Вам будет интересно
Наши новости

Рецензия на книгу «День матери»

23 ноября 2017 2698 просмотров
«День матери».

" data-title="Рецензия на книгу «День матери» — Пенза-пресс, рунет за день">

Журналист Виктория Сысоева подготовила рецензию на книгу молодого пензенского автора Сергея Кубрина «День матери».

Дебютный роман пензенского автора Сергея Кубрина «День матери» получил специальный приз престижной литературной премии «Лицей» еще в начале лета. Про эту живую и трогательную историю трудного отцовства, вечного поиска и ожидания тогда писали многие региональные и российские СМИ, однако снова заговорить об этом романе мне кажется уместным именно сейчас — накануне светлого и объединяющего абсолютно всех людей на планете праздника — Дня матери.

Я хорошо помню как все знакомые и незнакомые мне читатели романа «День матери» (18+) после прочтения задавались одним и тем же вопросом «А у Сережи есть дети?». Нет. У автора детей пока нет (по крайней мере, история об этом умалчивает). Но ведь чтобы написать роман от лица отца-одиночки так, будто ты сам в реальной жизни был в этой роли и знаешь, как тяжело переносится это мужское и родительское одиночество, нужно обладать каким-то врожденным даром знать априори все чувства, которые ты испытаешь, оказавшись в такой ситуации. У Сергея Кубрина я — как читатель и как родитель — уверена, что такой дар есть.

А еще есть особый язык, в котором даже будничные скучные сцены становятся поэзией, песней повседневности, и в нее удивительно гармонично вплетается «непричесанная», живая разговорная речь.

Поэтичность языка автора мне не кажется случайной, ведь Сергей Кубрин — не только прозаик, в его литературном багаже есть и стихи. И, кстати, сама идея романа «День матери» родилась благодаря полушуточному-полусерьезному стихотворению, в котором залихватским, веселым тоном отец-одиночка рассказывает о своей жизни с маленькими сыном. Стихотворение это заканчивается строчками: «Говорят, ну, как же так, где же ваша мама. я ребенку расскажу, маму знает — каждый. мама наша — космонавт, прилетит однажды».

В романе же главный герой — личность куда более мрачная — не в пример своему поэтическому прототипу. На то есть свои причины, о которых мы узнаем практически сразу — герой остается один, но не по причине рокового стечения обстоятельств: аварии или тяжелой болезни жены. И хотя в самом начале романа он говорит: «…мамы больше нет. Нужно привыкать, Гриша, мы справимся, я тебе обещаю», — она все-таки где-то есть, но где — читатель да и сам главный герой долгое время не будут знать.

Мама Катя просто ушла из семьи: что толкнуло молодую женщину на такой поступок, нам тоже останется только догадываться, но тем интереснее будет строить предположения, разрывать укоренившиеся шаблоны о том «как должно быть, а как — нет», продираться через тернии предрассудков.

Живет эта нестандартная семья в маленькой типовой квартирке вдвоем: отец, вечно занятой, потерявшийся в своей внутренней и внешней неустроенности мент-работяга, и сын — самое светлое и невинное создание во всей этой истории про мятущихся, слабых взрослых — шестилетний мальчик Гриша. Вокруг этого маленького мира двух мужчин вращаются и другие «планеты» — приходящая бабушка, смотрящая на взрослого сына с вечным укором, без которой, однако, весь этот микрокосмос не смог бы существовать. Нежная и понимающая любовница главного героя Оксана, и, наконец, мама Катя, которая сбежала и от мужа, и от своего единственного ребенка, и которая в первой части романа существует только в разговорах отца и сына.

Сбежала куда? Сбежала почему? Автор в начале вообще обо всем этом умалчивает, впрочем, однозначных ответов на многие вопросы вы и не получите, вам придется их искать самостоятельно, опираясь только на свои внутренние убеждения и чутье.

«Он почти перестал спрашивать, где мама, и, кажется, поверил, что наша мама — космонавт. Я другого ничего не придумал, не полярником же быть ей, в конце концов. Пусть лучше останется космонавтом».

Подобрав для доверчивого маленького Гриши такое нелепое, казалось бы, объяснение внезапному маминому исчезновению, сам главный герой погружается в черную меланхолию — в его некогда понятной вселенной начинает образовываться черная дыра, которая с каждым днем становится все больше и больше, утягивая его за собой, отдаляя от близких. Эта дыра не дает ему быть хорошим родителем и другом своему ребенку, и даже простое обещание пойти в зоопарк в итоге остается невыполненным.

Впрочем, и другие простые родительские обязанности вроде совместного времяпровождения по вечерам, чтения сказок на ночь нашему герою удается выполнить не всегда. Виной тому -не только напряженная служба в органах, но и чрезмерное увлечение алкоголем, за последнее отцу-одиночке всегда стыдно перед сыном. Правда, стыд этот, как часто бывает, накатывает уже после очередного «погружения» в бутылку.

Так и мечется главный герой по своему ломаному созвездию «работа — семья — пьяное забытье», где все звезды, даже образуя общий рисунок, никогда не выстроятся во что-то гармоничное. И все больше становится моментов, когда ему хочется пустить все на самотек: «Меня нет. Никого нет. Все это происходит не со мной». Но тут появляется мама и маленький мир отца и сына снова переворачивается с ног на голову.

Я всегда считала, что первая большая работа писателя самая искренняя и, даже несмотря на какие-то слабые стороны, — самая пронзительная. Как Достоевский и его «Бедные люди».

Если вы не плакали над маленькими несчастными жизнями Макара Девушкина и Вареньки Доброселовой, «то нет у вас ни сердца, ни души» (хотя, может, есть задатки критика, но Белинский с вами все равно не согласен).

Если вы не плакали о маленьком Грише и его чистой детской вере в то, что мама — космонавт, она «прилетит однажды», то вы робот, наверное. Меня как человека, как первого читателя, как маму проняло. Несколько раз я успела возненавидеть никудышного отца Гриши и вновь полюбить. И поверить в него, потому что даже будучи совершенно бездарным родителем, он своего ребенка любил и пытался постичь «особое искусство быть отцом, который хоть иногда должен быть матерью».

И маленький Гриша, который еще, наверняка, хлебнет проблем со своим внутренним «я» после такой травмы детства, умел, как умеют только дети, принимать отца и спасать его все время от самого себя. И пропащая мать, совершенно не знающая, как ей собственной жизнью распоряжаться, — тоже очень живой персонаж, хотя понятный и раскрытый как личность меньше всех прочих героев.

Это все — брошенные дети при живой маме, спивающиеся и в конец запутавшиеся отцы, всепрощающие бабушки, мудрые любовницы и серый космос, в котором они проживают свой недолгий век — все это нам с вами близко, знакомо до боли. Не инстаграмовские карточки о безоблачной семейной жизни, не красивые фильтры оттуда же — а вот такая честная жизнь с неудачными ракурсами, плохой композицией кадра, но … с этим самым пресловутым светом в конце тоннеля, надеждой на последней странице.

«- Она же придет, пап? Придет?
— Обязательно, — говорю, — Не волнуйся.»

Потому что — «Каждый должен возвращаться домой».

Фотография: скриншот https://vk.com/im?peers=c67&sel=153917059&z=photo153917059_456239917%2Fmail114245, https://vk.com/im?peers=c67&sel=153917059&z=photo153917059_400772385%2Fmail114245, https://vk.com/im?peers=c67&sel=153917059&z=photo153917059_456239551%2Fmail114245

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle