Вам будет интересно
Наши новости

Рецензия на книгу «Дневник одного гения» Сальвадора Дали

26 июля в 13:37 672 просмотра
«Дневник одного гения» (16+) Сальвадора Дали.

" data-title="Рецензия на книгу «Дневник одного гения» Сальвадора Дали — Пенза-пресс, рунет за день">

Корреспондент ИА «Пенза-Пресс» Анна Балашова подготовила рецензию на книгу «Дневник одного гения» (16+) Сальвадора Дали.

Не страшитесь совершенства!
Оно вам нисколько не грозит

© Сальвадор Дали

Ознакомиться с автобиографическим творением Сальвадора Дали, носящим скромное название «Дневник одного гения», я решила перед путешествием на родину художника — в Испанию. В планах было посетить два их трех мест в Каталонии, составляющих «треугольник Дали». Истинные знатоки творчества живописца знают их назубок: это резиденция четы Дали в бухте Порт-Льигат, что находится недалеко от Кадакеса, замок Галы в Пуболе (как раз его не было в маршруте, так как он имеет большее отношение не к художнику, а к его музе), и, конечно, место, где покоится тело Сальвадора Дали, — театр-музей в Фигерасе. Решив, что ехать в далианские места неподготовленной — это пустая трата времени, я обратилась к мемуарам каталонца, которые увлекли меня с первых страниц.

«Дневник одного гения» — это сборная солянка из воспоминаний великого художника, охватывающих период его жизни с 1952 по 1963 годы. Пожалуй, исчерпывающей характеристикой его мемуаров может послужить отзыв французского писателя Мишеля Деона: «Дали вперемешку швырнул туда свои муки художника, одержимого жаждой совершенства, свою любовь к жене, рассказы об удивительных встречах, идеи из области эстетики, морали, философии». И все это — под сюрреалистичным соусом, что немаловажно, так как добавляет повествованию флер абсурда, местами перерастающий в пуленепробиваемую завесу настоящего психодела.

Отбросив ложную скромность, на протяжении всей книги Дали доказывает свою избранность, даже жена у него — не просто жена, а воплощение сверхчеловека: «Моим сверхчеловеком суждено было стать отнюдь не женщине, а сверхженщине по имени Гала».

Дабы произвести феерическую расстановку точек в теме «эгоизм и самовлюбленность Сальвадора Дали» и более к ней не возвращаться, достаточно небольшой цитаты из пролога: «Еще со времен Французской революции появилась эта дурацкая, кретинская мода, когда все кому не лень воображают, будто гении (оставляя в стороне их творения) — это человеческие существа, более или менее похожие на всех остальных простых смертных. […] Эта книга призвана доказать, что повседневная жизнь гения, его сон и пищеварение, его экстазы, ногти и простуды, его жизнь и его смерть в корне отличаются от всего, что происходит с остальной частью рода человеческого. Эта уникальная книга представляет собой, таким образом, первый дневник, написанный гением».

Из мемуаров мы узнаем, что Сальвадор Дали очень трепетно относился к своему здоровью. И неудивительно — ведь художник во всех своих физических недомоганиях искал знаки свыше, прямые намеки на то, как должна дальше протекать работа над начатой картиной: «Поистине эта болезнь была даром самого Господа Бога! Просто я еще не был готов. Я был недостоин браться за живот и грудь своего «Corpus hypercubicus». […]Благодарю тебя, Господи, что ты послал мне эти желудочные недомогания. Их так не хватало для моего равновесия. Уже совсем скоро засентябрится сентябрь. Люди начнут толстеть, а ведь в июле, если верить статистике, они кончают жизнь самоубийством и сходят с ума. У меня теперь есть весы, я привез их из Барселоны. Обязательно начну взвешиваться».

В «Дневнике одного гения» — много философских рассуждений об известных деятелях: Зигмунде Фрейде, Федерико Гарсиа Лорке (давнем друге Дали, с которыми, по слухам, его ранее связывали неоднозначные отношения), Андре Бретоне, Пикассо… Отдельная глава повествования посвящена фигуре Адольфа Гитлера. Как-то Дали чуть было не выгнали из стана сюрреалистов за неоднозначное отношение к фюреру. Дело в том, что художника нимало не интересовала политика, и он имел к Гитлеру сугубо… эротический интерес. На страницах дневника Дали пылко рассказывает об одержимости «мягкой, пухлой спиной Гитлера, которую так ладно облегал неизменный тугой мундир».

Наверное, говоря о рассуждениях Дали, посвященных фюреру, все-таки придется вернуться к теме одержимости художника собственной гениальностью. Дело в том, что Сальвадор Дали записал в свои заслуги поражение Гитлера в войне. Живописец вместо подписи оставил в своей книге «Победа над Иррациональным», которую позже преподнесли фюреру, изображение креста. «Поступая таким образом, я полностью отдавал себе отчет во всей важности происходящего, но никогда даже в мыслях не подозревал, что вот этот самый знак и станет причиной величественного крушения Гитлера», — написал он.

Отношение же живописца к другой колоритной фигуре — Фридриху Ницше — было более однозначным: Дали откровенно презирал и философа, и особенно его усы: «Это был просто слабак, позволивший себе слабость сделаться безумцем, хотя главное в таком деле как раз в том и состоит, чтобы не свихнуться! […] За три дня я окончательно проглотил и переварил Ницше. После этой каннибальской трапезы оставалась несъеденной лишь одна деталь личности философа, одна-единственная косточка, в которую я уже готов был вонзиться зубами, — его усы! […] Мне надо было превзойти Ницше во всем, даже в усах! Уж мои-то усы не будут нагонять тоску, наводить на мысли о катастрофах, напоминать о густых туманах и музыке Вагнера. Нет, никогда! У меня будут заостренные на концах, империалистические, сверхрационалистические усы, обращенные к небу, подобно вертикальному мистицизму, подобно вертикальным испанским синдикатам».

Книгу пронизывают резко контрастирующие друг с другом символы — от возвышенных, религиозных (кстати, здесь же Дали рассказывает о том, как обрел веру в Бога) до низменных, откровенно пошлых и мерзких (которых, пожалуй, на порядок больше, чем их пристойных антагонистов). Образы Иисуса Христа и «блистательной, как морская гладь, Галы Галатеи Безмятежной» соседствуют с носорожьими рогами, мухами, рыбьей чешуей, засохшими болячками, филейными частями тела, слоновьими черепами, ампурданскими яйца… Дали рассказывает о работе над сюрреалистичным фильмом «Тачка во плоти», делится муками и восторгами творческого процесса, переплетая их с любовной одержимостью собственной женой. Один небольшой пример того, как художник совершает резкие скачки от низменного к возвышенному: «Плохое состояние пищеварения совершенно противопоказано той высшей эйфории, которая должна психологически предварять любой великий акт обостренного, восторженного воображения. Гала заходит поцеловать меня перед сном. Это самый нежный и самый прекрасный поцелуй в моей жизни».

О «Дневнике одного гения» можно, а главное — хочется много говорить. Бессмысленно отрицать оригинальность мышления Дали, как и гениальность, уникальность его творчества, с которым, кстати, позже нам все-таки удалось частично познакомиться. Для понимания того, кем был Сальвадор Дали, чем он жил, о чем думал и как создавал свои шедевры, да и просто для общего развития — мемуары художника однозначно рекомендуются к прочтению.

Фотография: Фото Анны Балашовой из театра-музея Дали в Фигерасе, скриншот: https://www.livelib.ru/book/1001327510-dnevnik-odnogo-geniya-dali-salvador?utm_source=livelib&utm_campaign=suggestions&utm_medium=search, видео https://www.youtube.com/watch?v=TmnV1arwmJY

Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics