Вам будет интересно
Наши новости

Бизнесмен Вадим Подложенов рассказал, как пытаются «кошмарить» его бизнес

28 ноября в 18:00 7752 просмотра
, связанных с бизнес-проектами предпринимателя Вадима Подложенова, известного как создателя группы компаний «Авалон». Многие из них — достаточно громкие, взять хотя бы требование мэрии снести часть здания «Монако», дело о ремонте кафе «Ландыш».

" data-title="Бизнесмен Вадим Подложенов рассказал, как пытаются «кошмарить» его бизнес — Пенза-пресс, рунет за день">

На сайте Арбитражного суда Пензенской области находится целый ряд дел, связанных с бизнес-проектами предпринимателя Вадима Подложенова, известного как создателя группы компаний «Авалон». Многие из них — достаточно громкие, взять хотя бы требование мэрии снести часть здания «Монако», дело о ремонте кафе «Ландыш».

Готовя материал по одному из них, у нас возникла масса вопросов. Чтобы разобраться, мы обратились к предпринимателю за комментариями. Неожиданно беседа выросла в большое интервью, в котором Вадим Подложенов высказал свою точку зрения на события. История получила, на наш взгляд, неожиданный поворот.

Приводим полностью рассказ пензенского бизнесмена.

Склад в Засечном

«В течение полутора лет я пытаюсь получить разрешение на строительство агрокомплекса на принадлежащем мне участке в районе села Засечное площадью 51 гектар. У меня есть план развития моего участка. Я хотел бы там создать достаточно большой агрокомлекс, который включал бы в себя склады, здания и сооружения сельхозпереработки. Это должны быть быстро возводимые помещения ангарного типа. Хотел бы скупать продукцию пензенских сельхозпроизводителей и перерабатывать ее. Но уже полтора года я пытаюсь получить разрешение на строительство.

Я подал документы на получение разрешения на строительство первой очереди комплекса площадью 1200 квадратных метров главе администрации Пензенского района. Он ответил, что необходимо согласование с аэропортом, вблизи которого находится участок. С этого момента началось что-то невероятное…

Пензенский аэропорт начал меня «шпынять» из ведомства в ведомство. Сначала отправили меня в Москву на согласование. Москва вернула меня обратно к пензенскому аэропорту. Он меня послал в самарскую Росавиацию. Самарская Росавиация — куда-то дальше… И все это, как вы понимаете, занимает месяцы. Я подаю письмо, оно добросовестно лежит в организации месяц, и только в конце срока мне что-то отвечают. Получаю очередную «отписку».

Последнее письмо показалось мне особенно смешным. Аэропорт написал, что для того, чтобы мы согласовали проект, вам необходимо согласовать строительство вашего склада с орнитологом. Потому что мы думаем, что склад привлечет большое скопление птиц, которые будут воздействовать на авиационную безопасность… Но там же рядом есть теплицы, вообще в этих местах всегда были поля!

Но самое интересное — не в этом. Орнитолог, у которого можно получить согласование, сидит в том же самом аэропорте, только вход — в соседнюю дверь…

Я хочу инвестировать, хочу построить что-либо, не беру деньги ни у кого — ни у государства, ни у правительства. Не требую льготных сельхозпрограмм. Использую свои собственные деньги или кредиты. И я занимаюсь переписками с различными органами и структурами, пытаясь получить разрешение на реализацию проекта, полтора года! И когда это закончится, вообще не известно.

Здание «Монако»

В здании «Монако» сейчас находится гостиница. Пристрой был сделан в 2001 году. В 1999 году было получено разрешение на строительство. В 2001 году он полностью удовлетворял всех — и администрацию, и различные надзорные ведомства. Необходимые согласования от всех контролирующих служб были получены. Акты — у меня на руках. Все эти 16 лет здание эксплуатировалось, фирмы, которые в нем осуществляли свою деятельность, получали лицензии на продажу алкоголя, предоставление услуг общественного питания.

Когда я понял, что городу необходимы гостиницы к Чемпионату мира, перепрофилировал задние. Открыл там отель. В октябре этого года мы прошли заново всю сертификацию, получили согласования от надзорных органов. Была целая комиссия, которая присвоила гостинице «три звезды». Есть документ соответствия здания требованиям отельного хозяйства. Ни у одной государственной инспекции претензий к нам нет — ни в отношении здания, ни в отношении соблюдения безопасности людей.

Но администрация требует здание снести, так как считает, что в 2001 году оно было введено неправильно. Суд в удовлетворении требований по этому иску отказал. Сейчас мэрия вновь судится со мной по этому объекту. Это от меня требует финансовых затрат, моральных, временных, хотя, на мой взгляд, дело выеденного яйца не стоит. К чему такая настойчивость?

Кафе «Ландыш»

Кафе «Ландыш», или, как его называют в народе «лопух», существует в Пензе несколько десятков лет. Это культовое место для горожан, для студентов педагогического института. Оно было как флагман общепита именно на Западной поляне. Какого оно было уровня, не нам судить, но люди ностальгируют. Люди в интернете пишут: «Хорошо, что «лопух» решили возродить». Но, видимо, кому-то это мешает.

Дело в том, что в прошлом году в октябре я записался на прием к главе администрации Виктору Кувайцеву. Мне организовали встречу через управление содействия развитию малого и среднего предпринимательства, которое возглавляет Ольга Жовтяк. Я пришел на прием и сказал, что собираюсь привести в надлежащий вид «Ландыш» и хотел бы согласовать кое-какие моменты. Дело в том, что в прошлом году началось благоустройство Олимпийской аллеи. Я до этого уже купил здание «Ландыша». Естественно, у меня как у стратегически мыслящего человека было понимание, что идет развитие территории, и такую «развалюху» там оставлять нельзя.

Поэтому обратился к городу: я купил это здание и собираюсь его благоустраивать, приводить в нормальный вид, чтобы парк, Олимпийская аллея и «Ландыш» соответствовали друг другу. На совещании присутствовали все вице-мэры. Я выступил и сказал, что готов поучаствовать в городской программе по благоустройству, готов отремонтировать здание, чтобы оно было красивым.

Остановились на том, что необходимо согласовать паспорт объекта и паспорт благоустройства территории. Разумно? Да. Я пошел с этим делом к главному архитектору Пензенской области Леониду Иоффе, так как он на уровне области консолидировал силы по благоустройству парка. Он спросил, готов ли я поучаствовать в данной программе? Я сказал: «Да». Спросил, готов ли я вложить средства на дополнительное освещение, какие-то малые архитектурные формы? Говорю: «Конечно, я же сам заинтересован — это красиво, это будет здорово».

Я нанял архитектора, который подготовил паспорт объекта, где были отражены все фасады здания, показано благоустройство территории. Написал письмо, чтобы мне выделили, как Иоффе сказал, участок в аренду для благоустройства, чтобы поставить там какой-то детский комплекс, качели. Планов было громадье. Вы должны понимать, что этот участок не был мне нужен, просто меня попросили помочь.

Пришел ответ от главы администрации Виктора Кувайцева о выделении земли под благоустройство. Но следом идет звонок от вице-мэра Ирины Ширшиной. Она попросила прямо на следующий день зайти к ней. Я прихожу. Она говорит: «Вы знаете, мы решили этот участок вам не давать, пишем отказное письмо. У нас планы изменились». Я спросил: «То есть благоустройство делать не надо?» — «Нет, не надо». Говорю: «Хорошо».

Паспорт фасада я согласовал на градостроительном совете. Его все подписали. Паспорт утвержден и. о. начальника управления архитектуры и строительства Пензы Татьяной Жуковой. Дальше в апреле-мае начинаю проводить капитальный ремонт здания. Вытащили старые окна, двери. Пришла прокуратура проверить законность проводимых работ, сделала запрос в Госжилстройтехинспекцию. У ведомства не нашлось никаких претензий.

Однако администрация не успокаивается. В июне подаю документы на замену кабеля. Мне пишут отказ в разрешении на проведение работ, так как мэрия считает, что проводится не капитальный ремонт, а реконструкция здания. Я написал жалобу в прокуратуру, она обязала администрацию выдать разрешение. Виктор Кувайцев подписал постановление, но на меня подали исковое заявление в Арбитражный суд Пензенской области с обеспечительными мерами, запрещающими мне проведение любых строительных работ на объекте.

Кстати, администрация прислала мне исковые требования «пустые». То есть там лишь указано, что они — в отношении меня, но сама суть претензий не отражена. Я не могу ответить на эту претензию, потому что не понимаю, по каким параметрам мэрия судит о том, что ведется реконструкция, а не капитальный ремонт.

По письму администрации с «пустыми требованиями» я написал жалобу в прокуратуру, которая перенаправила ее для проверки в следственный комитет на предмет воспрепятствования ведению бизнеса.

Суд принял решение о поддержке обеспечительных мер. Сейчас с привлечением приставов прекращены все работы на объекте. Но есть маленький нюанс. Здание открыто — там частично демонтированы кровля и часть стены. Это приведет к порче, разморозке здания, снег и дождь проникают внутрь. Кто вернет мне понесенные убытки?

По «Ладышу» ситуация мне видится вообще фантасмагоричной. Создается ощущение, что идет какое-то давление на мой бизнес. Я не понимаю, кому и зачем это нужно? Если есть претензии, то предъявите их мне!

Я стараюсь не думать о какой-то коррупционной составляющей и гоню от себя эти мысли. Неужели администрации хорошо от того, что в месте отдыха людей будет вот такое ветхое здание? После ремонта я хотел там открыть заведение общественного питания с молодежной, ресторанной, банкетной зонами, а также кафетерий».

В ходе интервью Вадим Подложеннов сообщил о том, что направил письмо губернатору Пензенской области, в котором изложил все проблемные вопросы.


Социальные комментарии Cackle