Вам будет интересно
Наши новости

Человек-противогаз вернулся к отработанным перформансам

16 ноября в 17:57 1396 просмотров
, что привлечь внимание масс легче всего хорошо заметным налетом «безумия», нас научили в лихие 90-е. Причем метод отлично срабатывал не только в шоу-бизнесе, но и политике — как мирового, так и местечкового уровня. Именно на волне мутной пены конца 90-х в Пензе всплыл «правозащитник» Юрий Вобликов.

" data-title="Человек-противогаз вернулся к отработанным перформансам — Пенза-пресс, рунет за день">

К тому, что привлечь внимание масс легче всего хорошо заметным налетом «безумия», нас научили в лихие 90-е. Причем метод отлично срабатывал не только в шоу-бизнесе, но и политике — как мирового, так и местечкового уровня. Именно на волне мутной пены конца 90-х в Пензе всплыл «правозащитник» Юрий Вобликов.

Начиналось все безобидно — уроки экологии в сельских школах, сигналы в редакции местных СМИ о незаконных парковках и стихийных свалках. Вобликов позиционировал себя как обаятельный боец за идею, слишком правильный для этого грубого мира. Но, видимо, довольно скоро понял, что на этом «няшном» имидже далеко не уедешь.

И понеслось — дефиле в противогазе, картонные кукиши, которыми «правозащитник» размахивал на демонстрациях, голубой флаг ООН, реющий на заднем плане программ пензенского ТВ.

Рассказывают, что облаченный в противогаз Вобликов обычно прогуливался по центру города и, завидя телевизионщиков, просто внезапно впрыгивал к ним в кадр, размахивая стягом, запарывая отснятый материал. Тема передачи при этом его вроде нисколько не интересовала. Слов «правозащитник» не понимал, а бить субтильного борца журналистам казалось слишком суровым решением.

Отметим, что в акциях протеста, реально грозивших нанесением какого-либо урона его здоровью, человек-противогаз не принимал. Когда в 98-м году перед зданием правительства шла голодовка учителей, требовавших выплаты долгов по зарплате, «правозащитника» там, говорят, не было.

Сценарии перформансов усложнились после того, как Вобликов получил корочку помощника депутата пензенской Гордумы. Отдельно стоит сказать и про покойного ныне народного избранника, которому он помогал. Депутат тоже позиционировал себя как правозащитник, однако принципиально годами не платил по коммунальным счетам, даже после того, как было вынесено соответствующее судебное решение.

В итоге на «правозащитника» было заведено уголовное дело, выколачивать задолженность из депутатского кармана пришлось судебным приставам. Говорили, что, пока депутат сидел в Думе, Вобликов махал корочкой в троллейбусах, требуя бесплатного проезда. На выпады возмущенных кондукторш о том, что помощникам депутатов такой льготы законом не положено, он разражался нудными тирадами о необходимости становления демократии в России. Лекция по политологии заканчивалась сразу же, как он доезжал до нужной остановки.

В начале нулевых публичные акции Вобликова стали более масштабными. Вместо одиночных пикетов он начал устраивать у мэрии митинги, куда приводил знакомых старушек и школьников. Против чего именно они протестуют, женщины и дети обычно объяснить не могли, но ажиотаж создавался знатный.

Зачастую протесты касались решений федерального центра, на которые городское руководство при всем желании никак не могло повлиять. Ни одна попытка объясниться с Вобликовым и понять, чего же, собственно, он добивается, успехом не увенчалась. Вобликов отрицал саму возможность конструктивного диалога, захлебываясь лозунгами и ловко уходя от темы. Складывается впечатление, что целью «правозащитника» был не результат, а процесс — процесс собственного пиара.

Кстати, вел он себя так не только на публичных акциях. Однажды наивные жители проспекта Строителей, насмотревшись на перформансы Вобликова и поверив в искренность его настроений, пригласили его защищать их интересы в суде. Жители протестовали против проекта возведения у их дома автозаправки. Группа активистов утверждала, что их дело правое, нужные документы — на руках. Бумаги передали Вобликову, однако «правозащитник» вроде как не счел нужным знакомиться с их содержанием. Он решил, наверное, как обычно, выехать на ораторском искусстве.

С судьей этот номер не прошел — она прервала демагогическую риторику и вынесла решение не в пользу жителей. Заправку у здания торгового центра «Олимп» на проспекте Строителей можно считать памятником на «могиле» правозащитной славы Юрия Вобликова.

Но его это нисколько не смутило — дальше он попытался выезжать уже на чистой фриковатости. Выдвигался в пензенские мэры и кричал о произволе комиссии, попросившей, в соответствии с законодательством, предоставить для участия в конкурсе по замещению должности градоначальника необходимый пакет документов: «Откуда у меня военный билет и трудовая книжка? Мне они не нужны, я правозащитник! А ИНН я не получал по принципиальным соображениям!».

Но внедрить в массовое сознание образ страдальца, не допущенного к власти злобными реакционерами, не удалось. Пензе за почти полтора десятка лет приелись эти «танцы с бубном». Вобликовым больше не интересовались ни прохожие, ни представители власти, ни даже журналисты желтой прессы. Эта развлекательная программа перестала пользоваться успехом у публики.

Тогда театр одного актера подался с гастролями в глубинку. В районах Пензенской области, где с развлечениями остается туго даже после проведения в села и деревни интернета, варьете встретили на ура. В Каменском районе на муниципальных выборах Вобликов лидировал с большим отрывом и получил новую корочку — уже не депутатского помощника, а самого депутата.

Сейчас депутату предстоит решать многочисленные бытовые проблемы избирателей. Одна из них — перебои с водой в селе Калинино, вызванные задолженностью местного МУП энергетикам. Опираясь на опыт прошлого, можно предположить, что все ограничиться сотрясением воздуха, самопиаром депутата и публичными акциями. Разруливать ситуацию будут совсем другие люди. Проблемой уже не первый месяц занимается власть и прокуратура, отстаивающая через суд интересы жителей. А депутат выдает народу шоу — как соскучившейся по сцене артист художественной самодеятельности, который наконец-то дорвался до внимания публики.

Фотография: фото Андрея Романова

Социальные комментарии Cackle