Вам будет интересно
Наши новости

«Даша from Russia»: как певица из Пензы выпустила альбом в Европе

16 января в 13:11 4858 просмотров
, что слушают на Западе и возможен ли в Пензе синти-поп-концерт? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник» (16+) побеседовал с пензенской исполнительницей Дарьей Данателли (Давыдовой).

" data-title="«Даша from Russia»: как певица из Пензы выпустила альбом в Европе — Пенза-пресс, рунет за день">

Как пензенскому исполнителю добиться сотрудничества с европейскими рекорд-лейблами, что слушают на Западе и возможен ли в Пензе синти-поп-концерт? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник» (16+) побеседовал с пензенской исполнительницей Дарьей Данателли (Давыдовой).

— Что, на твой взгляд, мы можем из Пензы импортировать в Европу на данный момент, если говорить о творчестве?

— Смотря для каких целей и куда. Мир открыт для того, чтобы поставлять туда что угодно, и неважно, из Пензы, России или еще откуда-то. Главное — преподнести это так, чтобы людям было интересно, и найти свою дорогу, по которой ты будешь двигаться. К сожалению, с пензенскими коллективами я не так хорошо знакома, но, наверное, для того, чтобы попасть на international-уровень, надо стараться.

— Тем не менее, сама импортируешь свою продукцию. Как это произошло — счастливый случай?

— Нет, это намеренно. Это то, к чему я шла всю жизнь.

— Есть такие исполнители, которые говорят, что им неинтересна Россия и они хотят петь для всего мира…

— Есть такие люди, но в моем случае — мне просто есть что сказать, вот в чем дело. Если человеку есть что рассказать, то он не имеет права молчать об этом.

— Как тебе удалось выйти на международное сотрудничество?

— Однажды меня «торкнуло», что я хочу попробовать себя именно в таком жанре — синтетическая музыка, электроника, retrowave. Это 80-е в чистом виде. Ниша очень узкая, на самом деле, не всем понятная и близкая. Но, тем не менее, во всем мире очень много людей, которые этим заинтересованы.

Года полтора-два назад мы сидели в Москве со Стасом Астаховым и разговаривали на тему музыки и ее продвижения. Я сказала, что не считаю себя гениальным исполнителем, но, тем не менее, мне бы хотелось, чтобы мою музыку слушало больше, чем 10 человек — моих друзей. И он предложил отправить ее на какие-нибудь retrowave-лейблы. А почему нет? Он услышал мой альбом еще до того, как он был скомпилирован и выпущен, сказал, что это достойный материал, и посоветовал попробовать.

Я отправила на все мыслимые retrowave-лейблы, которые нашла. Первыми откликнулись итальянцы, они сказали: «Где ты была раньше? Конечно, давай сделаем релиз». Sunlover Records сразу предложили сотрудничество. У меня получилась классная коллаборация с одним из артистов этого лейбла, его зовут Andy Fox, как позже выяснилось, это очень крутой дядька и не все с ним записываются, а у меня получилось.

— Меркантильных целей не преследовала?

— Вообще нет! Я в принципе не меркантильный человек.

— А что-то заплатили за релиз?

— Весь доход от продаж моего альбома идет мне, лейбл вообще ничего не получает, кроме моего имени. iTunes, Bandcamp, Amazon, Google Play, Youtube, Spotify, Deezer — мой альбом есть везде.

— А как получилось поработать в дуэте с «крутым дядькой»?

— Он сам предложил. Позже были коллаборации и с другими «боссами» этого лейбла — Винченцо Салвиа и Абобо (Vincenzo Salvia, Abobo). Итальянский лейбл дал мне возможность познакомиться с другими людьми, которые также выступают на synthpop-, synthwave-, retrowave-сцене. Из Германии, Франции, США и даже Венесуэлы. Всегда говорила о важности знания английского языка. Коммуникабельность тоже никогда никого не подводила, и уже после выпуска альбома откликнулись люди. 9 января 2017 года я его выпустила и уже в марте ехала записывать сингл «Marion” к Петеру Циммерманну (Peter Zimmermann) в Гамбург. Немцы захотели со мной поработать.

— А продюсер немецкий с тобой сейчас работает?

— Да. Мы пишем сейчас второй альбом.

— Кто первый альбом тебе помогал выпустить?

— Я делала его полностью сама, только аранжировки мне помогал делать мой товарищ из Украины — Анатолий Чук. Я ни разу не видела этого человека в жизни, но он с полуслова меня понимает. Я могу набросать черновик, отправить — и на следующий день он присылает мне аранжировку, которая у меня в голове. Вообще мир рулит, и границ нет никаких.

— То есть девиз нашего региона «покупай пензенское» реально воплотить в творчестве?

— Вполне.

— А дальше чего тебе хотелось бы?

— Дальше хотелось бы воплотить свои пожелания и задумки относительно живых выступлений. Это тяжело и будет, скорее всего, носить характер «околодиджейсетовый», потому что целую группу таскать по Европе — это вообще нереально, конечно. Это невыгодно, ведь, напомню, ниша очень узкая.

— А Tesla Boy в твоей жизни имеет огромное значение?

— Конечно. Это коллектив, в котором играет мой друг. Поэтому у меня не было варианта не любить Tesla Boy! И их музыка на международном уровне звучит очень сильно. Но я не хотела бы на них зацикливаться и не могу сказать, что только они были моими вдохновителями. Это больше было показателем того, что Россия может.

— А Pompeya?

— От нее все прутся, я их очень сильно уважаю, как и On-the-go, но это не совсем то. Они ближе к инди-музыке, а я — к синти.

— Играют ли на российских радиостанциях такую музыку?

— Я не сталкивалась с таким. Зрителя и слушателя надо воспитывать, а это очень тяжело.

— Расскажи о своих клипах.

— Хочу порадоваться и погордиться: земля Пензенская полна талантами, и гениальный Леша Тархов это подтвердил. Я поняла, что, кроме него и «Отдела кадров», никто не сделает так.

— А сколько он сделал тебе клипов?

— Мы сняли лайв-сет, два видео было смонтировано, в целом три получается. Один — Dreamсatcher — заглавный, и я очень горжусь тем, что эти ребята из «Отдела кадров», находясь в Пензе, работают на таком уровне.

— А я продолжу хвалить «Отдел кадров» — они вместе с Прокофьевым делали промо-ролик к 20-летнему туру группы «Ленинград».

— Да, супер, только в Европе практически никто не знает про группу «Ленинград»…

— А чем ты зарабатываешь на жизнь в Пензе?

— Я преподаю вокал в «Единороке», это школа музыки. У меня есть любимые ученики, мы с ними разучиваем песни, готовимся к концертам. Я ем свой преподавательский хлеб, все нормально.

— А возраст учеников какой?

— От 10 до 30−35 лет.

— Что хотят петь люди, которые обучаются на вокал?

— Благо, я имею возможность работать с тем материалом, который мне приятен и не противен. Песни для караоке мы не учим, «Виа Гру» не поем. Одна ученица у меня очень любит петь «Арию» и Кипелова, кто-то любит петь Foo Fighters, кто-то — Radiohead.

— Как же так — от синти-попа к хард-року?

— А почему нет? Ведь школа называется «Единорок».

— Получается, ты — мультивокалист?

— Да.

— В продолжение темы — о джазе. «Джаз Май» (6+) — фестиваль, как минимум, статусный для Пензы. А у нас в городе ведь раньше было джаз-кафе, и ты пела там. А потом его не стало…

— Оно было, но я бы не сказала, что это было какое-то знаковое место. Идея была, но владельцы — люди, которые ничегошеньки не смыслят в джазе, — все это сразу на корню порезали. Но все скатилось к банальному общепиту.

— А ты в таких заведениях поешь?

— Пою, пою в Засеке, но это способ добывания денег. И я имею право петь ту фоновую музыку, которую хочу. Это такие легкие chillout-полуджазовые хиты, кавера.

— Зачем псевдоним был нужен, что это за тотемное имя?

— Жизнь вообще полна знаков. В 2009 году в моей жизни появились ребята из Италии, они привнесли свою национальную нотку в мое существование. Даже не помню, как родилась эта фамилия — Данателли. Это помесь из моего любимого персонажа книги Ника Перумова, «Черепашек Ниндзя», итальянских фамилий и так далее.

— Ты еще фантастику читаешь?

— Конечно, человек должен читать много и разное. Я читаю не только Роджера Желязны, но иногда еще и фэнтези. В принципе много читаю.

А что касается псевдонима — я его взяла и по маркетинговым соображениям. Когда ты пишешь в Google «Даша Давыдова», тебе показывают 98 тысяч человек по всей России и не только. «Dasha from Russia», — меня так все и называют в моих кругах. А Дарья Данателли — одна. И по правилам итальянского языка фамилия должна писаться через «о», я же изменила ее на «а».

— Ты космополит?

— Думаю, что да.

— Почему ты живешь в Пензе, а не, скажем, в Москве?

— Честно говоря, наверное, отчасти это боязнь потери домашнего комфорта. А с другой стороны, да, мне здесь немного тоскливо и я чувствую, что этот город уже переросла.

— Говоришь на английском языке вообще свободно?

— Absolutely.

— А на немецком?

— С ним худо, потому что все у меня разговаривают на английском.

— А не хочешь принять участие в каком-нибудь творческом конкурсе?

— Нет, не хочу, чтобы меня с кем-то сравнивали. Зачем я буду перепевать Уитни Хьюстон, если лучше, чем она, я не спою? Я хочу свое, поэтому делаю свое. Если лично мне есть что сказать, то я не буду молчать и не буду цитировать.

— Ты тексты сама пишешь?

— Конечно. Я пишу все сама.

— Что в Европе сейчас слушают?

— Из-за перенасыщения информацией людям очень сложно что-то для себя вычленить. Как и в России, я думаю, многие специально не сидят на поисковых сайтах и не выискивают редкие альбомы, чтобы просветиться. Думаю, что они просто включают по дороге на работу радио и потребляют то, что дают нам радиостанции. Они бывают разные — те, которые стараются, и те, которые не очень.

— А хочешь ли ты подняться до уровня евро-поп?

— Не знаю, хочу ли и надо ли мне это. Из нашего synthpop-сообщества в этом году один товарищ, его зовут Карпентер Брют (Carpenter Brut) попал на фестиваль Coachella, он проходит в США в несколько дней, и там выступают шикарнейшие звезды. И он выступит чуть ли не вместе с Бейонсе на одной сцене.

— А синти-фестивали есть в России?

— Нет. Вернее, они есть, но их крайне мало. Это очень узкая стезя, хоть эту музыку многим людям и приятно слушать.

— И в завершении — снова о международном сотрудничестве. На твой взгляд, в чем секрет украинских аранжировщиков-саундпродюсеров?

— Для меня это тоже загадка, но думаю, что это воспитание вкуса. Не знаю, почему именно в этой стране так. Казалось бы, это два близких друг к другу государства и корни-то одни, а по факту… Может быть, действительно сказывается то, что они живут ближе к Европе. Но я должна отметить, что и в России есть достойные аранжировщики-саундпродюсеры. Но на данный момент мне комфортней работается с Германией, Италией и Францией.

У нас в России, к огромному сожалению, процветает музыкальная безвкусица. Люди слушают какую-то ахинею, я могу говорить об этом очень долго. Это очень прискорбно, грустно. Честно говоря, я стараюсь современную русскую музыку вообще не слушать, только underground. Практически никто не знает коллектив «Сегодня ночью», а он есть, и он клевый, я его люблю. Опять-таки, не очень русский Mujuice — для меня это восторг, очень душевная музыка.

— А твоего концерта в жанре synthpop стоит ждать в Пензе?

— Знаешь, была такая мысль, но я не знаю, нужен ли он. Я не хочу пробовать и ошибаться, я перфекционист. Я не обладаю таким репертуаром, чтобы просто выйти и под гитару попеть. Это должно быть реально круто, я не хочу выглядеть абы как. А в Пензе, к сожалению, у нас даже подходящей площадки нет.

Фотография: Фото Михаила Смоленцева и из личного архива

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle