему листочку я могу сказать, что у нас дома признаются аварийными, если общий износ технических элементов здания составляет более 70%. В том заключении, которое представляли СМИ, — там 63%, по-моему. Надо разбираться, что это за заключение. Повторюсь, надо жителям выходить к нам и общаться. И реконструкция — это не для муниципалитета, а для собственников. Даже если бы там было написано про снос, то это бы значило, что собственникам самим надо снести здание.

Что касается рабочих, если говорить про первый подъезд, — там существует реальная угроза обрушения, и если они туда зайдут, то рискуют погибнуть под завалами. Из-за этого подъезд закрыт, огорожен забором, ограничен доступ туда.

Никита Иванович: Меня тоже волнует судьба жильцов на Ударной. Правда, что они сами виноваты, что дом разваливается?

Андрей Гришин: В какой-то мере вина есть у всех собственников. Мы сейчас говорим о том, что УК ничего не делает якобы, не принимает никаких мер по содержанию дома. Давайте посмотрим, откуда взялась эта УК. Собственники ее не выбрали, совета дома там нет. Что это значит? Фактически они самоустранились от управления домом, своей собственностью. Это, согласитесь, неправильно. Есть дома со старшим по дому, где УК подбирают, смотрят отзывы, а здесь МУП № 7 был назначен. Еще могу сказать, что платежи, которые были до момента обрушения, — намного хуже тех, что пошли сейчас. Там и платежная дисциплина практически никакая. Плюс, конечно, само содержание. По Ударной не могу сказать, а вот по Кулибина — когда жители жалуются на то, что дом разваливается, стены мокнут, к ним заходишь и видишь, что из стиральной машины вода сливается не в канализацию, а на пол, то о чем говорить? Понятное дело, что это все мокнет и разрушается. И, понимая, какие жители на ул. Ударной проживают, я думаю, что там это тоже возможно.

Галина Петровна: Увидела в интернете столько роликов от возмущенных жителей Ударной, 35. Неужели нельзя переселить бедных людей?

Вероника: Как вы относитесь к роликам про общежитие на Ударной? Они стали хитами в Сети.

Андрей Гришин: По факту купания в горячей воде — на Ударной, 35 никогда не было горячей воды изначально. Что это за поток воды? Его можно снимать, в принципе, у любого дома в Заводском районе. Это связано с конструктивным элементом дома. У них верхний розлив — когда запускается отопление, спускники стоят наверху, потому что все коммуникации в земле закопаны. Здесь есть два пути — сливать в канализацию или на чердак. Понятное дело, что на чердак ни один адекватный человек сливать не будет. Почему не сливают в канализацию? Она старая. Температура теплоносителя достаточно высокая, может нагреться, лопнуть. И чтобы не было дополнительных аварий, делается специальный шланг, накручивается на спускник и сливается на улицу — это самый адекватный метод, потому что дома в Заводском районе все старые. Так делают там все УК, потому что это практично, и в один момент снять на видео в период аварии на ТЭЦ такой ролик можно было у любого дома, но выбрали этот.

Дальше — ролик, в котором показывают, какое состояние труб на чердаке. Этот розлив во время аварии перемерз, что делать? Затаскиваются новые трубы, срезаются, навариваются. Учитывая, что таких домов много, в первую очередь, УК ставит задачу дать тепло, потом перейти на другой дом, дать там тепло и потом изолировать. Опять же, в тот момент, когда была авария на ТЭЦ, люди пришли и сняли.

А последний ролик, где два человека парятся, — это, я думаю, просто продолжение той идеи, которая людям понравилась, собрали лайки. Если набрать лайков — наверное, это хорошо. Для того, чтобы решить проблему, — я думаю, нереально. Нужно приходить и вместе думать, что делать, а не так.

Елена: Сколько у нас в Пензе таких домов, как на улице Ударной?

Андрей Гришин: 83 было. Сейчас нельзя назвать точную цифру, потому что межведомственная комиссия работает постоянно. Как туда попадают дома аварийные? Муниципалитет ничего включить не может даже при большом желании, потому что для того, чтобы дом признать аварийным, подлежащим сносу либо реконструкции, нужно заключение эксперта. У нас таких экспертов нет, и мы такие заключения не делаем. Это может сделать только специализированная, аккредитованная организация. Приходят собственники, которые хотят признать дом аварийным, заказывают экспертизу, обращаются в межведомственную комиссию, и только после этого принимается решение. То есть говорить о том, что город в одностороннем порядке признал дома аварийными и сносит их, — это, в принципе, неправильно.

Антонина Васильевна: Вот пишут, что дом на Кулибина, 10 тоже начал рушиться. Какая судьба ждет его?

Андрей Гришин: Разделять все эти 80 домов нельзя, судьба у всех одинаковая. Единственное — при УЖКХ создана рабочая группа, в которую вошли представители районных администраций, УК, которые обслуживают такие проблемные дома, ГО ЧС, и мы ежедневно мониторим состояние домов. Сейчас мы сформировали группу, которая будет ходить по Кулибина. Мы объясним всем, каким образом и куда они могут переехать и могут ли рассчитывать на маневренный фонд. Это пока все, чем мы можем помочь.

Роман: Расскажите о маневренном жилом фонде, а то все говорят и говорят о нем, что там хорошо и жить можно. Что он из себя представляет?

Андрей Гришин: Маневренный фонд — определенные дома, которые являются собственностью муниципалитета. Люди попадают в сложную жизненную ситуацию и оказываются без жилья, и мы не можем их бросить, обязаны временно предоставить жилье. Это обычные многоэтажки, квартиры. Например, Виноградный проезд, 22, три подъезда, это обычный дом. Таких домов у нас всего 7, около 600 квартир и комнат.

Например, ул. Ударная, 35. Одна кухня, один туалет, дальше пошли комнаты, около пяти. Если сравнивать по условиям, то Виноградный проезд — лучше. Мы не говорим, что все идеально. Это жилой дом, проблемы у жилых домов у всех одинаковые.

Диана: Как попасть в программу переселения из ветхого и аварийного жилья?

Вячеслав Р.: А правда, что жильцы сами должны подавать заявку, чтобы их дом признали аварийным? Разве это не в компетенции работников ЖКХ?

Андрей Гришин: Собственники должны обратиться в межведомственную комиссию, чтобы получить заключение о том, что дом — аварийный. Экспертиза проводится за их счет. Бывает, у собственников не хватает денег, тогда мы им помогаем, но тут надо рассматривать ситуации индивидуальною

Надежда: Живу в старом доме, как понять, ему нужен ремонт или его пора сносить?

Андрей Гришин: Нужна экспертиза. В программу может попасть только многоквартирный жилой дом, уточню. Частный сектор в эту программу не попадает.

Андрей: Сколько домов в Пензе у нас еще будут расселять?

Андрей Гришин: 1053 помещения.

Евгений: Что делать, если я исправно плачу за капремонт, а соседи — нет. Нам что, дом не отремонтируют?

Андрей Гришин: Все зависит от того, где они находятся. Условно капремонт разбит на три большие части. Первая часть — это общий котел, то есть все платят в Фонд капремонта и по графику ремонтируют. Дальше есть спецсчет, который, в свою очередь, разделяется на две части: спецсчет, который открыт в счет фонда, и тот, который открывается либо УК, либо собственниками в каком-то банке. В чем принципиальная особенность по фонду, который в общем котле, — установлен срок, его нужно ждать. Если находятся на спецсчете, им также установлен срок, однако, если они набирают необходимые денежные средства, то на общем собрании его могут сдвинуть и отремонтировать. Если какие-то собственники не платят, то однозначно — суд.

Валентина: Вот тут говорят, что граждане обязаны, граждане должны… А что власть должна? Или содержание домов — только на плечах жильцов?

Андрей Гришин: Давайте рассматривать этот вопрос шире. Чье это имущество? Если дорога в плохом состоянии у муниципалитета, то только ленивый не пинает власть. И никто не спрашивает, где муниципалитет возьмет деньги на ремонт дорог, каким образом отремонтирует. С имуществом — то же самое. Есть собственник, который обязан содержать. Да, у нас есть жилищная инспекция, которая следит за УК, выдает предписания, чтобы они проводили ремонт. Но, опять же, это только текущее содержание. Капремонт — это все на плечах собственников, потому что это их имущество. Они могут распоряжаться им, могут отремонтировать, могут продать. Со всей историей по расселению нужно не забывать о том, что у нас есть еще и очередь нуждающихся в жилье — тех, у кого жилья никогда не было, и муниципалитет им обязан дать жилье. Здесь тоже такая ситуация: у людей жилье было, они за ним не следили и утратили его. А были люди, у которых жилья вообще не было. И сейчас все предлагают про тех людей забыть в принципе, создать какую-то новую программу, переселить тех людей, которые жили в аварийных домах, а тех, у кого не было жилья, вообще не трогать. Согласитесь, это тоже неправильно.

Вообще, на мой взгляд, нужно создавать ТСЖ и ЖСК. Потому что все должны помнить, что у любой управляющей компании основная цель — извлечение прибыли, будь то МУП, ООО, ОАО. У ТСЖ цель немножко другая: там собственники сами содержат свое жилье, там никто пенять на кого-то другого не будет. Там совсем другое отношение к своему жилью. Я сам в ЖСК живу. У нас сказали, что надо чердак или дорогу почистить, все мужики собрались, почистили. А здесь — выбрали УК, и они теперь нам должны. Они должны, но в том объеме, в котором жители платят. И, согласитесь, одно дело — содержать слесаря приходящего-уходящего и председателя ТСЖ, который где-то в другом месте работает, а это у него дополнительная нагрузка, а другое дело — когда огромный штат УК, где бухгалтера, паспортистки, директора, замы, миллион мастеров — и они все должны получать зарплату. Разница ощутимая, когда ТСЖ и УК. Мы всем об этом говорим. Та же ул. Ударная, 35 с ее площадью в 6000 кв. метров — было бы нормальное ТСЖ, которое у нас расположено, например, на пр. Победы, у них там площадь, по-моему, вообще 4500 кв. метров. Дом у них тоже 50-х годов постройки.

Иван: Как узнать, какая УК какой дом обслуживает? Есть список где-то?

Андрей Гришин: Два сайта — реформа ЖКХ (он сейчас не обслуживается, но там данные актуальные) и Жилинспекции (там есть перечень лицензий, где все УК прописаны).

Алексей Алексеевич: Стоит ли устанавливать общедомовой прибор учета, если внутридомовая система тепло- и горячего водоснабжения требует капитального ремонта?

Андрей Гришин: Здесь нужно разделить, для чего это нужно собственнику. Это делается для экономии. В каком-то случае на основании того, что трубы плохие, дается заключение о том, что прибор учета установить нельзя. Но изначально основная цель приборов учета — понять, сколько реально дом потребил, и экономить. Например, прибор учета показал, что много тепла. Почему? Может быть, следует окна поменять в подъезде. Может быть, где-то поменять вертикальные трубопроводы.

Алексей: Здравствуйте. Прошу Вас разобраться в следующем вопросе. Я проживаю в Пензе на ул. Локомотивная, 21−18. Наш дом обслуживает МУП Жилье-22. В 2015 году за отопление нам был применен повышающий коэффициент якобы за отсутствие общедомового прибора учета тепла. Позже у нас появился акт о невозможности установки такого прибора учета. И нам был сделан перерасчет через суд. Но до сих пор до конца перерасчет так и не сделан, т. к наш Муп сейчас якобы передал наши документы в ресурсоснабжающую организацию ОАО РЖД, а вот деньги им никто не передавал. Мои обращения в МУП, в Самоучет и в ОАО РЖД ни к чему не привели. С октября 2016 года все компании только обещают, что разберутся, но до сих пор мои излишне уплаченные средства никто не вернул.

Андрей Гришин: Если есть решение суда, значит надо идти к судебным приставам и просить, чтобы они исполнили решение суда. А более точно — нужно обратиться в Жилищную инспекцию, она проведет проверку по данному факту. Единственное, что я здесь могу сказать, — надо смотреть, где сейчас эти деньги находятся. Потому что изначально, когда по повышающему коэффициенту начали выставлять только, деньги уходили к ресурсникам. А потом было принято решение, что это неправильно, деньги перешли к УК. Если в тот период деньги уже перешли в УК, а МУП не делал перерасчет, то это однозначно вопрос к МУПу, здесь нужно обращаться в Жилинспекцию. Если это осталось в РЖД, то здесь — сложнее. Нужно, чтобы МУП либо собственники обращались в суд, чтобы денежные средства перечислили им и они уже сделали перерасчет.

Видео предоставлено телеканалом «Экспресс».


Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics