Вам будет интересно
Наши новости

«Концертник»: Каково расти в семье музыкантов? Интервью с Мартой Серебряковой

8 ноября в 14:27 1204 просмотра
«Экспресс» Павел Прохоренков побеседовал с исполнительницей «Пензаконцерта» Мартой Серебряковой.

" data-title="«Концертник»: Каково расти в семье музыкантов? Интервью с Мартой Серебряковой — Пенза-пресс, рунет за день">

Каково это — расти в семье известных музыкантов и выступать на сцене с четырех лет? Конкурируют ли артисты пензенской филармонии друг с другом и как они справляются со слухами? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков побеседовал с исполнительницей «Пензаконцерта» Мартой Серебряковой.

— Марта, помнишь ли ты, когда впервые оказалась на сцене?

— Конечно, помню. Мне было четыре с половиной года. В Санкт-Петербурге был фестиваль, и мы тогда поехали семейным ансамблем представлять наш регион, стали победителями. Это был мой первый шаг как артистки. Я пела колыбельную песню с сестрой. Мне подарили огромное количество игрушек, потому что я была самой маленькой участницей!

— О династии Серебряковых знают не только в Пензенской области, но и за ее пределами. А не было желания избежать этой «участи» — быть певицей? О чем мечталось в детстве?

— Меня очень рано отдали в музыкальную школу — в пять-шесть лет. И это был не совсем верный шаг. Тогда я еще не умела ни читать, ни писать. Мне хотелось все бросить. Я — человек-выдумщик, мне хотелось играть. Плюс — в доме было перенасыщение песнями. Поэтому я сказала, что буду врачом — акушером-гинекологом либо хирургом, одно из двух. Так я думала до восьмого класса, даже хотела поступать в медицинское училище. Я бросила музыкальную школу, потому что решила, что мне нужно другое, но в последний момент передумала. Я пошла в пензенское музыкальное училище им. Архангельского и с тех пор неразлучна с музыкой.

Конечно, поначалу хотелось чего-то другого, ведь я росла в семье, где бесконечно поют и пляшут, и я, маленький ребенок, засыпала в зрительном зале. Моей средней сестре Лене удалось избежать музыкальной «участи» — она занимается рекламой, живет в Санкт-Петербурге. Хотя одно время тоже пела и музыкальную школу закончила. Но она поступила в пензенский университет на рекламу и с музыкой завязала, сказав, что это для души.

— Почему ты решила стать народницей?

— Это для меня до сих пор загадка. С детства была эстрадная и авторская песня, танцы и пляски. Народная музыка мне не нравилась. И первые полтора года я, поступив в музыкальное училище, даже хотела оттуда уйти. А уже потом у меня появился Игорь Евгеньевич Кондраков, который меня и слепил как народницу. Это замечательный педагог и человек, на счету которого — множество воспитанников.

— Пыталась ли ты петь в других стилях и жанрах?

— Мое эстрадное прошлое мне помогает в этом плане. То есть я могу спеть не только народную песню, но и любую другую. Мы иногда экспериментируем. И я не всегда пою только народным голосом.

— Как ты относишься к словам коллег, которые жалуются на то, что им мало платят, что искусством и творчеством себя не прокормить?

— Я считаю, что если человек хочет заработать, то он заработает везде. Чтобы получать деньги, нужно работать.

— Как тебя судьба свела с Эдуардом Петуниным? Ведь музыка — это сотворчество.

— Нас с Эдуардом Петуниным судьба свела очень интересно. Изначально, когда я пришла в филармонию, я прослушивалась как индивидуальная солистка, а Эдуард — как исполнитель-инструменталист на домре. Честно говоря, я не думала о том, что буду с квартетом выступать, у меня было немного другое представление о том, как я буду работать, так как у меня в семье больше занимались эстрадной музыкой. Прослушивалась я с гитарой как романсовый исполнитель авторской песни.

До этого мы с Эдуардом Петуниным случайно встретились на фестивале-конкурсе, а вторая встреча была уже в филармонии. И потихоньку сложился квартет. Мне инструментальная музыка в изложении Эдуарда очень понравилась.

Была еще одна девушка, прослушивалась как народный исполнитель, — Ольга Пьяных. Нам с ней поставили сольный концерт. Мы на тот момент с оркестром «Пенза» начали сотрудничать, и у нас была небольшая программа. И оттуда вырос наш квартет.

— А кто, кроме тебя, в Пензе исполняет народную музыку?

— Наталья Мещерякова, Татьяна Стаильская, молодых исполнителей у нас очень много.

— Имеет ли место конкуренция?

— Я всегда за здоровую конкуренцию. Это человека стимулирует на работу, повышение профессионализма. Когда у тебя нет конкуренции, то и интерес пропадает.

— Много ли слухов о тебе гуляет по губернии?

— Да, слухов много. Мне кто-то однажды сказал: «Если о тебе говорят, значит, ты кому-то нужен. А когда говорят плохо, то ты вдвойне нужен». Поэтому я перестала обращать внимание на едкие, колкие замечания. Иногда справедливые бывают, но порой — на ровном месте и совершенно не правдивые. Человек так устроен, что сам придумывает себе истории и в них верит. Я никого ни в чем разубеждать не собираюсь.

— Как часто тебе делают комплименты по поводу твоей внешности?

— Довольно часто. Многие говорят о том, что имя «Марта» — грубоватое, и у них ассоциируется с такой плотной, нахрапистой, высокой женщиной, и что они очень удивляются, когда приезжаю я — метр с кепкой, грубо говоря. Тем не менее, я в обиду не дам ни себя, ни своих близких. Конечно, приходилось отстаивать себя, сцена — это вообще место, право на которое нужно доказывать делом.

— Расскажи о своих костюмах. Кто придумывает дизайн?

— Я люблю сама выдумывать одежду. У меня есть блокнот, и все костюмы, которые у меня есть, я рисую сама. Не буду лукавить — что-то я подсматриваю у других певиц, у Зыкиной, у Толкуновой, у Сенчиной. Сейчас у меня есть замечательный модельер-дизайнер, она шьет костюмы, которые мне идут, додумывает то, что я нарисовала. Я доверяю ее художественному вкусу от и до. Она воплощает все мои идеи, это сотворчество. Сейчас мы, кстати, готовим новый костюм, очень интересный.

— К новой программе?

— И к новой программе, и к новому моему душевному состоянию. Просто мне хочется обновку! Для меня сцена — это не просто работа, а жизнь, и, как и любой женщине, мне хочется нарядов, обновок.

— Как часто ты даешь концерты?

— Три-четыре концерта в неделю стабильно.

— Как относишься к фолк-опере, фолк-року?

— Такой опыт у меня был. Была и есть замечательная группа «Дубровский бэнд», и с ними я исполняла «Плач Ярославны».

На самом деле я не жалею о том, что выбрала работу в квартете и народную музыку. Сейчас у нас происходят изменения, пришел новый музыкант, который придаст колоритность нашему звучанию. Это Виктор Климов. И мы берем сейчас материал, где может звучать фолк-рок.

— Твой главный внутренний критик?

— Мама и папа.

— Опиши своего зрителя в нескольких словах.

— Сложилось мнение о том, что народную музыку молодежь не слушает. Мне очень приятно, что вместе с более зрелым поколением в зале появляются дети, внуки, правнуки. Также мы выступаем в школах, знакомим ребят с народными песнями, доказываем, что на народных инструментах можно исполнять и современную музыку. Поэтому мой зритель — разного сословия, поколения, вероисповедания. Народная песня не имеет границ ни в чем. Главное — горящие глаза.

— Для российских музыкантов считается успехом собрать «Олимпийский», для нас — собрать ККЗ. Ждать ли от тебя большого сольного концерта и когда?

— Да, я планирую выступить с большим концертом 25 марта. Март — это вообще мой месяц, я и родилась 8 марта. И зрители уже привыкли, что каждый год в марте у меня — сольный концерт.

Нам материалом работала корреспондент ИА «Пенза-Пресс» Анна Балашова

Фотография: Фото Юрия Дровнина и из семейного архива

Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics