Вам будет интересно
Наши новости

«Концертник»: Воссоединится ли «мафия» Серебряковых в Пензе?

6 февраля в 08:42 1326 просмотров
, есть ли алгоритм создания шлягера и сколько сегодня зарабатывают хитмейкеры? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник"(16+) побеседовал с композитором Александром Серебряковым.

" data-title="«Концертник»: Воссоединится ли «мафия» Серебряковых в Пензе? — Пенза-пресс, рунет за день">

Сколько лет в Пензе существует музыкальная династия Серебряковых, есть ли алгоритм создания шлягера и сколько сегодня зарабатывают хитмейкеры? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник"(16+) побеседовал с композитором Александром Серебряковым.

— Почему с вашим талантом и энергией вы до сих пор в Пензе, а точнее, в Бессоновке?

— Честно говоря, я и сам себе задавал этот вопрос. У меня и амбиции были. В 1993 году, когда я был на конкурсе «Шлягер-93» (12+), то увидел буквально всех звезд — от Укупника, Лозы до группы «На-На» с Бари Алибасовым. Тогда у меня была идея предложить кому-то свои песни. Надежда Бабкина была в жюри, я ей хотел предложить песню «Пой, Россия». В жюри сидели мэтры — композиторы Александр Морозов, Игорь Корнелюк, поэт Николай Денисов.

Вокально-инструментальный ансамбль из Бессоновки «Венец» тогда добился участия в международном фестивале. Там никого, кроме нас, не было из села. Были, конечно, провинциальные исполнители из «шахтерских» городов, где добывали уголь, нефть. Нас тогда оставили, но потом все равно подрезали.

— Попытка не удалась, и решили, что нужно отступить?

— Нет, я не отступил. Я потом перенацелился на семейный ансамбль, создал его в 1993—1994 годах. От областного Дома народного творчества я получил задание в короткий срок создать на базе студии «Венец» семейный ансамбль и принять участие во всероссийском фестивале. Мы поехали в Санкт-Петербург в первый раз и там получили диплом третьей степени. Потом нас пригласили на более крупный конкурс, и мы вшестером поехали. После этого принимали участие в международном конкурсе «Мир — одна семья» тоже в Питере, где стали лауреатами первой степени и награждены большим столовым сервизом, который мы благополучно поделили. Эти красивые столовые приборы до сих пор целы и напоминают о наших путешествиях.

— А кто на «Шлягере-93» победил?

— Группа «На-На».

— То есть «Венец» с «На-На» соревновался?!

— Конечно!

— Сколько лет существует «Венец»?

— «Венцу» в этом году будет 45 лет, он в 1973-м создан. Я руковожу им с 1977 года и до сих пор.

— А почему ВИА решили переименовать в группу?

— ВИА — это обязательно отдельный бэк-вокал, дудки. А мы бы играли просто — три гитары, синтезатор и барабан, как «Земляне», «Машина времени», «Воскресенье». Мы на них ориентировались. Попсы, может быть, чуть-чуть касались, но играли ее на свадьбах, на банкетах.

У нас в команде появился поэт Юрий Быков, он принес философские стихи, писал совершенно не попсовые тексты. То, что мы возили на «Шлягер», шло в контексте 90-х. А сейчас в стиле лирического шансона, джазового направления больше работаем. У Коли, конечно, какие-то галифе были и тельняшка, и все говорили: «О, ну это Николай Расторгуев». Хотя мы с «Любэ» никак не сочетались, у нас совсем другая музыка. Может, в плане имиджа немного… Было шоу, Коля немного танцевал даже. Но, как ни странно, песню «Пой, Россия» Марта перезаписала и сейчас поет на концертах. Я ей сказал, что она по стопам отца идет. И пошла дальше, это хорошо.

После финала «Новой звезды» (6+) поначалу лила слезы, что жюри все-таки несправедливо вынесло решение, но видите, народная любовь все поставила на свои места. Она сказала, что не думает останавливаться и у нее еще задумки есть, но пока все не раскрывает. Фестивалей-то полно. Если у тебя есть энергетика и возможности — пожалуйста, принимай участие. Я думаю, что на «Новой звезде» она себя хорошо показала, голосовала-то за нее не только Пенза. Недавно посмотрел программу Валерия Семина на «Радио-1» с ней, молодец она.

— Дядька гордится?

— Думаю, что да, она своим творчеством прославляет не только нашу фамилию Серебряковых, но и культуру нашей пензенской земли.

— Сколько песен сейчас у Серебряковых?

— 103 — это то, что я в РАО [Российском авторском обществе — прим. ред.] зарегистрировал, еще более ста, которым нужна аранжировка, доработка и т. д. Раньше за год получал какие-то перечисления, а сейчас — за каждый месяц отчет по каждому прозвучавшему произведению.

— У многих композиторов есть мечта, чтобы их песни пели звезды…

— Конечно. Было дело — один раз с Сергеем Пенкиным. Ему Олег Ткачев передал кассету. У меня в 1998 году вышел юбилейный диск «Улицы минувших дней». Сергей Пенкин работал над новым репертуаром и взял песню «Самая красивая», сделал ей новую аранжировку. И потом она вошла в диск «История любви» 2002 года, и мне пошли отчисления от выпуска диска.

Лолите тоже отсылал недавно материал, она пообещала, что сама отслушает, и прислала мне свою почту.

— А есть белая зависть у вас?

— Белая — думаю, что есть.

— Вы знаете, сколько зарабатывают сегодня композиторы и аранжировщики?

— Точно не знаю… Называют такие суммы, как 25 тысяч евро, лично для меня это бешеные деньги, но знаете, каждому свое. Меня вот тоже на днях обрадовала приятная новость — студия «Муравей» телерадиокомпании «Звезда» (Москва) прислала проект договора. У нас будет подписано соглашение на использование моей песни «Не зови меня» на ТВ и радио, без отчуждения авторских прав.

— Бессоновка — дом родной?

— Да, мне хорошо в Бессоновке, я придерживаюсь поговорки «где родился, там и пригодился».

— А почему не хотите переехать в Пензу?

— Может быть, как-то и получится, заработаю вот авторскими гонорарами, будем думать. Сейчас хотя бы порядок навели с авторскими правами — в 90-х такой бардак был, что я вообще практически ничего не получал.

— Тем, кто профессионально занимается или хочет заниматься музыкой, советуете вступить в РАО?

— Думаю, да.

— Получается, вы профессионально занимаетесь музыкой 45 лет? А хиты есть?

— Да. «Журавли» есть, наша аудитория ее знает, поет. «Номер телефона» — в свое время эту песню тоже все пели на танцевальных вечерах, еще народ любит песню «Синий май» на стихи Сергея Есенина.

— Вы знаете алгоритм создания хита?

— Я не скажу, что знаю, но я чувствую. И как я писал в 80-х, я бы ни одной ноты сейчас не изменил.

— Кто для вас — композитор-хитмейкер наш отечественный?

— Наверное, Игорь Николаев. Пусть он попсовик, но много хороших шлягеров создал. Юрий Антонов был моим кумиром в 80-е. А из зарубежных — это, конечно, Пол Маккартни. Я хотел бы быть таким же талантливым и удачливым, как он, и непременно таким же богатым.

— А вы педагог еще?

— Да. Сейчас преподаю по классу гитары, синтезатора и вокала в Бессоновке. Бывает, что даю мастер-классы и в Пензе.

— Почему сейчас растет интерес к вокально-инструментальной музыке?

— Такое действительно есть. Особенно «бум» на гитару, очень много девушек. Я им помогаю делать переложение песен Земфиры, Цоя, играют и поют.

— Много талантливых воспитанников у вас?

— Дети все талантливы, по идее. Но упорных не так много, может быть, процентов 25. Есть те, кто талантлив во всем. Я и сам заново стал переучиваться. Раньше пел и думал, что и так круто, а как сам начал преподавать, то понял, что есть много нюансов.

— Как вы относитесь к слову «мафия»?

— Ну, она всегда была и есть. Про меня тоже говорят, что я — «семейный мафиозник», пропихиваю своих постоянно, но ведь у нас музыкальная семья, скажу прямо, я ими всеми горжусь и люблю.

— В декабре вам 60 лет будет?

— Да.

— Воссоединения «мафии» Серебряковых стоит ждать?

— Наверное, да. Семейство у нас сейчас еще разрослось, Юля вышла замуж, у меня две внучки и внук. В 2010 году ездили на фестиваль «Вера, Надежда, Любовь» как Серебряковы-Мельниковы, взяли гран-при. Очень рад, что Марта продолжает наше дело, верна профессии, которую получила в пять лет. Я не могу сказать, что мы ее заставляли. Вот Колю — да. Он хотел стать хоккеистом, а мне нужен был бас-гитарист. И еще недавно мой сын Роман вернулся из рядов российской армии и уже поет со мной на концертах, фестивалях.

— А вы слушаете сейчас музыку?

— Да, слушаю разную музыку. И классическую, и современную — ученики меня просто вынуждают ее слушать, интересоваться ей.

— Будет юбилейный концерт в декабре?

— Да, будет в Пензе. Пока сценарий в голове не созрел, но я думаю об этом.

О творческом пути Марты Серебряковой, о том, каково это — расти в семье известных музыкантов и выступать на сцене с четырех лет, конкурируют ли пензенские исполнители друг с другом и как бороться со слухами, можно почитать в интервью певицы в рамках проекта «Концертник» (16+).

Фотография: Фото Юрия Быкова, Юрия Дровнина и из личного архива Александра Серебрякова

Социальные комментарии Cackle