Вам будет интересно
Наши новости

Как убрать контрафактный алкоголь с пензенского рынка? Круглый стол

27 марта в 12:49 6534 просмотра
, как в Пензенской области борются с распространением суррогата и сильно ли ужесточен контроль за производителями домашнего алкоголя?

" data-title="Как убрать контрафактный алкоголь с пензенского рынка? Круглый стол — Пенза-пресс, рунет за день">

Чем чревата подпольная продажа контрафактного алкоголя, как в Пензенской области борются с распространением суррогата и сильно ли ужесточен контроль за производителями домашнего алкоголя?

На эти вопросы ответили гости круглого стола, который прошел в информагентстве «Пенза-Пресс» 26 марта. В обсуждении приняли участие зампред правительства региона Юрий Денисов, начальник отдела организации применения административного законодательства УМВД по Пензенской области Александр Наумкин, начальник управления рынка продовольствия и лицензирования минсельхоза Нина Богач, опер-уполномоченный УЭБ и ПК УМВД Андрей Соловьев и замдиректора Союза производителей и дистрибьюторов Пензенской области Наталья Рожкова.

Корреспондент ИА «Пенза-Пресс» Анна Балашова: В июле 2017 года в России вступили в силу поправки в ряд нормативно-правовых актов, призванные ужесточить контроль за производителями домашнего алкоголя. Расскажите подробнее о введенных ограничениях.

Александр Наумкин: Федеральным законодательством были внесены изменения в ФЗ № 171, ограничивающий продажу индивидуальными предпринимателями и гражданами алкогольной продукции. Ввели в Кодекс об административных правонарушениях новую статью, которая регламентирует реализацию продукции самогоноварения. До августа прошлого года к административной ответственности, по сложившейся практике, граждан мы привлекали по двум статьям, предусмотренным административным кодексом, — незаконная предпринимательская деятельность и продажа товаров, реализация которых ограничена или запрещена. В то время степень ответственности граждан и индивидуальных предпринимателей, которые допускали совершение правонарушений в данной сфере, была очень низкой. На граждан — от 1500 до 2000 рублей был предусмотрен штраф, на должностных лиц — от 3000 до 4000 рублей, юридических — от 30 до 40 тысяч рублей.

С учетом внесенных изменений степень ответственности в разы увеличена, на сегодняшний день граждане, допустившие нарушения в данной сфере, будут должны заплатить штраф от 30 до 50 тысяч рублей, индивидуальные предприниматели — от 100 до 200 тысяч. В связи с этим допущение нарушений гражданами в этой сфере уменьшилось.

Анна Балашова: В каких случаях сейчас допускается и допускается ли вообще домашнее самогоноварение? Или же это будет считаться правонарушением?

Александр Наумкин: Допускаются случаи, когда разрешено изготовление вин домашнего производства, в том числе — самогона: если продукт предназначен для самостоятельного применения. Законодательством предусмотрен объем, от которого уже начинается ответственность: не более 200 декалитров.

Анна Балашова: Как в нашем регионе борются с распространением контрафактного алкоголя и незаконным самогоноварением, какие профилактические мероприятия проводятся?

Юрий Денисов: Профилактика здесь идет и по линии органов внутренних дел — ввиду того, что привлекают к административной ответственности. А по линии подведомственных правительству области учреждений — в каждом районе и населенном пункте есть совет общественности, куда вызываются люди, злоупотребляющие алкоголем, распространяют его и предоставляют свои квартиры для коллективного потребления. В 2017 году около 1700 таких мероприятий прошло, на которых была проведена работа с 1141 человеком, злоупотребляющим алкоголем, 181 человеком, который продает самогон, и 128, которые предоставляют дома или квартиры. С ними ведется работа, о фактах злостных нарушений сообщаем в органы полиции для принятия соответствующих мер.

В декабре у нас был месячник по борьбе с продажей нелегального алкоголя, объявленный губернатором. Выезжали в районы, каждый глава отчитывался о мероприятиях, о том, сколько контрафакта было выявлено. Надо признать, что эта проблема не угасает так явно, как нам хотелось бы. К сожалению, ситуация как была напряженной, так и остается, ввиду того, что испокон веков русский народ алкоголь считал своим вторым хлебом. Любое мероприятие — что радость, что горе — у нас не обходится без алкоголя. И поднятие цен повлияло на распространение нелегального алкоголя, в том числе — самогона. Как ее побороть? Помните, Горбачев ввел ограничения, когда рубили виноградники? И к чему это привело? Создались только очереди, выросло самогоноварение.

Анна Балашова: Насколько остро в Пензенской области стоит проблема с нелегальным распространением самогона? Легальна ли продажа самогонных аппаратов?

Юрий Денисов: Самогонные аппараты продаются легально, изготовление алкоголя для личных нужд ведь разрешено. Ответственность наступает тогда, когда на этом начинают зарабатывать деньги. Есть такой опыт в других странах мира, что на самогонные аппараты вообще ставятся счетчики, они регистрируются в налоговых органах. Если показатель превысил норму — человек уже платит повышенный налог. У нас этого нет, к сожалению. У нас «кулибины» так сделают, что и счетчик в обратную сторону крутиться будет.

Александр Наумкин: Официально законодательством не была предусмотрена ответственность за реализацию самогонных аппаратов, даже производимых в промышленных производствах и реализуемых через торговую сеть. Но объем — 200 декалитров — был определен, и, соответственно, тот гражданин или индивидуальный предприниматель, который собирается производить данный продукт в промышленном производстве, обязан подать заявление в Росалкогольрегулирование с просьбой зарегистрировать его как производителя. Он предоставляет паспорт на оборудование. И уже при получении разрешения и внесении в реестр он получает право производить алкоголь в больших объемах.

Анна Балашова: Только ли административная ответственность предусматривается за правонарушения, связанные с продажей контрафактного алкоголя?

Андрей Соловьев: Уголовная ответственность предусмотрена в тех случаях, когда реализуется продукция, опасная для жизни и здоровья потребителя. Очень часто разводят некачественный покупной спирт, причем это может быть что угодно, вплоть до незамерзайки от автомобилей. Такая жидкость признается опасной для жизни и здоровья, наступает уголовная ответственность по части 1 ст. 238 УК РФ. К нашему счастью, преступлений, предусмотренных другими частями этой статьи, с 2015 года у нас не выявлялось. По третьей части — отравление с летальным исходом - было возбуждено дело в Кузнецке. Сейчас по нему завершено производство, приговором Кузнецкого районного суда лицо, виновное в доставке напитков, послуживших причиной смерти, осуждено к восьми годам лишения свободы. Хочется надеяться, что таких фактов у нас больше не будет. Ограничиваемся профилактическими мерами.

Согласно статистике, по состоянию на 26 марта, с начала года таких преступлений у нас выявлено 35. Этому мы стараемся уделять большое внимание. В выявлении таких преступлений задействуется служба охраны общественного порядка и оперативные подразделения УМВД. В феврале мы проводили комплексные оперативно-профилактические мероприятия, в ходе них выявили 16 фактов реализации спиртосодержащей жидкости, возможно, опасной для жизни и здоровья. Вся такая жидкость реализуется из домов гражданами, это не промышленное производство, а спирт сомнительного качества, разбавленный водой и продаваемый в розницу недобросовестными лицами.

Анна Балашова: Подрывает ли подпольная продажа алкоголя экономику в регионе?

Нина Богач: Конечно, подрывает. Мы видим это по поступлению акцизов в бюджет Пензенской области. В этом плане проводится большая работа. Мы ежеквартально проводим совещания с участием губернатора, на которые приглашаем все крупные сетевые компании, и подводим итоги, в том числе — по алкоголю местного производства. У нас есть Союз производителей и дистрибьюторов Пензенской области, ему даны большие полномочия. Эта работа длится шесть лет, и количество правонарушений, выявленных в сфере незаконного оборота алкоголя, остается на прежнем уровне. Всплеск был в 2013—2014 годах, когда была введена система ЕГАИС. Часть компаний ушла в подполье, потому что нужно было понести определенные затраты, чтобы закупить необходимую технику и подключиться к системе. Количество лицензиатов уменьшилось. В этом году их — 441, это 1958 торговых точек.

И в районах продолжают работать группы. За 2017 год они проверили свыше 8000 торговых объектов и выявили 504 нарушения, все они были направлены в полицию, составлено свыше 300 протоколов по незаконному обороту алкоголя. В эту пятницу, 30 марта, будем на координационном совете подводить итоги работы за квартал, заслушаем районы. Очень жестко спрашиваем в этом плане, потому что контрафакт никуда не делся, он существует и меньше его не становится.

Анна Балашова: А как пензенский Союз производителей и дистрибьюторов борется с контрафактом?

Наталья Рожкова: Все началось с того, что в 2011 году резко выросли цены на водку — с 98 до 205 рублей. Тогда и пошло подделывание алкоголя, потому что марка стала стоить 100 рублей с каждой бутылки водки. На шампанском и вине — 14−15 рублей, а здесь — 100. И так как производство водки не требует никаких особых материальных затрат, поэтому и начался такой всплеск. Было по 130 нарушений в год. Затем, когда власти начали говорить о том, что нужно установить систему ЕГАИС и привести все в соответствие, чтобы каждая бутылка штрихкодировалась, здесь уже нелегальный бизнес начал задумываться. И если раньше мы могли всю эту продукцию видеть на прилавках магазинов, то теперь она продается только «из-под полы». Поэтому мы ищем ее либо в магазинах индивидуальных предпринимателей, либо в закусочных без лицензий, которые якобы официально торгуют пивом, а нелегально потихоньку разливают крепкий алкоголь.

Контрафакт стал тоже немного другим: органы полиции стали привлекать к ответственности за оборот нелегальных акцизных марок, так теперь водка стала вообще без марок. Не стали утруждаться, то есть водка разливается в простые бутылки без наименования завода-изготовителя, марки нет совсем. Где разливается и из чего производится, узнать очень сложно. Или же есть несколько наименований водки, у которых акцизная марка наклеена, но она напечатана не на бумаге «Гознака», а где-то в типографии в подвале. Такие факты есть, и они практически не искореняются. Мы их гоним из одного угла в другой, а они умудряются производить и тайком продавать.

У нас есть сайт «Контрафакту бой», где освещаются все материалы выявлений с фотографиями, адресами, датами. Это как доска позора для пензенцев. Все выявленные в ходе мониторинга алкогольного рынка факты нарушений мы сразу же передаем в полицию. Практически по всем заявлениям принимаются меры административного воздействия, было даже заведено несколько уголовных дел. Есть соглашение о совместной работе с правоохранительными органами и Роспотребнадзором.

Анна Балашова: Какова статистика по штрафам за нелегальную реализацию алкоголя в регионе за прошлый год, по фактам уголовных преступлений?

Александр Наумкин: В целом в сфере незаконного оборота алкогольной продукции было выявлено более 500 фактов нарушения законодательства, в том числе было возбуждено 190 уголовных дел и составлено более 350 административных протоколов. Самые распространенные статьи, за конотрые привлекались к уголовной ответственности, — это статья 238 («Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»). Было 104 факта зафиксировано. За изготовление и сбыт поддельных марок акцизного сбора либо специальных марок или знаков соответствия и их использование (статья 327.1 УК РФ) было возбуждено 64 уголовных дела.

Кроме того, 17 уголовных дел было возбуждено по признакам статьи 171.1 УК РФ («Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством РФ»). Еще пять фактов уголовных дел — по розничной реализации алкоголя несовершеннолетним.

На правонарушителей было наложено порядка 5 млн штрафных санкций, процент взыскиваемости — 93%. Из незаконного оборота было изъято более 94 тыс. литров алкоголя, в том числе более 6 тыс. — только спирта.

Работа по этому направлению регулярно освещается в СМИ, было осуществлено в целом более 2000 публикаций. Результаты этой работы говорят не только о том, сколько возбуждено уголовных дел или лиц привлечено к административной ответственности. Они влияют и на такие показатели, как состояние преступности в целом. В частности, совершение преступлений на улицах, в общественных местах в состоянии опьянения. За последние три года у нас есть тенденция к снижению уровня преступности по данным категориям.

Анна Балашова: Как внесенные в законодательство поправки отразились на статистике преступлений в данной сфере?

Александр Наумкин: В целом в системе, как я уже отметил, есть снижение по отдельным категориям, в том числе стало меньше грабежей, изнасилований, убийств, то есть тяжких преступлений, которые совершаются, в том числе, в состоянии опьянения. Кроме того, следует отметить, что в нашем регионе даже по сравнению с 2015 годом на 20−30% снизилось количество летальных исходов от отравления алкоголем. Если в 2015 было 310 погибших, то в 2017 — 236 человек. Кроме того, что законодатель ввел ответственность за самогоноварение, следует отметить и то, что он ввел статью в КоАП, которая стала предусматривать ответственность за то, что граждане осуществляют транспортировку алкоголя без соответствующих документов. Если гражданин везет более 10 литров спиртосодержащей продукции и у него нет подтверждения ее легальности, то его привлекают к административной ответственности — в виде штрафа от трех до пяти тысяч рублей с конфискацией алкогольной продукции. Раньше такого не было.

Анна Балашова: Как обстоит дело с продажей продукции бытовой химии, содержащей спирт? По-прежнему ли она под запретом?

Александр Наумкин: Да, на сегодняшний день действует постановление главного санитарного врача России, которое ограничило реализацию продукции, содержащей спирт более 15%, в том числе — и косметической, на 180 суток. Оно было введено с 20 октября 2017 года и на сегодняшний день еще имеет силу.

Анна Балашова: Как можно бороться с распространением нелегальной алкогольной продукцией, помимо рейдов, административных и уголовных наказаний?

Юрий Денисов: На мой взгляд, с проблемой нужно бороться, в первую очередь, на психологическом уровне. Человеку нужно объяснять, что не все у нас начинается и не все заканчивается алкоголем. Нас уволили с работы — мы пьем, нас приняли — пьем, в должности повысили — пьем, кто-то умер — пьем. Страна такая. Нужно больше о душе говорить.

Александр Наумкин: В целом, результаты по России, которые озвучиваются, говорят о том, что на сегодняшний день объем алкоголя на душу населения сократился. Проводится работа с молодежью, открываются фоки, спортивные залы, бассейны. Непопулярно стало курить, употреблять алкоголь. Судя даже по сверстникам своих детей, видно, что поколение включается в здоровый образ жизни. Старшее поколение — да, стараются горе заглушать алкоголем, но проблемы этим не решаются.

Юрий Денисов: И детям не нужно дурной пример показывать. Плохое почему-то лучше воспринимается, чем хорошее.

Наталья Рожкова: Для того, чтобы снизить оборот контрафактной продукции, нужно продвигать качественные и безопасные для здоровья товары местного производства. Мы объехали с пензенскими производителями все районы области, презентовали образцы продукции. В Пензенской области есть качественная продукция, которой не отравишься, и совсем необязательно покупать нелегальный алкоголь. Наша цель — чтобы на полках наших магазинов было не менее 35% местной продукции. И мы добились этой цели, в некоторых даже до 50% ассортимента составляет пензенский алкоголь. Есть товары разных ценовых сегментов.

Фотография: Фото Станислава Левова

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle