Вам будет интересно
Наши новости

Взгляд революционера. Как в Пензе устанавливалась власть большевиков

30 октября в 14:07 31484 просмотра
, факты, имена. Но у пензенцев есть возможность увидеть события тех дней глазами большевика Василия Кураева, которого Владимир Ленин отправил в Пензу завершать дело революции. Так как он активный участник событий, то его позицию сложно назвать объективной. Высказывания Кураева эмоциональны, а порой резки, но именно благодаря этому Октябрь перестает быть просто страницей из учебника.

" data-title="Взгляд революционера. Как в Пензе устанавливалась власть большевиков — Пенза-пресс, рунет за день">

Об Октябрьской революции мы знаем обезличенную информацию: сухие цифры, факты, имена. Но у пензенцев есть возможность увидеть события тех дней глазами большевика Василия Кураева, которого Владимир Ленин отправил в Пензу завершать дело революции. Так как он активный участник событий, то его позицию сложно назвать объективной. Высказывания Кураева эмоциональны, а порой резки, но именно благодаря этому Октябрь перестает быть просто страницей из учебника.

При подготовке материалов на тему 100-летия Октябрьской революции в руки журналистов ИА «Пенза-Пресс» попала книга Василия Кураева «Октябрь в Пензе» (16+) — одна из первых печатных работ, посвященная установлению в регионе советской власти. Мы сразу поняли: это находка! Уроженец Пензы, ярый большевик, рассказывает, как начиналась новая эпоха в провинции, как люди встретили идеи большевиков.

Василий Кураев — сын горничной, которая работала в доме пензенского купца. В 1910 году, окончив мужскую гимназию, он уехал учиться в Петербург, там стал поддерживать большевиков и с радостью принял революцию. На него и пал выбор Владимира Ленина, когда тот решил завершить дело по установлению власти большевиков в провинции.

«Когда я сидел в Смольном и писал статью в первый официальный орган Советского рабоче-крестьянского правительства, ко мне подошел Владимир Ильич и сказал мне, чтобы я немедленно ехал в Пензу, так как теперь очень важно довести до конца революцию в провинции. И в тот же день я выехал из Петрограда в Пензу».

Пенза перед Октябрем

По словам Кураева, ясного представления об Октябрьском перевороте в Петрограде и Москве в Пензе не было.

«Большевистские газеты в Пензу еще не доходили, а московская буржуазная печать изображала восстание, как «анархию», которая будет сломлена партиями порядка. Они рассказывали о том, что большевики варварски разрушили все «национальные» культурные ценности в обеих столицах, вопили о разрушении артиллерией церкви «Василия Блаженного», Кремлевских храмов и Иверской божьей матери и самого Кремля. […] В порыве ханжеского юродства буржуазия сыпала проклятиями по адресу святотатцев большевиков, надеясь этими причитаниями вызвать в народных массах националистический угар». [здесь и далее пунктуация и орфография автора сохранены]

Первое, на что обратил внимание Кураев, когда приехал в Пензу, была полная дезорганизация и сумятица во всем, что касается нормального выполнения жизненных функций большого города.

«Жители города голодали, рабочие не получали заработной платы, старая губернаторская колымага правительственных учреждений, немного починенная и подкрашенная в февральской революции, еле двигалась и готова была рассыпаться на все свои ржавые, скрипучие колесики и винтики. […]

Продовольственное положение города было из рук вон плохо. Помещики не сдавали власти хлебные излишки, а крестьяне, подвергавшиеся расстрелам и насилиям со стороны карательных отрядов, посылавшихся губернским и уездными комиссариатами на защиту помещичьих имений, настолько возненавидели власть, что ни о какой сдаче ими продовольствия не могло быть и речи. В последние месяцы, предшествовавшие Октябрьскому перевороту, в Пензе и в уездных городах происходили систематически продовольственные беспорядки, и выведенные из терпения граждане пытались не раз произвести аресты и самосуды над агентами власти. […]

Верным признаком разложения административного аппарата и падения буржуазного порядка явился расцвет уголовщины. Слухи об отчаянно-смелых грабежах и страшных хладнокровных убийствах ползли по городу и давили кошмаром растерявшееся население».

Как пензенцы Ленина искали

Ярким событием тех дней стал розыск Владимира Ленина, который якобы прятался в провинции. Приведем рассказ об этом в изложении Кураева.

«Иногда судьба даровала пензенским правителям минуты вдохновенного творчества. Примером их неусыпной работы и «революционной» бдительности является дело о розыске, якобы скрывшегося в Пензенской губернии В. И. Ульянова-Ленина .

24 октября (6 ноября) прокурор Пензенского окружного суда получил шифрованную телеграмму от прокуро­ра Саратовской судебной палаты о розыске и аресте, в случае обнаружения в пределах Пензенской губернии, В. И. Ленина. В телеграмме говорится:

«Ульянов-Ленин подлежит аресту по делу вооруженного выступления третьего — пятого июля в Петрограде».

Того же числа прокурор Пензенского окружного суда в срочном порядке предложил начальникам милиции г. Пензы и уездов Пензенской губернии и начальнику Пензенского отделения уголовного розыска арестовать В. И. Ленина при обнаружении его в пределах Пензенской губернии.

7 (20) ноября начальник Пензенского отделения уголовного розыска доносит прокурору Пензенского окружного суда, что «как видно из газет, Ленин проживает в Петрограде».

10 (23) ноября — донесение начальника Мокшанской уездной милиции прокурору Пензенского окружного су­да, что «Ульянова-Ленина по розыску в районе Мокшанского уезда не оказалось и что по «слухам» он проживает в г. Петрограде»…

Поистине, пензенская власть была слепа, как крот: в Октябрьскую революцию весь мир знал, где и что делает Ленин, а в Пензе уголовные сыщики искали его днем с огнем».

Большевики начинают активную агитацию

Единственной опорой власти тогда, по словам автора книги, были «Комитеты по борьбе с анархией». Но очень скоро организация перестала играть роль под натиском большевистской агитации. Помогали «взрывать основы капиталистического строя» и пензенские крестьяне. Они, с одной стороны, выступали против империалистической войны [Первая мировая война], с другой — против помещичьей собственности.

А вот противостоять такому натиску было некому. Как отмечает Кураев, пензенская буржуазия была слабой и разрозненной.

«Пензенская буржуазия, по преимуществу торговая, политически была объединена с радикальстующими элементами из помещичьего сословия. Наиболее видные члены кадетской партии в Пензенской губернии были помещиками. Война и революция разбросала их по фронту и столицам, и потому политический уровень буржуазных организаций в Пензе был несколько пониженным».

Октябрьский переворот в Петрограде и Москве и подъем революционной активности рабочих и крестьянских масс губернии повергли пензенских буржуа в панику, и они предприняли энергичную бомбардировку губернских и центральных властей, требуя защиты своих владений".

В частности, опасались пензенские буржуа лично Кураева и его агитации за анархию. Они призвали к защите от этой агитации еще тогда, когда сам Кураев был в Петрограде. Об этом автор насмешливо написал: «кадеты почесались раньше, чем их ударили».

Первое же собрание, на котором было решено выступить против событий в Петрограде, собрали в Пензе 25 октября (7 ноября по новому стилю) в театре «Олимп» [ныне — кинотеатр «Октябрь"] под председательством городского главы Нестора Степанова. Собрание постановило не подчиняться большевистским распоряжениям. Но настроение пролетариев становилось все более боевым, подчеркивает Кураев.

«Была опасность, что буржуазия и соглашатели, оправившись от паники, в которую повергли их петроградские и московские события, попытаются вновь закрепить свои позиции. В кратчайший срок мы должны были подготовить восстание. Для этого нужно было создать крупную, боевую и дисциплинированную партийную организацию. Наше боевое ядро со всем жаром принялось за эту работу. Мы создавали армию в разгаре боя».



Но из кого создавать эту «армию»? В то время в партийном активе большевиков в Пензенской губернии, отмечает Кураев, было около 30 человек, в основном он состоял из рабочих, интеллигентов было всего около трех. Активными пензенскими большевиками были Плодухин, Трясогузов, Яковлев, Серегин, Мебель, Селифонтов, Алексеевы, Лавров, Гришин, Тихонов, Кузнецов, Иоффе, Слюняев, Горшков, Карчагин, Охлопков, Кутузов и др. Вспоминает Кураев трагическую судьбу большевика-интеллигента Либерсона.

«Во время боя с чехословаками в Пензе, в мае 1918 года, он был захвачен чехами в плен и расстрелян в Самаре».

Большевики рассудили, что партии для распространения идей в массах нужна газета.

«Первая задача, которую мы поставили себе, была создание партийного органа. Без газеты никакая работа
была невозможна. Мы поставили этот вопрос перед рабочими массами и встретили среди них активную поддержку. На предприятиях рабочие организовали сборы в «железный фонд» своей газеты. Скоро партийцы перенесли кампанию за создание большевистского органа в солдатские массы и даже в деревню. Печатники энергично подготовили все для выпуска газеты».

Первый номер «Голоса правды» вышел уже 22 ноября. По мнению Кураева, это был большой шаг вперед, теперь можно было разворачивать масштабное сплочение рабочих, солдат и крестьян. Редактировали издание двое — Кураев и Гринштейн.

«Надо оказать, что правительственный аппарат всячески препятствовал распространению газеты и мы получили из уездных предприятий и деревни много писем о недоставлении газеты. Газету редактировали мы вдвоем с Гринштейном. Дело это было нелегкое, так как никакого редакционного аппарата у нас не было, и мы часто целиком писали сами всю газету, за исключением рабочих, солдатских и крестьянских корреспонденций. В редакции мы были, что называется «и швец, и жнец, и в дуду игрец». Все же газета выходила своевременно».

Не только с помощью газеты привлекали большевики на свою сторону пензенцев. Большое внимание уделяли митингам, на которых народу разъясняли, что нужно сплотиться против «предательской политики» меньшевиков и эсеров. Дискуссии о политике на рабочих заседаниях растягивались на часы.

«Нужна была огромная энергия и самодеятельность нашего партийного актива, чтобы выполоть сорную траву меньшевистской идеологии в рабочих рядах. Мы приняли метод индивидуальной агитации, который состоял в том, что каждый большевик ежедневно, без устали в многочисленных беседах, переходя от станка к станку, разъяснял своим товарищам беспартийным рабочим всю губительность меньшевистской тактики и агитировал за коммунистическое восстание».

Несмотря на активное сопротивление меньшевиков, агитация шла успешно. Сложнее дело обстояло со склонением на свою сторону солдат, отмечает Кураев. По его словам, никакой политической работы с ними меньшевики и эсеры не проводили, а большевики были слишком слабы, чтобы оказать влияние.



На то, что работу с гарнизоном надо проводить активнее, обратили особое внимание после событий 20 ноября, когда часть солдат и горожан разгромила магазины на главной улице города. По словам Кураева, «большевистская партия пошла на самоотверженную агитационную и организационную работу среди солдат гарнизона». Результат не заставил себя ждать — произошел резкий перелом в настроении гарнизона. Усилило позиции большевиков и прибытие в Пензу матросов Балтийского флота.

«Наши собрания в помещении Совета стали людными. До глубокой ночи затягивались наши партийные собрания в здании Совета на Сенной [ныне — ул. Московская, 75]. […] Партийцы, как правило, плохо были одеты.

Худые фигуры их, напряженные и упругие, как бы заряженные огромной внутренней силой, передавали в своих быстрых, решительных движениях весь драматизм революционной вооруженной борьбы, к которой они готовили массы. […] Их глаза, то спокойные и внимательные, то замкнутые в искании мысли, то гневные, то искрящиеся насмешкой над социал-соглашателями, отражали твердость их большевистской закалки».


Выборы в Учредительное собрание прошли для пензенских большевиков в неблагоприятных условиях, но рабочие и солдаты предсказуемо отдали свои голоса большевикам, а буржуазия — кадетам и «соглашателям».

Советы утверждаются в Пензе

16 декабря в Пензенской губернии начали записывать в Красную гвардию. И после того, как в гарнизоне окончательно определился перелом в пользу революционеров, большевики начали прямо призывать к захвату власти Советом. Днем фактического захвата власти Советом стало 24 декабря, когда он обосновался в здании Губернского Комиссариата.

«…Дух старой власти вознесся к праотцам, смущенный грубой бесцеремонностью большевиков».

Это было зимой. А когда закончилась полевая страда, по губернии пошел гулять «красный петух» крестьянских восстаний. К ноябрю только в Наровчатском уезде разгромлено 30 имений, в Пензенской и Керенском уездах [в 1925 году Керенский уезд был упразднен, а его территория вошла в состав Нижнеломовского уезда] погромы все больше усилились. Помещики бежали в Пензу. Кончились разгромы только в крещенские морозы.

«Бесстрашный огонь с радостной свирепостью разрушал столетние углы крепостнического насилия, жестокости, изнеженности и разврата. […] «Красные петухи» крестьянского восстания пробудились в один час и кричали в темноту ночи прошлого тысячелетнего рабства свое победоносное мятежное «ку-ка-ре-ку»!".

Точкой в утверждении в губернии советской власти Кураев называет решения 4-го губернского Съезда Советов, который состоялся 9 января 1918 года. Большинство съезда составляли сельскохозяйственные рабочие, бедняки и середняки-крестьяне. Съезд единодушно избрал большевистский президиум. Участники обсудили земельный вопрос, международное и внутренне положение Советской Республики, организацию власти в губернии.

«Съезд закончился восторженной демонстрацией готовности сельскохозяйственных рабочих и трудящихся крестьян-бедняков и середняков поддержать всеми силами Советское социалистическое правительство, партию коммунистов-большевиков и ее вождя Ленина.

С этого момента Октябрьская революция прочно вошла в жизнь трудящегося крестьянства и выковала его союз с коммунистическим пролетариатом».


Галина Преснякова

Выражаем благодарность за помощь в подготовке материала главному библиотекарю группы массовой работы Пензенской областной библиотеки для детей и юношества Надежде Грековой, а также художнику, увлекающемуся краеведением, Денису Коробкову за предоставленные фото.

Фотография: Фото предоставлено Денисом Коробковым

Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics