Вам будет интересно
Наши новости

Как в Пензе решается проблема дольщиков? Брифинг с Инной Левченко

13 февраля в 11:24 6322 просмотра
(0+), посвященный ситуации с проблемными домами Пензы и обманутыми дольщиками.

" data-title="Как в Пензе решается проблема дольщиков? Брифинг с Инной Левченко — Пенза-пресс, рунет за день">

13 февраля в ИА «Пенза-Пресс» прошел брифинг (0+), посвященный ситуации с проблемными домами Пензы и обманутыми дольщиками.

На вопросы читателей информагентства ответила начальник пензенского управления Госжилстройтехинспекции Инна Левченко.

Анна Балашова, корреспондент ИА «Пенза-Пресс»: Проблема обманутых дольщиков в Пензе — одна из самых острых и болезненных. Инна Николаевна, давайте еще раз напомним о том, что же случилось — почему сегодня сотни людей не могут въехать в новое жилье?

Инна Левченко: Вопрос очень сложный, ответ на него, что именно вызвало такие сложности, знает только застройщик. Может быть, это внутренние финансовые проблемы. Или же застройщик был слишком уверен в себе и не рассчитал сил. Если брать конкретно «Пензастрой» — здесь может быть любая из этих составляющих, в той или иной степени. Уже не раз было озвучено, что проблемы начались гораздо раньше: в июне 2015 года впервые за всю историю этот застройщик сдал дома с нарушением срока. Тогда было всего лишь два месяца, это был микрорайон Рахманинова-Тернопольская. Тогда уже стало очевидно, что что-то не в порядке у компании. Тем не менее, в 2015, 2016 и 2017 годах строительство не прекращалось. Сроки нарушались, пошли иски от участников долевого строительства, которые получили свои дома позже срока, установленного договором. К сожалению, проблема росла, как снежный ком. В результате сегодня пять недостроенных объектов у «Пензастроя», в общей сложности 1118 договоров по ним заключено. Все дома — в высокой степени готовности, но их, конечно, нужно достраивать.

Анна Балашова: Также у нас, помимо «Пензастроя», есть другие застройщики с проблемными домами. Расскажите о них подробнее.

Инна Левченко: Да, есть еще проблемный дом «Декор-трейда», где есть факт возбуждения уголовного дела в отношении должностного лица. Возможно, будет вскрыт и такой факт, как нецелевое отвлечение денежных средств. Этот вопрос, в общем-то, всем известен и открыт, должностное лицо находится под домашним арестом. К сожалению, на сегодняшний день стройка там прекращена. У нас был принят закон Пензенской области, направленный на решение таких вопросов. Все дома — и «Пензастроя», и «Декор-трейда», в установленный срок будут признаны проблемными и включены в соответствующий реестр согласно этому закону. Это даст возможность заниматься с домами дальше и искать варианты по их достройке.

Анна Балашова: Есть информация о том, что накануне пензенская делегация ездила изучать опыт решения проблемы дольщиков в Самаре. Расскажите об итогах поездки.

Инна Левченко: Да, мы уже выезжали в Пермь, выезжали в Самару. Последнюю делегацию возглавлял Николай Петрович Симонов. Он захотел сам услышать об этом опыте. Если брать Самару, то там масштабы бедствия, конечно, совсем иные.

Вся нормативно-правовая база у них запрошена и нам передана, судебная практика, которая возникла в процессе реализации самарского опыта. Все мы привезли, сейчас изучаем, будем консультироваться с компетентными надзорными органами, чтобы понять, насколько этот опыт может быть применим на пензенской земле.

Анна Балашова: А как ведется работа с поиском земельных участков, в обмен на которые застройщики согласились бы достроить проблемные дома?

Инна Левченко: Механизм реализации нашего закона заключается в выделении земельных участков в аренду без проведения торгов. Там идет льготная цена — всего 1,5% от арендной платы, и отсутствует конкурентная процедура. Разница, которая была бы внесена в местный бюджет в виде арендной платы, уходит на достройку домов. Вопрос в том, что должно быть достаточное количество инвестиционно привлекательной земли, обеспеченной инженерными сетями, чтобы нашелся такой застройщик, которого этот участок бы устраивал. На сегодняшний день у нас, к счастью, есть несколько таких участков, к которым проявили интерес ряд юридических лиц. И мы полагаем, что какую-то часть вопроса мы через этот механизм мы однозначно закроем. Хватит ли ее на всех — это другой вопрос. Но для этого мы ежедневно собираемся, чтобы заниматься поиском. Получится какая-то часть — уже хорошо.

Если конкретнее, то речь идет о земельном участке в районе ГПЗ-24. У нас два крупных застройщика претендуют на нее. Второй большой земельный участок у нас в восьмом микрорайоне Арбеково, сейчас как раз проводится работа по расторжению договора аренды, потому что до сих пор действующий договор заключен у «Пензастроя» на эту землю. Но, к сожалению, арендную плату они не вносят вообще, что приводит к увеличению текущих платежей и к усугублению сложившейся ситуации. Это поручение было дано, но положения закона таковы, что только по соглашению сторон можно сегодня расторгнуть эту аренду. Работаем в этом направлении. Речь идет о девяти гектарах, за счет этого участка тоже потенциально можно было бы достроить дом.

Что касается инженерных коммуникаций — выделялись деньги из областного и городского бюджета, речь идет и об обеспечении, в том числе, этого земельного участка в целях повышения его привлекательности. Вопрос этот уже обсуждался и в Гордуме, и в ЗакСобре. Речь идет об обеспечении водоснабжением дальнего Арбеково.

Алексей Папшев: Как планируется распределять выделенные бюджетом средства на решение проблем дольщиков? Все на один объект с целью ввода его в эксплуатацию или по чуть-чуть на все сразу, чтобы хоть провести консервацию зданий и прекратить их разрушение, пока решаются вопросы по строительству? Если только на один объект, то по какому принципу он будет выбираться?

Инна Левченко: Деньги выделялись на инженерные коммуникации. На достройку домов — пока нет такого механизма, чтобы выделять средства на это напрямую. Подчеркну — мы сейчас подчиняемся ФЗ 127 о банкротстве, этот закон нам диктует свои правила. Впрочем, как и бюджетный кодекс.

Алексей Лапшев: На данный момент есть письменная договоренность хоть с одним застройщиком, кто готов взять на себя завершение работ по достройке зданий?

Инна Левченко: Письменные договоренности будут заключаться между новым застройщиком и либо созданным участниками долевого строительства ЖСК, либо пострадавшими участниками долевого строительства. Все договоренности будут заключаться между ними.

На сегодняшний день у нас ключевой фигурой во всем процессе является арбитражный управляющий. Мы все помним историю с его сменой в «Пензастрое», потому что было потеряно почти четыре месяца времени, когда был назначен московский арбитражный управляющий. Его кандидатура была предложена ИТБ-банком. К сожалению, свои полномочия он не реализовал, заявил самоотвод. И вот в январе назначен новый управляющий, которого предложили дольщики, он их устраивал. Буквально вчера она была у нас на совещании. Пока она только начала получать документы от «Пензастроя». Сейчас очень много будет зависеть от того, в какие сроки она проведет финансовый анализ банкрота. На арбитражном управляющем сейчас — колоссальная ответственность. Это и финансовый анализ, и заключение о сделках за три года до подачи заявления о банкротстве, нужно проанализировать их оспоримость, какое имущество выводилось на других юрлиц, дать этому оценку. У нее есть право обжаловать в суд все эти сделки. И ей предстоит подготовить заключение об отсутствии либо наличии фиктивности банкротства. Учитывая, что рассмотрение по существу назначено уже на апрель, то работа предстоит колоссальная.

От этого будет зависеть заключение по каждому дому — есть ли возможность выйти в ЖСК без нагрузки в виде оплаты текущих долгов, а также долгов первой и второй очереди. Ответить на этот вопрос можно будет, когда мы увидим заключение. Вопрос ставится и о правах застройщика по каждому дому — что их было не более 5%, и о способности застройщика покрыть все очередности при выводе объекта. То есть считать надо буквально каждый рубль, чтобы сказать, быть этому или нет. Возможно, разговоры о ЖСК сейчас даже будут преждевременны. Мы не знаем, какая финансовая нагрузка на них ляжет и будет ли в этом целесообразность.

Алексей Папшев: Почему не выполняется поручение Белозерцева проводить каждые десять дней собрания о том, как решается вопрос с дольщиками и в присутствии инициативных групп от каждого проблемного строения? После обещания Белозерцева заняться решением этого вопроса прошло три месяца и только сейчас появляется решение по землям для нового застройщика и то с кучей проблем, которые никого не устраивают.

Инна Левченко: Собрания проходят каждый день с приглашением инициативных групп застройщиков. Есть группы в соцсетях, где дольщики могут общаться. Наши двери всегда открыты для инициативных групп. Что касается поручения, то нужно понимать, что любой процесс, связанный с землей, требует времени. Есть ряд участков с обременением, есть чистые. Но это не значит, что этим вопросом прекратили заниматься, все в процессе.

Списки земельных участков находятся в открытом доступе, они размещены на сайте администрации города. У нас всегда есть активисты, которым можно задать вопрос, есть отдел по контролю и надзору в области долевого строительства в Госжилстройтехинспекции. Если вопросы есть, мы всегда готовы на них ответить — по любой процедуре и любому дому.

Алексей Папшев: На какой стадии находится оценка незавершенных строений для передачи их новым застройщикам?

Инна Левченко: Этим вопросом мы занимались еще с ноября. Составлены кадастровые паспорта, пакеты документов на все пять домов полностью готовы. Сейчас остается небольшой вопрос с оплатой госпошлины с МФЦ, он адресован «Пензастрою», поэтому при оплате — там чуть больше 100 тысяч — у нас уже будут свидетельства на эти объекты. Вся техническая работа завершена, осталось этот нюанс решить.

Дания Уразбаева: Белозерцев говорил, что можно будет не дожидаться конца строительства проблемных домов, а взять деньги за свою оплаченную квартиру. Меня интересует, как и когда это все будет реализовано, или это очередное вранье для того, чтобы потянуть время?

Инна Левченко: Когда участник долевого строительства подает заявление в арбитражный суд, он вправе заявиться в квартирный реестр. То есть заявиться с правом требования на свою квартиру. Может заявиться в денежный реестр права требования. Все зависит от процедуры управления банкротства: хватит ли денег, будут ли они вообще. Давайте смотреть правде в глаза: при наличии такой огромной суммы текущих платежей вопрос довольно-таки спорный.

Но если речь идет о страховых компаниях, то у «Пензастроя» есть одна действующая страховая компания — это «Проминстрах». Он является правопреемником страховой компании «РИНКО». Поэтому те, у кого полиса «РИНКО», могут считать его действующим. Потому что Центробанк в свое время одобрил передачу страхового портфеля «Проминстраху». В этой страховой компании застраховано 659 договоров долевого участия в строительстве, то есть больше половины. У кого полиса «РИНКО» — при наступлении конкурсного производства это будет являться наступлением страхового случая. Суммой выплаты является сумма, указанная в договоре. Поэтому вопрос по страховке тоже открыт, по крайней мере, для 659 дольщиков.

Светлана: Когда выйдут на стройку и достроят ЖК «Маяковский»?

Инна Левченко: Кто должен выйти на стройку? «Декор-трейд» уже вряд ли когда-либо выйдет на стройку. Вопрос точно такой же, как и по отношению к «Пензастрою». Здесь либо земля, либо еще какие-то механизмы. Пока договор заключать не с кем, участок не определен под этот дом, поэтому говорить о сроках преждевременно. Тем более — учитывая, что там вот-вот наступит процедура банкротства. Опять же, я подчеркну: есть большая вероятность, что будут доказаны противоправные действия должностных лиц, и, возможно, будет возвращено дорогостоящее имущество, которое также можно будет реализовать на достройку этого дома. Здесь вопрос все-таки немного отличается — уж слишком на поверхности вся эта история, и все о ней знают.

Сегодня мы собираемся с дольщиками и с будущим арбитражным управляющим на рабочем совещании, где ответим на их вопросы и расскажем наше видение ситуации. Заходить туда можно будет после создания ЖСК. Понятно, что на это нужны деньги, должна быть юридическая конструкция. Договор подряда подписывается между сторонами. Если предположить такой сценарий, что есть желающий достроить этот дом, потенциально найдена земля, то с кем заключать договор? В конкурсной процедуре, которая сразу будет введена в связи с изменениями законодательства, арбитражный управляющий обязан предложить гражданам создать ЖСК. В противном случае они уходят в денежный реестр, оценивается объект, выставляется на торги и реализуется. А мы же все говорим только об одном — о достройке домов. Для этого нужно их из конкурсной массы забрать. Для чего оформляется незавершенка — чтобы де-юро выделить все эти пока не оформленные объекты из общей конкурсной массы. Для чего ЖСК — чтобы забрать их из этой конкурсной массы и уже дальше заниматься достройкой. Понятно, что чаяния дольщиков — на быстрые решения, они хотят слышать какие-то сроки. Но давайте помнить о том, что мы должны искать решение в рамках закона. Иного не дано.

Анна Балашова: На достройку дома на ул. Измайлова, вроде бы, заявлялась компания СКМ?

Инна Левченко: Да, этот вопрос и сейчас не снят. Составлена смета, она проверена нашей госэкспертизой, вопрос не стоит на месте. Был выход с представителями СКМ, экспертизы, с дольщиками, с нашими специалистами. Осмотр дома, физ. объема — все это параллельно ведется.

Елена Моисеева, корреспондент телеканала «Экспресс»: Изначально дольщики говорили, что ждать три года для них — это очень долго. Эти сроки не менялись?

Инна Левченко: Первоначальный и единственный срок, который примерно озвучивался, — это 2020 год. Мы не уходим от этой даты.

Владимир Михалищев: Жилой комплекс на Ново-Казанской. Уважаемая Инна Николаевна, договора долевого участия были застрахованы застройщиком ОАО «Пензастрой» в страховых государственных фирмах. В настоящее время они исчезли с деньгами. Какие меры будут приняты по поиску и возврату денежных средств?

Инна Левченко: Я уже поясняла, что в «Пензастрое» действующее страхование — это бывший «РИНКО», ныне «Проминстрах». Наступление страхового случая — это, в том числе, и введение процедуры конкурсного производства. Компания эта действующая. Срок покрытия страховки — это еще плюс два года от первоначального срока ввода. Может быть, и есть смысл сделать туда предварительный запрос — какие нужны документы, что нужно для получения выплат, особенно это относится к тем домам, которые находятся в наименьшей строительной готовности. Мы помним, что большая доля дольщиков «Пензастроя» покупали квартиры по достаточно высоким ценам в 2015—2016 годах. У «Пензастроя» никогда и не было дешевого жилья. Поэтому, может, и есть смысл обратиться в страховую компанию.

Владимир Михалищев: Обратите внимание на решение вопроса с дольщиками в городе Москва. Здесь Собянин создал городскую строительную организацию, которая и достроит дома. А вопросы взаимоотношений города и строительных организации не касаются дольщиков. Когда будет четкая позиция правительства Пензенской области по решению вопроса с достройкой домов? Нужно открыто провести обсуждение с нами, дольщиками, и как можно скорее.

Инна Левченко: Повторяюсь — у нас есть лидеры инициативных групп, они все у нас на совещаниях бывают. Концепция, в двух словах, такова: найти достаточно земли, которая позволит достроить дома. Это первый вопрос. Если ситуация сложится так, что ее не будет хватать, тогда уже будут какие-то другие варианты. Сейчас все делается для того, чтобы обойтись без доплат, понимая, что многие брали ипотеку и живут на съемных квартирах. Понятно, что ситуация непростая.

Михаил Васякин: В новостях пишут, что в Царицыно московская администрация собирается выступить как застройщик нескольких проблемных объектов. Можете ли вы использовать этот опыт в Пензе? Если не можете, то почему? Если можете, какие шаги в отношении этого уже выполнены? В ЖСК, в которые нас загоняют, люди не пойдут, у многих ипотека. Организация ЖСК позволит банкам требовать всю сумму кредита назад, люди не захотят нырять в долговую яму.

Инна Левченко: Я не уполномочена комментировать возможности бюджета, но давайте поговорим о том, что на поверхности, — не будем сравнивать бюджет Москвы и Пензенской области. Такой путь у нас не просматривается, на этот год он уже сформирован. Возможно, будут какие-то перспективы, пока все усилия направлены на реализацию нашего механизма и закона, который принимался для решения этих целей.

Что касается создания ЖСК — мы сейчас как раз проводим анализ, а точнее, подсчет по каждому дому — сколько у нас людей имеют ипотеку по каждому объекту. Следующий шаг — взаимодействие с банковской отраслью. Есть информация, что на уровне Сбербанка этот вопрос централизованно обсуждался в Москве. Во всех городах есть такая проблематика. Думаем, что будет какой-то сдвиг. Вопрос очень серьезный, мы о нем знаем. Будем обсуждать его с банковским сектором, если надо — и с инициативой выходить.

Горожанин: Есть ли сроки оформления передачи домов новым застройщикам? Или это может длиться десятилетиями?

Инна Левченко: Изначально срок озвучивался — 2020 год. Сейчас ставится глобальный вопрос — совсем уйти от долевого строительства как от института. Сейчас очень важно, чтобы процедура наблюдения закончилась, не затянулась.

Юлия Семенова: Наш дом ЖК «Маяковский» отсутствует на сайте ДОМ. РФ среди строящихся объектов г. Пензы. С чем это связано и кто за это несет ответственность?

Инна Левченко: Этот сайт ведет Агентство ипотечного кредитования, в разделе «Новостройки» отражены те многоквартирные дома, застройщики которых оплатили взнос в компенсационный фонд. Это те, кто заключил первый договор в октябре-ноябре 2017 года.

Анна Балашова: Можете ли вы выделить среди проблемных домов Пензы наименее и наиболее проблемные?

Инна Левченко: У «Лукоморья» — две очереди: первая на достройку требует 17 млн, вторая — 50. Это самая минимальная сумма и самый готовый дом, так как в нем смонтированы лифты, практически готов фасад — где-то на 75%, внутренняя инженерка и благоустройство. Этот дом требует меньше всего вложений. Есть возможность вести его по очередям. Его можно достроить за полгода при наличии денежных средств, потому что там практически все уже готово. Фактически остается фасад, подъезды. Даже больше скажу — если бы хотя бы месяца на три позже была введена процедура наблюдения, я полагаю, «Пензастрой» бы сам достроил этот дом.

Дальше у нас в числе самых готовых — это первая очередь «Райков», дом на ул. Пушкина. Первая очередь уже вся в фасадах, тоже процедура наблюдения оборвала подписание договора на лифты. Собирались установить крышную котельную. Но подрядчик не стал подписывать договоры, которые будут оспариваться в дальнейшем и, возможно, будут признаны ничтожными.

Гораздо хуже дела обстоят на ул. Ново-Казанской. Дом большой, не готов общий строй. Вторая очередь «Райков» — тоже тяжелый дом, потому что общий строй третьей секции — на уровне четырех-пяти этажей.

И «средние» дома — это на ул. 8 Марта и Рахманинова.

Анна Балашова: А что касается дома «Декор-трейда»?

Инна Левченко: Общий строй готов, фасад не в полном объеме. Но стоит учитывать его масштабы — порядка 25 тыс. кв метров, туда только лифтов нужно 14 штук. Соответственно, сумма в сотнях миллионов еще измеряется. Он на вид, может быть, кажется относительно неплохим, но на самом деле процент завершенных работ — это даже не 50%, а меньше. Это самое простое. Дальше начинается инженерка, отделка, лифты. Частично в подъездах проведены коммуникации, но это очень небольшой процент. Самое больное — там не готова кровля.


Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle