Вам будет интересно
Наши новости

Рецензия на книгу «Авиатор» Евгения Водолазкина

2 августа в 17:24 1166 просмотров
«Авиатор».

" data-title="Рецензия на книгу «Авиатор» Евгения Водолазкина — Пенза-пресс, рунет за день">

Елена Юсупова подготовила рецензию на книгу Евгения Водолазкина «Авиатор».

Сегодня хотелось бы рассказать о том, что не дает мне покоя — о книге Евгения Водолазкина «Авиатор» (16+). Я закончила ее читать неделю назад, но мысленно все равно снова и снова возвращаюсь к ней.

Начну с того, что к современной литературе я всегда относилась с прохладой, все больше читая надежную и проверенную классику. Отчасти это связано с недостатком знаний о ней (стараюсь это исправлять), отчасти — с желанием прочитать произведения, с которыми не успела ознакомиться во время учебы на филфаке.

О Евгении Водолазкине я узнала на одном большом мероприятии, посвященном литературе. Кто-то из молодых людей спросил у экспертов, кто из современных писателей, по их мнению, может в будущем стать классиком. Они единогласно назвали Евгения Водолазкина.

Книга «Авиатор» очаровывает с первых строк — в первую очередь, своим языком. Точные, яркие описания, казалось, самых банальных явлений в жизни, привычных каждому, завораживают. Они наполнены красками и звуками.

«И виды были другими, и краски, и звуки. Зелеными, шумящими. Коричневыми, бездонными, плещущимися. Переходящими солнечным днем в голубое. Был рев водопада на плотине, и дрожание металлических перил от падения воды, и радуга в брызгах. По одну сторону плотины — полнота и задумчивость, по другую — бурление и надрыв. И над всем этим — огненная охра обрыва, девонская, выражаясь научно, глина, на которую укладывались кирпичи тамошних печей».

Внимание к таким деталям автор объясняет вполне конкретной идеей, которая является центральной в романе и которая указана в эпиграфе. Важны не исторические события, а личная история каждого человека, его мысли ощущения, воспоминания.

«Для какого-то популярного журнала мне заказали статью о 19-м годе в Петербурге. […] Тут же предупреждаю редакцию, что писать буду не о событиях и даже не о людях — об этом и без меня знают. Интересует меня самая мелкая повседневность, то, что современникам кажется само собой разумеющимся и не достойным внимания. Это сопровождает все события, а потом исчезает, никем не описанное — как будто всё происходило в вакууме.

[…] Так, говорю, в горной породе остаются ракушки — миллиарды ракушек, живших на океанском дне. Мы понимаем, как они выглядели, но не представляем их естественной, вне горной породы, жизни — в воде, среди зыбких водорослей, подсвеченных доисторическим солнцем. Нет в исторических сочинениях этой воды. Да вы, смеются в редакции, поэт. Нет, возражаю в духе Гейгера, я — жизнеописатель».

Именно поэтому, как мне кажется, роман построен в формате дневниковых записей, ведь человеческие воспоминания выборочны. Нам достаточно сложно воспроизвести всю свою жизнь от рождения и до настоящего момента с фотографической точностью. Мы помним лишь то, что кажется нам важным, что связано с какими-то яркими эмоциями. Поэтому записи героя, Иннокентия Платонова, — то о детстве, то о муках на Соловках, то о любви к Анастасии, то о современности.

Во второй части книги дневник ведут уже три героя. Этот ход автора вполне понятен. Платонов просит свою возлюбленную и доктора вести аналогичные записи. В дальнейшем становится понятно, что после своей физической смерти герой продолжает жить в дневниках этих двух близких ему людей. Они продолжают его дело.

Кстати, с самого начала становится понятно, что в конце героя не станет, так как само его появление в современной жизни противоестественно. И автор, любя этого чисто и искреннего человека из прошлого, позволяет ему уйти красиво, как авиатору из его детства. Он не заслуживает мучительной смерти от болезни и осознания беспомощности. Главное, что после него осталось продолжение — и духовное (записи, которые ведутся), и физическое (дочь).

Вообще роман очень многослойный, в нем лично я нашла много смыслов. Это и контраст 19 века с временностью. Мы видим, что люди очень изменились. Чего стоит картина, когда герой приходит в одну из питерских квартир, в которой был ранее. Ручки спилены на металлолом, на полу — плевки и грязь. Цинично отношение прессы и политиков к личности Платонова. За его счет они строят самопиар. Когда же потребовалась реальная помощь Иннокентию на поездку в Мюнхен, ему отказали… А чего стоит участие в рекламе замороженных продуктов? Цинизм в неприкрытом виде в мире, где все покупается и продается.

Интересную мысль озвучивает герой по поводу революции 1917 года.

«В связи с отцом думал о природе исторических бедствий — революций там, войн и прочего. Главный их ужас не в стрельбе. И даже не в голоде. Он в том, что освобождаются самые низменные человеческие страсти. То, что в человеке прежде подавлялось законами, выходит наружу. Потому что для многих существуют только внешние законы. А внутренних у них нет»

«Всё очень просто. В каждом человеке есть дерьмо. Когда твое дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм… И этот резонанс не связан с уровнем жизни или формой правления. То есть связан, может быть, но как-то не напрямую. Что примечательно: добро в других душах отзывается совсем не с такой скоростью».

«Настоящему террору нужны две вещи: готовность общества и тот, кто встанет во главе. Готовность общества уже есть. Дело за малым»

Кстати, особо внимания заслуживает обложка книги (как мне известно, она пока выходит в одном издании). Хочется поблагодарить художника — она полностью отражает содержание, смыслы книги.

Книгу рекомендую всем к прочтению однозначно. Кстати, за «Авиатора» Евгений Водолазкин получил вторую «Большую книгу».


Социальные комментарии Cackle