Вам будет интересно
Наши новости

Круглый стол по вопросу сноса ларьков в Пензе

14 апреля в 14:03 2450 просмотров

В ИА «Пенза-Пресс» 14 апреля с 14 до 15 часов в брифинг-зоне прошел круглый стол по вопросу сноса ларьков в Пензе.

Для участия в круглом столе были приглашены начальник регионального управления ФАС Оксана Кузнецова, вице-мэр Пензы Андрей Шевченко и уполномоченный по защите прав предпринимателей в Пензенской области Карим Кузахметов. Модератором площадки выступил шеф-редактор ИА «Пенза-Пресс» Александр Поляков.

Вопросы спикерам можно было присылать во время проведения мероприятия на электронную почту редакции penzapress@yandex.ru с пометкой «круглый стол» или оставлять в комментариях ниже.

Александр Поляков, шеф-редактор ИА «Пенза-Пресс»: УФАС выдал мэрии предупреждение о прекращении нарушения антимонопольного законодательства. По итогам проверки было установлено, что ряд мест размещения нестационарных объектов были необоснованно исключены из Схемы размещения. Каковы результаты проверки?

Оксана Кузнецова: Действительно у нас была проведена проверка администрации в части рассмотрения обращений по действиям, связанным с исключением из схемы размещения нестационарных торговых объектов самих мест, в том числе — рассмотрения обращения предпринимателей о включении в схему этих мест нестационарной торговли. Был установлен ряд нарушений, одно из них связано с самим рассмотрением заявлений — направлением отказов. В частности, указанные отказы содержали все основания, что, по нашему мнению, не позволяет обратившемуся лицу понять, чему же не соответствует его заявление и какое конкретное основание для отказа имело место. Здесь, я думаю, у нас не будет никаких вопросов с администрацией, просто нужно поправить тех должностных лиц, которые ответственны за рассмотрение данного заявления. Мы не рассматриваем законность или незаконность этого отказа, просто формулировки. Должен быть регламент, должно быть четко указано, чему не соответствует обращение по форме, по сути, по содержанию. В этой части были выданы отдельные предупреждения, установлен срок для исполнения.

Другое предупреждение касалось самого проведения аукциона на предоставление мест. Сейчас администрацией утвержден порядок проведения аукциона. Есть определенные нюансы в нем, есть отдельные положения, которые, по нашему мнению, противоречат друг другу по срокам подачи заявки и т. д. Тут тоже я думаю, вопрос поправимый, никому от этого хуже не будет. Если порядок будет приведен в соответствие, будут убраны неточности, некорректные формулировки, то не придется потом уже приостанавливать сам аукцион, отменять его результаты.

И последнее, самое обсуждаемое наше предупреждение касается внесения изменений в сентябре 2016 года в схему размещения нестационарных объектов, в результате которых более 100 мест были исключены. Когда мы запросили основания для данного исключения и сравнили с теми основаниями, которые установлены на сегодняшний день законодательством, антимонопольный орган пришел к выводу, что те основания, которые были указаны органом местного самоуправления, не соответствуют действующему законодательству. То есть, по сути, оснований для исключения мест из этой схемы не было.

Необходимо разграничивать вопрос о предоставлении просто места и вопрос о размещении самого объекта на нем. Это немного разные процедуры.

Александр Поляков: А на этих 100 местах находились какие-то объекты нестационарной торговли?

Оксана Кузнецова: Находились. Но у нас в одном из оснований написано, что нельзя исключать из схемы те места, на которых уже имеются и эксплуатируются объекты, а во втором — что есть установленные законом случаи исключения места, даже пустого, из схемы, и такие основания, по нашему мнению, отсутствовали на момент принятия решения. Расторжение договора аренды земельного участка с тем лицом, у которого раньше там был размещен павильон, не является основанием для исключения места из схемы.

Александр Поляков: Вы согласны с результатами проверки?

Андрей Шевченко: Пока не могу сказать, да или нет. Сейчас юристы администрации проводят изучение полученных представлений, они готовят на них правовую оценку, мы проводим консультации, в том числе, и с самой Антимонопольной службой, чтобы позиция была выработана. После того, как у нас появится официальное заключение, мы сможем на этот вопрос ответить.

Я хотел бы сказать, почему это все возникло. У нас в 2015 году кардинально изменился порядок размещения нестационарных торговых объектов, если до этого они размещались через предоставление земельного участка путем аукциона, то в 2015 году статью упразднили и только в начале 2016-го был разработан на уровне субъекта порядок предоставления права на размещение нестационарных объектов без выделения земельного участка. В связи с этим администрация города была вынуждена разрабатывать свои нормативные акты, которые позволят этой процедуре проходить на муниципальном уровне. Это и процедура проведения аукциона, на которую мы замечание получили, и мы по ним сейчас идем.

Так что по поводу полученных предписаний ответ будет дан в установленный законом срок.

Александр Поляков: То есть ваши юристы рассматривают все три предписания?

Андрей Шевченко: Да, все три. С чем-то согласны, с чем-то могут быть спорные моменты. Но я надеюсь, что мы выработаем общую позицию.

Александр Поляков: Сколько из 900 объектов, указанных в схеме, размещены незаконно, по оценке мэрии?

Андрей Шевченко: Все, которые в схеме сейчас, — законные. Когда мы начали заниматься этой работой в начале 2016 года, выявилось более 200 ларьков без каких-либо документов — ни договора аренды нет, ни в схеме их нет. Так получилось, что в предыдущие годы не было достаточно контроля над этим, и они разместились. Первым делом мы начали наводить порядок здесь, чтобы объект, который находится в городе, был законным и бюджет получал за него какие-то деньги. Этой работой мы занимались, сейчас уже идем по упорядочению объектов в целом в городе.

На данный момент демонтировано около 100 нестационарных объектов, установленных незаконно.

Оксана Кузнецова: В 2015 году было 918 объектов, и в сентябре 2016-го были внесены изменения, после которых количество объектов составило 791. Вопрос обсуждается относительно тех мест, которые в схему были включены. То есть, по сути, орган своим актом постановил, что торговля с использованием нестационарного объекта на данном месте является законной. Если администрация вынесла такой акт, значит должны найтись какие-то веские основания, чтобы потом вносить изменения. Эти основания законодательно предусмотрены, в том числе — нашим приказом в министерстве сельского хозяйства. Там их очень мало, всего четыре. Одно из них, например, — изъятие земли для нужд муниципалитета, если на этом месте планируют разбить сквер или парк. Таких оснований не было.

Наша принципиальная позиция — когда орган власти принимает какое-то решение, он должен нести ответственность. Если должностные лица приняли не совсем правильное решение, то это вина органа власти, и надо находить способы выхода из этой ситуации корректным путем, исходя из норм действующего законодательства, чтобы не продолжать усугублять ситуацию. Они должны внести изменения в нормативный акт или полностью отменить.

Мы не на какой-то противной стороне. Мы — заодно, работаем вместе с администрацией, и мы все хотим, чтобы город стал красивее и торговля велась цивилизованным способом. Но в данном случае — сама администрация написала «использование места на неопределенный срок». Что мешало определить сроки?

Если сейчас все эти отношения будут приведены к равным, будет заключен договор в установленном законом порядке, не на аренду земли, а на предоставление права на осуществление торговли на данном месте, будут определены сроки конкретные, то и город будет получать арендную плату в установленном законом порядке, и предприниматели будут понимать, что им дано три года, и по истечении этого срока они либо переориентируют бизнес, либо будут участвовать в аукционе на продление его и так далее. Но непоследовательность, внезапность в принятии решений создает нестабильность в ситуации.

Андрей Шевченко: Вопрос не проработан пока юристами, но мы обязательно придем к оптимальным результатам, которые устроят всех, и предпринимателей. Боюсь, что на момент, когда принимался акт в этой схеме, возможно, не было регламента законности включения. Тогда, на мой взгляд, город просто включал в схему все, что стояло тогда.

Оксана Кузнецова: Говорить о том, что что-то было в схему включено незаконно, можно будет тогда, когда будет отменен акт, на основании судебного решения.

Карим Кузахметов: Кроме правовых механизмов, о которых уже коллеги сказали, в любом случае, остается другой механизм — это начать с бизнес-сообществом разговаривать. Мы начали разговаривать с предпринимателями и предлагать им альтернативу. Хотя бы часть благоразумных бизнесменов перейдет в другие места торговать. Как пример «Пензу-1» привожу — часть переводят внутрь, это точечная работа. Уже было два заседания по этому вопросу. Есть конкретные предложения.

Много недосказанностей, много не отрегулировано на федеральном уровне, много полномочий передано муниципалитетам. Трактовка разная во всех регионах, нет единого подхода. Есть рекомендации, но они могут быть не исполнены. Мой посыл был в том, чтобы более внимательно относиться к ним. То, что ситуация сейчас ненормальна, — это понятно. Если есть возмущенные, то это понятно.

Александр Поляков: Каковы основные функции союза участников нестационарной торговли?

Карим Кузахметов: У любой организации функции зашиты во внутренних нормативных документах. Я могу транслировать то, для чего они создавались. Достаточно тяжело было поодиночке отстаивать свои интересы и прийти к конкретным решениям, имея разрозненную практику этих проблем. Для этого люди объединились — посмотреть. У кого какие проблемы, как кто планирует их решать.

Во-вторых, была потребность в диалоге с органами власти, и было бы не очень конструктивно, если бы это исходило от каждого предпринимателя в отдельности. Есть позиция выработанная по этому поводу, есть место, куда можно дать предложения. Для этого было создано объединение. Оно имеет возможность, выработав свое видение, централизованно обращаться в органы власти.

Александр Поляков: Число предпринимателей, которым приходится демонтировать киоски и которые обращаются к вам, выросло в последнее время?

Карим Кузахметов: Нет недели, чтобы я два-три раза не встретился с кем-то из представителей этого бизнеса. Количество обращений, — в среднем, наверное, одно в неделю, это на протяжении полугода.

Александр Поляков: Будет ли мэрия способствовать трудоустройству тех людей, которые работали на нестационарных торговых объектах?

Андрей Шевченко: Мы стараемся предлагать места, куда можно переместить объект. Как правило, предприниматели своих людей трудоустраивают, если сетевая компания, то перераспределяют в другие места. Мы сообщаем об этом заблаговременно, за полгода. Последние месяцев не было обращений в связи с этим.

Александр Поляков: Есть ли статистика, сколько торговых объектов перенесли таким образом, без закрытия бизнеса?

Андрей Шевченко: Сколько перенесли, сейчас цифру не назову. Я могу сказать, что из 100, которые демонтировали, 62 убраны самостоятельно.

Есть места, где мы считаем, что торговли недостаточно. Другой вопрос — интересны ли они для предпринимателей. Это, например, в Заре, в поселке Победа. В центре у нас перенасыщение торговых объектов.

Оксана Кузнецова: Завершена ли работа по исключению мест из схемы или она будет продолжена? На каком этапе сейчас действия администрации?

Андрей Шевченко: Сейчас никаких уведомлений о расторжении не направляется. Они могут направляться только в том случае, если это будет связано с какой-то реконструкцией.

Александр Поляков: Получается, осталось еще 100 объектов нестационарной торговли, которые размещены незаконно?

Андрей Шевченко: Да, работа с ними ведется в другом направлении. Мы подаем в суд или демонтируем торговые объекты без решения суда — создана специальная комиссия, прописан ее регламент.

Карим Кузахметов: Но это касается только тех объектов, которые не в схеме, по которым нет договоров.

Александр Поляков: Давайте перейдем к конкретным вопросам от читателей. «В заводском районе, возле стадиона «Пенза», в недавнее время образовалась целая линия ларьков, которые заметно сократили тротуар. Собственник земли согласовывает с администрацией города размещение ларьков? Они стоят на законных правах? И на противоположной стороне, к гор. больнице № 1 появилось также очень много ларьков. И все это — рядом с Домом культуры!»

Андрей Шевченко: Участок у стадиона «Пенза» находится в частной собственности. Есть несколько жалоб у нас на ларьки. Здесь идти по пути поиска нарушений земельных отношений неправильно, так как участок находится в частной собственности. Мы побуждаем предпринимателей перестроить их архитектурный облик.

Карим Кузахметов: Предприниматель готов идти навстречу. Он может воспользоваться правом оставить все как есть и ничего не делать, но он хочет развиваться. Нет смысла применять административные ресурсы, если самого конфликта как такового нет, люди идут навстречу.

Александр Поляков: Другой вопрос: «В том же заводском районе, после реконструкции дороги, была перенесена остановка «ул. Гагарина», но павильон с торговой точкой так и остался стоять на прежнем месте, хотя появилась и остановка нового образца. Это также наблюдается на ул. Карпинского и Суворова. Их ликвидируют, или они так и останутся незамеченными?»

Андрей Шевченко: По ул. Гагарина — не могу точно сказать, потому что не совсем понимаю, какой участок имеется в виду. По ул. Суворова — мы в судах с ними по демонтажу.

Александр Поляков: «В 2016 году, на некоторых остановках стали также демонтировать ларьки старого образца, но рядом от них появились новые остановки и минимагазины «Точка» (на ул. Коммунистической, ост. «Аптека"в Арбеково и др.). Это так и останется, или мини-магазины тоже уберут в ближайшее время? И сами остановочные павильоны отличаются от тех, что сейчас устанавливают, они еще меньше и неудобные.

Андрей Шевченко: Инициатива разделения — от арендатора была. С «Точкой аппетита» мы тоже находимся в судебном процессе.

Александр Поляков: И последний вопрос от читателей: «Этот вопрос, возможно не по теме, но все же, может, власти услышат, если озвучите. Коснется ли замена остановочных павильонов там, где раньше и не располагались торговые точки? Например, в районе Пензы-IV стоят старые, кирпичные и гнилые железные остановки, а также в отдаленных от центра города районов».

Андрей Шевченко: Все зависит от возможностей бюджета. Где будет проходить реконструкция, мы будем ставить только новые павильоны. Будем менять, но это вопрос возможности бюджета.


Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics