Вам будет интересно
Наши новости

Парализованный тамалинец сочиняет стихи, диктуя их медперсоналу

1 января в 15:15 1488 просмотров
, он сочиняет стихи, диктуя их медперсоналу.

" data-title="Парализованный тамалинец сочиняет стихи, диктуя их медперсоналу — Пенза-пресс, рунет за день">

43-летний Геннадий Собакин из Тамалинского района из-за чудовищной случайности навсегда остался полностью парализованным. Лишенный возможности двигаться, он сочиняет стихи, диктуя их медперсоналу.

Этот удивительный человек, несмотря на далеко не преклонный возраст, живет в отделении для престарелых и инвалидов, в селе Вишневое Тамалинского района. Среди всего контингента обитателей этого заведения Геннадий Собакин такой один, как в плане возраста, так и в плане причины нахождения здесь: компрессионный перелом пятого шейного позвонка с последующим отеком и повреждением спинного мозга. Именно из-за этого диагноза мужчина оказался прикованным к кровати и лишенным почти любого движения.

Палата, рассчитанная на одного человека, в которой нет практически никакой мебели, за исключением кровати, тумбочки с медикаментами и одеялами, шкафа и стула — место, являющееся пристанищем для него на протяжении многих лет. Телевизор напротив кровати — единственный источник информации, окно в мир, который находится по ту сторону отделения для престарелых и инвалидов.

Из украшений в палате только небольшая фотография в рамке на стене. На ней изображены жена Надежда и дочь Оксана — самые близкие Геннадию Владимировичу люди. Сам обитатель этой палаты встретил меня лежащим на кровати, накрытый одеялами. Он смотрел в одну сторону, ведь может двигать только головой и плечами.

— В моей биографии нет ничего примечательного, — сказал мне Геннадий Собакин, прежде чем поведать о своей истории. — Детство, школа, институт, армия, свадьба. Жил, как все, одним словом. Ничем не отличался от своих сверстников.

Со своей женой Геннадий Владимирович познакомился на одном из новогодних вечеров в школе, где Надежда работала учителем истории, а Геннадия пригласили, чтобы тот сыграл на гитаре. Молодые люди начали встречаться, а вскоре после начала отношений он ушел в армию в 1997 году, откуда вернулся в мае 1998 года.

— Поначалу мне эти отношения казались чем-то несерьезным, да и встречались мы не так уж и долго, чтобы думать о чем-то в будущем, — поделился воспоминаниями о прошлой жизни мужчина. — До армии казалось, еще полно времени. Только потом, вернувшись со службы, я понял, что Надя — та девушка, которая мне нужна, да и возраст уже подходил такой, что пора бы уже подумать о семье: мне 24, ей 25. Поэтому я не стал даром терять время и спустя буквально несколько недель после возвращения из армии просто пришел к ней да и предложил руку и сердце. Она согласилась. Свадьбу сыграли в том же году.

Спустя год после свадьбы, в 1999 году, у супругов родилась дочь Оксана. По распределению Надежду направили в школу, которая находилась в селе Зубрилово Тамалинского района. Там они и остались жить всей семьей. Геннадий работал ветеринаром, Надежда продолжала трудиться учителем, воспитывали дочь. Ничего не предвещало беды, произошедшей жарким летом 2 июля 2001 года, дня, после которого жизнь этой семьи изменилась навсегда, а жизнь самого Геннадия Собакина разделилась на «до» и «после».

— Тот год был очень засушливый, вода ушла. Там, где раньше ныряли, было мелко, поэтому так получилось, что я нырнул в воду с другого места. Там раньше была яма, я подумал, что ее нет, раз река обмелела, но ошибся — яма осталась, — рассказал пострадавший. — Ударился об дно, потерял сознание.

Дальнейшее мужчина помнит смутно.

— Когда меня достали из речки, и я пришел в себя, те, кто меня вытащил, говорили, что сначала я совсем не дышал, а когда головой об землю стукнулся, только тогда стал более-менее возвращаться в сознание, — пояснил Геннадий Владимирович. — А я уже в тот момент ничего не чувствовал и разговаривал с трудом. «Ну вот, ребенка без отца оставил», — такими были мои первые мысли, когда я понял, что со мной произошло. За две недели до всего этого Оксанке два года исполнилось. Я понятия не имел, что теперь будет и к чему все это приведет. Я был на удивление спокоен.

Сразу после того, как Геннадия Владимировича привели в чувство, его повезли в районную больницу, где молодой мужчина пробыл сутки, после чего доставили в Пензу, там он находился около месяца. В связи с полной парализацией, никаких прогнозов врачи не давали, а поначалу и вовсе сомневались, что больной выживет.

— Я не знаю, как это все видели врачи, но лично мне стало понятно, что к чему, сразу, как только я пришел в сознание, — поделился мыслями Геннадий Собакин. — У меня медицинское образование, я знаю, что такое «травма ныряльщиков», а именно повреждение как 4,5,6-го шейных позвонков, так и спинного мозга плюс ощущения, вернее их отсутствие, говорили сами за себя. «Живым вы его домой не довезете», — вот что они моей жене сказали. А она довезла.

Три года после выписки из больницы они жили у родителей, а потом переехали в свой дом. Случившееся стало шоком для всей семьи Геннадия. 28-летний мужчина в одночасье превратился в калеку. Он не мог самостоятельно обслужить себя: есть, пить, соблюдать элементарные правила гигиены — все это стало для него недоступным.

— Страх пришел далеко не сразу, — поделился эмоциями мой собеседник. — Только спустя полгода понял, что это навсегда и что ничего нельзя с этим сделать. Болело абсолютно все. Дальше пошли бесконечные нервные срывы, жуткие мысли и попытки образумить жену, которая, как мне казалось, ухаживая за мной, поставила крест на себе, а я этого не хотел.
Однако, со словами: «У Оксаны должен быть отец. И не абы какой, а настоящий», Надежда осталась с ним и стала его главной поддержкой и опорой.

Сам же Геннадий Собакин, несмотря на тяжесть диагноза, сдаваться не собирался.

— Я не мог смириться со своим положением до конца, — отметил Геннадий Владимирович. — Несмотря на то, что шансов по выздоровлению мне никаких не давали, не оставлял попыток сделать хоть что-то для того, чтобы двигать хоть какими-то конечностями, начал заниматься на специальном тренажере: это система блоков, труб, крючков и шнурков. Меня сажали на коляску, затем привязывали к этому тренажеру и я отталкивался, как мог, а когда посадить на коляску меня было некому, тренировался лежа на кровати. К ней были приделаны специальные приспособления, которые для меня сделали родители моей жены и мои родители. С помощью этих приспособлений я мог сгибать ноги в коленях, а благодаря тому, что у кровати поднималась спинка, я мог сидеть.

Такие тренировки продолжались на протяжении семи лет. Прекратить их пришлось потому, что у жены Геннадия начались проблемы со здоровьем: в 2008 году ей поставили диагноз: хроническая почечная недостаточность, после чего подключили к аппарату искусственной почки. Больше помогать своему мужу Надежда не могла.

— До 2014 года мне помогали родители Нади, а также мои родители, — пояснил мой собеседник. — А потом, когда уже и они были не в силах мне помочь, я оказался здесь.

Именно в стенах этого заведения Геннадий Владимирович и вспомнил о своем давнем увлечении: поэзии.

— Стихи я писал и раньше, со школы, но серьезно к этому никогда не относился, — рассказал Геннадий Собакин. — А сейчас стихосложение — мой основной досуг. Я интересуюсь тем, что происходит в мире, если какая-то тема зацепит, хочется написать об этом.

Поскольку сам Геннадий Владимирович писать не может, за ним записывает кто-нибудь из персонала, с редактированием помогает жена Надежда. Несмотря на проблемы со здоровьем, она старается навещать мужа как можно чаще в силу возможностей: прямой транспорт до села Вишневое не ездит. На данный момент она живет с дочерью в Пензе. Оксане сейчас 18 лет, она учится на бухгалтера и поддерживает с ним близкие отношения. Несмотря на то, что отец и дочь находятся друг от друга далеко, это им не мешает.

— Не без гордости скажу: я для своей дочери лучший друг, — улыбнулся он. — Мы всегда были вместе, я занимался ее воспитанием, помогал с уроками. Для меня важно то, что я ей нужен и что я могу участвовать в ее жизни, пусть даже и на расстоянии.

Несмотря на то, что вот уже семнадцатый год Геннадий Собакин прикован к постели, он сохраняет позитивное отношение к жизни.

— Самокопание никогда ни к чему хорошему не приводит, это я точно знаю, — завершил свой рассказ Геннадий Владимирович. — Много раз я слышал такое выражение: «На долю человека выпадает ровно столько, сколько он может вынести». Я с этой фразой согласен. Пока жив — живи. Все очень просто, и усложнять не нужно.

[Анна Логинова, газета «Репортер. Пенза"]

Фотография: скриншот - https://pixabay.com/ru/%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B0%D1%8F-%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0-%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8-%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D1%82%D0%BA%D0%B0-2911140/

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle