Вам будет интересно
Наши новости

«Нет, я не Лепс, я другой». Финалист армянского «Голоса» покоряет Пензу

24 января в 08:31 1298 просмотров
, почему солисту в Пензе сложно найти хороший бэнд и почему выступления в ресторанах — прекрасная школа для музыканта? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник» (16+) побеседовал с пензенским исполнителем, финалистом армянского «Голоса» (12+) Фриком Ростомяном.

" data-title="«Нет, я не Лепс, я другой». Финалист армянского «Голоса» покоряет Пензу — Пенза-пресс, рунет за день">

В чем разница между певцом и исполнителем, почему солисту в Пензе сложно найти хороший бэнд и почему выступления в ресторанах — прекрасная школа для музыканта? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник» (16+) побеседовал с пензенским исполнителем, финалистом армянского «Голоса» (12+) Фриком Ростомяном.

— В пензенском творческом сообществе не чувствуешь себя белой вороной?

— Да, такое чувство есть.

— Сколько времени живешь на пензенской земле?

— Четыре года.

— Музыкальное образование есть?

— Окончил несколько студий, высшего музыкального образования нет, но у меня очень хорошие педагоги были.

— А музыкальная школа была в твоей жизни?

— В детстве пел в армянском церковном хоре, затем — в хоре при консерватории. Потом был государственный театр песни. Отучился там два года. Все это произошло в Ереване.

— А в хоре ты себя комфортно чувствовал?

— Я солировал. И в детстве у меня был тонкий голос.

— Можешь перечислить своих учителей?

— Да, моими педагогами были Каро Чаликян и Анаит Симонян, они научили меня многому, поставили голос.

— Как ты перешел от церковного хора к рок-н-роллу? Что было в середине?

— В середине был мой дядя. Он пришел из армии, а я тогда слушал только армянскую попсу 90-х. И тогда я познакомился с музыкой таких групп, как Led Zeppelin, Aerosmith, Deep Purple. Потом начал слушать Джо Кокера, нашел себя в нем. В Пензе мне многие говорят, что я копирую Лепса. Это не так, я считаю, что Лепс сам копирует Кокера. Его даже назвали русским Кокером в свое время в одном из интервью, та же самая харизма.

— А в каком возрасте ты понял, что Джо Кокер — это твое?

— В 16 лет, когда уже превращаешься из мальчика в мужчину. Я начал понимать, что он поет, что чувствует, и начал слушать.

— Сколько языков ты знаешь?

— Три — русский, английский и армянский.

— А кто помогал в изучении английского?

— Я учился в Ереванском государственном университете на факультете международных отношений.

— Как ты оказался в Пензе?

— Не хотел бы об этом говорить. В Ереване у меня все было хорошо, я был финалистом проекта «Голос», успешным ресторатором. Но судьба так распорядилась. Что ни делается, все к лучшему.

— Давай поговорим о ресторанной музыке. Многие говорят, что это хорошая школа…

— Безусловно. Не хочу говорить громких слов, но это очень сильная школа. Ты начинаешь уже публику по-другому чувствовать. Видишь разных людей — и пьяных, и непонимающих, и ценителей…

— Ценители попадались?

— Да, было дело. Например, помню, как-то Сергей Колесников увидел, как я в «Ереване» пел песню The Doors — People are strange. Пришел и написал на Facebook большой пост об этом.

— Что бы ты не стал петь ни за какие деньги?

— Попсу стараюсь не петь. Как-то предлагали 50 тысяч за песню «Белые розы», я ее петь не стал. Есть принципы у меня. Но если это такая попса, где есть что петь, тогда можно такой вариант рассматривать.

—  Как часто в Пензе поешь армянские песни?

— Знаете, я даже в Армении их пел очень мало. Мне нравился блюз, и даже есть записи, где я со своим бэндом выступаю, старые-старые.

— А тебе сейчас не хватает живых музыкантов?

— Не хочу никого обидеть, всех уважаю, но очень уж они стандартны. Это мое личное мнение. Я считаю, что любой человек должен на сцене показывать свой почерк, что он может.

— Ты считаешь, что каждый солист должен быть еще и шоуменом?

— Конечно. Он должен быть индивидуумом.

— А есть желание выступать с группой?

— Не поверите, но я в Пензе начал под минусовку петь, раньше же пел только вживую. Вообще другую энергию чувствую. Одно дело — командная работа, другое — когда музыку включил и спел.

— Ты же сам — человек-оркестр. Сколько раз смотрел твои выступления — ты один, но тебя как будто бы много…

— Да, это потому что я так чувствую музыку.

— Пензяки часто удивляются твоей экспрессии?

— Да. И 80% при этом говорят: «Ты копируешь Лепса».

— Обидно?

— И да, и нет. Все-таки у меня есть своя индивидуальность.

— А Рэя Чарльза исполняешь?

— Все его песни.

— Как часто в ресторанах ты исполняешь вещи из своего репертуара?

— Сейчас очень часто.

— Ты сольный концерт пока не планируешь?

— Если найду хороший бэнд. Может быть, из «Еревана» приглашу кого-то.

— Кого их пензенских музыкантов ты бы отметил как хорошего? За четыре года с кем познакомился?

— Артем Лапшов очень нравится мне, он — солист, это чувствуется.

— Услышал недавно от одной знакомой, что в Пензе — перебор с ресторанно-корпоративными певцами. Есть такое, на твой взгляд?

— Я этого не чувствую.

— Кого из российских музыкантов ты бы хотел видеть в качестве наставника?

— Лепса, Фадеева, Меладзе.

— Ты надолго в Пензе?

— Как карта ляжет.

— Говорят, что армяне хорошо готовят. Это и к тебе относится?

— Да, я очень хорошо готовлю. Это и хобби, и вторая профессия — ресторанный бизнес. Проработал там от официанта до владельца заведения.

— А нет желания в Пензе открыть что-то подобное?

— Я открыл, но потом понял, что лучше заниматься вокалом. Было на ул. Космодемьянской, 3б заведение.

— Расскажи о планах на 2018 год.

— Честно говоря, хочу собрать группу детей и позаниматься с ними, открыть студию. Хочу научить их слушать правильную музыку и воспроизводить ее, заняться манерой, вкусом. Один из наставников «Голоса» мне когда-то сказал очень умную вещь: «Ты — не певец, а исполнитель». Это совсем разные вещи. Есть люди, которые выходят на сцену с отточенной программой, а есть те, кто выходит и просто поет так, как чувствует. Нужно музыку пропустить через себя и добавить свой почерк.

— То есть ты готов своим почерком делиться с нашими детьми?

— Я постараюсь.

Фотография: Фото Андрея Романова

Социальные комментарии Cackle