Вам будет интересно
Наши новости

«Концертник»: Как сделать Пензу рэп-столицей? Интервью с А. Гадючным

13 февраля в 12:13 2096 просмотров
, как в Пензе представлено хип-хоп-сообщество и что нужно для того, чтобы город на Суре смог стать одной из столиц российского рэпа? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник"(16+) побеседовал с рэпером Лешей Gs (Алексеем Гадючным).

" data-title="«Концертник»: Как сделать Пензу рэп-столицей? Интервью с А. Гадючным — Пенза-пресс, рунет за день">

Почему в России стремительно набирают популярность рэп-баттлы, как в Пензе представлено хип-хоп-сообщество и что нужно для того, чтобы город на Суре смог стать одной из столиц российского рэпа? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник"(16+) побеседовал с рэпером Лешей Gs (Алексеем Гадючным).

— Для начала давай с терминологией определимся. То, чем ты занимаешься, — музыка?

— Да.

— Рэп или хип-хоп?

— Я делаю рэп. Хип-хоп — более широкое понятие, туда входит и непосредственно рэп, и брейк-данс, и граффити. То есть хип-хоп — это нечто большее, это культура, образ жизни. А рэп — непосредственно музыка, часть культуры, которая является основополагающей.

— Каждый уважающий себя рэпер должен иметь альтер-эго, какие-то псевдонимы. Что насчет тебя?

— Меня зовут Алексей Гадючный, но у меня тоже есть псевдоним — Леша GS.

— Лет пять назад я думал, что повсеместная «рэперизация» страны и небольших регионов достигла своего апогея, у каждого школьника своя студия была. Буквально каждый был либо рэпером, либо фотографом. Года три назад думал, что вся эта мода прошла, и вдруг в 2017-м рэп становится мэйнстримом, начинают о баттлах говорить, официальные издания пишут о рэпе. Что произошло?

— Произошло перерождение. Рэп зашел в мейнстрим, попал в телевизор. Раньше более просвещенные, взрослые люди воспринимали это как баловство, подростковый инфантилизм, попытку выразить протест. Сейчас же, с появлением и раскруткой, к примеру, «Версуса» (18+), ситуация изменилась. Это зашло, понравилось многим публичным людям, даже тем, кто занимается политикой. Они назвали это поэзией нового времени, поэтому к рэперам, которые делают хороший продукт, стали относиться на полном серьезе, как к современным поэтам.

— Может, здесь сыграло роль хорошее продюсирование?

— Конечно, все в совокупности, и это тоже. Появились люди, которые захотели вложить в это немалые деньги. Я думаю так, но могу ошибаться. С раскруткой оффлайн-баттлов, таких как «Версус», это вышло на мейнстрим-уровень. Непросвещенным людям было очень интересно посмотреть, как все происходит — как другие, стоя друг напротив друга, поливают оппонента грязью, но делают это очень круто, зарифмованно, используя какие-то подводные камни, и потом выдают это как полноценный продукт. Хороший и зрелищный баттл — это не когда один человек подготовился и убрал другого, а когда два человека демонстрируют крутой уровень. Тогда и судьям, и зрителям сложно решить, кто победил. Соответственно, это зрелищно.

— Гладиаторские бои какие-то!

— Гладиаторские бои интеллектом, скажем так. Да.

— Раскрой секрет: разве «Версус» — не импровизация?

— Я не из их тусовки, поэтому с уверенностью говорить не могу. Но из единичного личного опыта — нет, не импровизация. Все подготовлено, причем на это дается несколько недель, а порой — даже несколько месяцев.

— Есть в Пензе рэп-комьюнити?

— Знаете, я чаще работаю с людьми не из Пензы, потому что у нас — провинция, еще не появился тот человек, который будет заниматься не продвижением себя и своего творчества в массы, а продвижением этого города как второй или третьей столицы российского рэпа. Сейчас, как мне кажется, столицей рэпа является Санкт-Петербург: там как раз «Версусы», «140 BPM», все основные баттлы.

— Я вырос в те времена, когда Ленинград был столицей русского рока. Можно ли сказать, что на смену русскому року пришел российский рэп?

— Можно и так сказать, почему нет? Насколько я знаю, рок тогда был некой альтернативой поп-музыке. Своей культурой они выражали протест тому, что на экране, что приелось. Многие иностранцы приезжали в Россию, включали первые каналы, смотрели на то, что происходит, и говорили, что у нас в стране нет нормальной музыки. И я согласен с тем, что это очень приелось, зациклилось. Мы видим одни и те же лица, и они будут держаться до последнего, чтобы зарабатывать деньги. Будут делать пластические операции, качаться ботоксом.

— Ты высказал мечту о том, чтобы сделать Пензу одной из столиц российского рэпа… Но ведь практически все рэперы, которые сейчас на слуху, родом из провинций?

— Да, в большинстве случаев, наверное, так. Еще раз говорю: нужен человек с хорошими организаторскими способностями, который отлично бы разбирался в этой культуре и у которого было бы неплохое материальное состояние, чтобы он мог это дело обеспечивать, продюсировать.

— Есть у тебя в Пензе коллеги по рэп-сцене сейчас?

— Мало с кем общаюсь. Есть у меня хороший друг Антон Pluckyduck, я считаю, что он делает музыку на неплохом уровне. Александр Барабанщиков как вокалист в своем стиле очень неплох. Обязательно стоит упомянуть, что есть такой рэп-музыкант, как Адамант, он уже не в Пензе живет, переехал в Москву и занимается больше звукорежиссурой, и он мне не коллега — один совместный трек только есть. Насколько я знаю, он с Бари Алибасовым работает сейчас. Как исполнитель, Адамант — безусловно очень и очень крут. Сюда можно отнести и Мишу A.K.D. и Дениса Снегура.

— А из российской рэп-тусовки кто тебе близок по духу?

— Oxxxymiron, Pharaoh, The Chemodan Clan, Loc-Dog. «Гуфа» раньше слушал, пока он не начал делать более мейнстримовый, ньюскульный рэп. Олдскул, как мне кажется, был ему больше к лицу, я от него фанател. Возможно, он начал гнаться за модой и делать что-то более форматное.

— Кто ваш слушатель?

— Все зависит от тематики. Если она более подростковая, то естественно, что это слушают школьники. Если взять того же Oxxxymiron, то я бы его назвал вторым Пушкиным, у него фанатская аудитория — это далеко не школьники. Они есть, конечно, но, в основном, это взрослые.

— Что делать родителям с такими музыкальными предпочтениями детей, смириться?

— Родители, в первую очередь, должны давать правильное воспитание ребенку, объяснять, что это всего лишь музыка и необязательно для того, чтобы стать успешным человеком, заниматься такими вещами, о которых говорят рэперы в своих треках. Я считаю, что никакой цензуры не должно быть, все зависит от воспитания человека. Можно слушать Пранкоту, того же Евгения Вольнова, но при этом ходить в церковь.

— Еще слышу от сына якобы о нашем земляке, родом из Никольска, — Юрии Хованском. При всем юмористически-саркастическом отношении к этому персонажу не считаю это рэпом…

— Топовые блогеры начали лезть в рэп, потому что это стало мейнстримом, а у них уже есть своя большая аудитория. Почему бы ее не приумножить и дальше не развиться? Я против этого, мне это не нравится. Но если этим занимаются, если у этой темы есть развитие, то почему нет?

— Я вот «Noize MC» искренне люблю и творчество его.

— Он — крутой чувак, очень талантливый человек, но та музыка, которую он делает, немного мне не по душе.

— Как ты относишься к группе «Каста»?

— «Каста» существует, насколько я знаю, уже более 20 лет. В свое время они вместе с Децлом вывели рэп на экраны. И Bad Balance можно сюда отнести. Это три творческих единицы, которые начали продвигать рэп на широкую аудиторию в России.

— А почему тогда не получилось стать мейнстримом?

— Всему свое время. Есть такая группа «Город 312», когда они стали мегапопулярными, то в интервью говорили о том, что приносили в продюсерский центр те же самые записи, которые сейчас крутятся, 15 лет назад. Им сказали, что это непонятная фигня и она никому не нужна. 15 лет прошло, принесли то же самое — и зашло. Это невозможно объяснить (пожимает плечами).

— Как часто тебе говорят, что ты фигню делаешь?

— Постоянно. Так же часто, как говорят, что я делаю круто. Сколько людей, столько и мнений.

— Ты читаешь или поешь?

— Читаю.

— О чем?

— О состоянии души, о том, что конкретно я пережил, что хочу донести до масс. Эти мысли не всегда позитивны, не всегда направлены на какой-то конструктив. Но если я об этом хочу писать, значит, пусть это так и будет.

— Рэп — это грустно?

— Рэп — это эмоционально, скажем так.

— Где ты берешь сэмплы?

— Раньше сам занимался написанием битов, а потом начал в более взрослую жизнь входить, времени на это стало меньше. Сейчас я работаю с конкретными битмейкерами, в 99% случаев они не используют никаких сэмплов, а сами играют на компьютере, с помощью каких-то плагинов, синтезаторов. Потом это все сводится, мастерится, и получается в итоге готовый продукт.

— Под живой оркестр нет желания исполнять рэп?

— Есть, конечно. Но пока нет возможности это устроить.

— В баттлах участвуешь?

— Участвую.

— Это святое для рэпера?

— Нет, вообще нифига! Это как способ размяться, набраться какого-то опыта, не более того.

— А сколько сейчас таких вот различных баттлов устраивается в разных регионах? Где они, в основном, сосредоточены, кроме Питера?

— Есть такой баттл «Слово» (18+), он зародился в Краснодаре, потом открылось несколько площадок в различных регионах. Даже в Саранске есть, я туда судить ездил неоднократно. В Новосибирске по-моему еще проводят баттлы, в Ростове-на-Дону, в Самаре, во многих российских городах. Больше об этом сказать ничего не могу.

— Нет желания в «Версусе» поучаствовать?

— Как оффлайн-рэпер я слабый игрок, так что нет. Особенно если речь идет про баттлы без бита. На онлайн-площадках — другое дело. Самое главное в таких баттлах — это «панчлайны», то есть острые метафоры. У меня их написание не очень выходит. Не кривлю душой, не хожу вокруг да около, как-то так. Я бы, возможно, и хотел, но это не дало бы мне никакого плюса, потому что я не смог бы себя там хорошо проявить. Уже был плачевный опыт.

— Локальный рэп реален или нет? Я имею в виду, о пензенских проблемах.

— Думаю, что если я напишу такой трек, то со мной случится что-то нехорошее (смеется). Нет, я бы не стал такое делать!

— Фристайл и рэп — неотъемлемые части хип-хоп-культуры?

— 10 лет назад были неотъемлемые, сейчас уже нет. По-крайней мере я так понимаю. Но все равно, реально хороший рэп-музыкант должен уметь хоть как-то фристайлить.

— Ты фристайлил? Получалось?

— Да, временами получалось круто, временами — нет.

— У тебя есть творческая мечта?

— Да. Оставить после себя очень заметный след, который будут обсуждать десятилетия.

— А юмористический, сатирический рэп есть в России?

— Есть. «Anacondaz», «Noize МС» временами — это первые, кто пришел в голову.

— Что нужно для того, чтобы в Пензе «хайпанули» на рэпе?

— Нужен продюсер. С деньгами и Бузова вон что творит (смеется). Либо должна появиться настолько яркая творческая личность, должен появиться гений, который «разорвет» интернет-просторы. Помимо хорошего исполнения, должен быть яркий образ. Человек должен выглядеть вызывающе и непредсказуемо. Как-то так. Возможно, я в чем-то не прав.

— А люди есть, которые будут выступать?

— Не могу сказать. Но если будет организатор с хорошей материальной базой, то вообще не будет проблемой подтянуть топовых баттл-рэперов из других городов. Это даст толчок к тому, чтобы в Пензе люди стремились к этому и развивались. Возможно, такие люди уже есть, но я не знаю, я с ними не общаюсь.

— То есть ты и творишь, и живешь в сети?

— В большинстве случаев — да.

— Многие считают, что рэп и мат — это почти синонимы. Рэп вообще возможен с литературным русским языком?

— Конечно, возможен. Это дело вкуса и стиля автора. Когда какое-то матерное слово не в тему вылетает, это вызывает отвращение. Поэтому, если мат есть, то он должен быть в тему, использоваться только там, где нельзя ту самую мысль колко и остро выразить цензурными словами. В противном случае это просто засорение ушей.

Фотография: Фото Ильдара Риверы и Антона Кутузова, скриншоты: https://vk.com/slovosaransk

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle