Вам будет интересно
Наши новости

«Концертник». В «Захвате» мы давали людям свободу выражения. Интервью с А. Грушкиным

4 апреля в 02:33 2522 просмотра
«Захват» и почему оно закрылось, какие выступления остаются в памяти зрителей дольше, как помешала цифровизация в развитии бизнеса? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник» (16+) побеседовал с основателем рок-кафе Александром Грушкиным.

" data-title="«Концертник». В «Захвате» мы давали людям свободу выражения. Интервью с А. Грушкиным — Пенза-пресс, рунет за день">

Чем запомнилось культовое пензенское рок-кафе «Захват» и почему оно закрылось, какие выступления остаются в памяти зрителей дольше, как помешала цифровизация в развитии бизнеса? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник» (16+) побеседовал с основателем рок-кафе Александром Грушкиным.

— Для пензенской музыкальной тусовки имя Александр Грушкин значимое. Ты сам на сцене с гитарой стоял, играл в группах, ВИА?

— Пока я готовился к интервью, думал, что первый вопрос будет именно таким. Я люблю слушать музыку, но самому играть не пришлось. Так сложилось, что кругом была музыка, она меня преследовала и днем, и ночью. Но получилось, что я больше ударился в ее техническую сторону. Для меня артисты были как боги, а сравнивать себя с богами — неэтично.

— Я сторонник той мысли, что хороший продюсер, который организовывает творческие коллективы и выступления, должен разбираться и любить это дело, но немного дистанцироваться. Ты же можешь назвать себя продюсером?

— Скорее, нет. Повторюсь, что люблю музыку, но как пользователь. Мне нравится качественная музыка, нравится быть слушателем, а не продвигать ее. Каждый человек должен заниматься своим делом. Когда ты чем-то увлекаешься, надо это делать хорошо. К тому же продюсирование подразумевает не только продвижение какого-то одного направления, а продвижение различных стилей. Я ударился больше в рок-музыку, а это совершенно некоммерческое направление, поэтому не сложилось быть продюсером в большом понимании.

— Я считаю себя в музыкальном плане всеядным. Но то направление, которое ты продвигаешь, я называю альтернативной музыкой. Почему так и как ты к этому пришел?

— В какой-то момент, действительно, сложилось так, что я продвигал ярые альтернативные направления. В свое время держал музыкальный магазин. Однажды знакомый предложил взять в аренду помещение под кафе. Сразу родилась идея сделать музыкальное кафе, и я выбрал самое близкое на то время направление — рок-музыка. Рок был со мной всегда. К тому же в Пензу просто валом ехали молодые коллективы, которые готовы были играть на скромных бюджетных условиях. И кафе получилось альтернативным из-за того, что было очень большое предложение со стороны групп. Там мы делали и театральные фестивали, и различные мероприятия проводили. Был и спрос: люди с удовольствием ходили на рок-концерты.

— Я все жду, когда ты скажешь название кафе — «Захват». Ведь это сакральное слово для тех, кто любит альтернативную рок-музыку в нашем городе.

— Знаешь, очень часто в случайных местах со мной здороваются незнакомые люди — настолько много их прошло через рок-кафе «Захват». Скажу еще, что это более обширное понятие, было не только рок-кафе, но еще и сеть магазинов под этим брендом.

— Сеть магазинов «Захват» для меня — это первая региональная франшиза, которая в своей нише могла бороться с федеральной.

— Так сложилось. Люди очень хорошо вспоминают то время, когда на ул. Московской открылось рок-кафе. Оно просуществовало в общей сложности, сначала — в одном месте, потом — в другом, шесть лет. Все вспоминают с большим удовольствием именно место в центре города, говорят, там были самые хорошие условия, все было замечательно. Там сложилась альтернативная тусовка, неформалы собирались. Самое главное направление было — дать людям возможность свободно выражать свое мнение. Мы брали коллективы без цензуры.

— Ты сможешь сейчас, спустя годы, подсчитать, сколько коллективов побывало в «Захвате»?

— Я могу оценить только приблизительно. Храню фотоотчеты практически с каждого мероприятия, их — около тысячи.

— А сколько «Захват» в центре города просуществовал?

— Три года.

— Какие времена были! В том, что магазины как бизнес, который продвигает музыку, исчезли, виновата цифровизация?

— Безусловно. Интернет оказал влияние на все, не только на музыку, но и на литературу, кино. Все искусство сейчас находится под жестким прессингом интернета. Это не открытие, а реальность. Но это надо не отвергать, а, наоборот, — этим нужно пользоваться. Сейчас для музыкантов есть больше возможностей донести свое творчество до людей.

— Это плюс. Но, я предполагаю, для тебя это был не просто бизнес, посредством этого ты покрывал какие-то расходы на концерты. Все было взаимосвязано.

— Конечно. В первую очередь, кафе закрылось не потому, что мне это надоело. Просто банально арендодатель начал поднимать ренту и пришлось переехать на Западную поляну. Мы там просуществовали три года, и там сложилась такая же ситуация. Я слышал от разных людей закон ребрендинга — раз в три года нужно менять все. Фактически так и получилось.

— С «Захватом» все?

— Нет, он существует сейчас. Есть офис, слава Богу, удалось расплатиться с кредитами за его выкуп. В музыкальном магазине на ул. Гладкова продаем мультимедийные чистые носители и занимаемся продвижением некоторых проектов, также у нас реализовываются билеты на концерты. Вот недавно был очень шумный концерт — приезжала группа «Порнофильмы». Многие площадки в Пензе отказывались принимать ее из-за названия. Но они оказались очень популярны, билеты были раскуплены все.

— К истории организации рок-площадки ты не хочешь возвращаться?

— Это нерентабельно. Многие организаторы в Пензе становятся на зарплату к исполнителям, а не так, чтобы вкладывать свои деньги: заплатить гонорар, дорогу и все условия райдера, — это крайне опасное занятие. Поэтому сейчас многие организаторы становятся наймитами у команд. Если им понравилось, как ты сработал, они могут дать небольшую премию.

— Чьими выступлениями и концертами ты гордишься из тех, что привозил в Пензу?

— Кто-то из пензенских музыкантов сказал, что самое прикольное и запоминающееся выступление — когда произошли какие-то ЧП. И вот такое крупное происшествие, которое мне запомнилось, было в приезд группы Dealer. Это очень старая хеви-метал команда из Англии, у них внушительная дискография — примерно десять альбомов. Они выступали на разогреве у Motörhead.

Приехали они в Пензу, отыграли успешный концерт, их поддерживала наша местная группа «Карфакс». Dealer были от них просто в восторге, приглашали поехать к ним.

Когда у группы было свободное время, мы проехали по интересным пензенским местам, включая церковь. Им она очень понравилась, назвали ее замком, с большим интересом все рассматривали. Переезжали от места к месту, в процессе пили некоторые напитки, в итоге вернулись в рок-кафе. Там сидели мирно пили кофе, вдруг прибежал бармен и сказал, что возле туалета лежит тело бас-гитариста в луже крови. Началась паника, вызвали «скорую». Оказалось, что он при выходе не удержал равновесие и упал. Все закончилось хорошо тогда. До сих пор я с ребятами из группы поддерживаю контакт, они с большим удовольствием вспоминают Россию. Продолжение у истории грустное, через год тот парень скончался, разбившись на мотоцикле, — врезался в стоявшего на дороге оленя.

— Страшная история. А есть что-то приятное?

— Каждый концерт по своему уникален, нельзя говорить, что что-то хорошо или плохо, все зависит от настроения. Из замечательных выступлений, когда все понравилось, и было очень хорошо, — «Коррозия металла», как ни странно.

— Паук [лидер трэш-метал группы «Коррозия Металла» Сергей Троицкий] много раз приезжал к нам в город.

— В один из них он выступал в «Захвате». Я очень боялся этого концерта, но пензенские ребята сказали, что без «Коррозии металла» они не могут. Несколько раз я Сергея просил, чтобы не было никаких выкрутасов.

— В итоге Троицкий отмочил что-нибудь?

— Перед концертом он попросил своих девушек раздеться топлес и поставил их за барную стойку. Он разыграл целый спектакль: купил у них различного алкоголя и повез его в гримерку.

— Рок-н-ролл — музыка своенравная, свободная, как у вас складывались отношения с правоохранительными органами?

— Очень мирно, нас абсолютно не прессовали. У нас была охрана, которая очень здорово помогала. Даже если и возникали проблемы, они на входе сразу разрешались. Согласен, что музыка свободная и может случиться все что угодно. Было удивительно для меня, что внутри самого помещения всегда поддерживался некий порядок. Практически не было случайных людей, которые пришли просто с улицы. Все были между собой знакомы, тусовка поддерживала свой внутренний порядок. Может быть, какие-то проблемы и возникали, все решалось за пределами самого кафе.

Припоминаю один случай, когда выступал Василий К. & Интеллигенты. Прошел уже час, как должен был начаться концерт, а музыкантов все не было, мы начали беспокоиться. Потом позвонил Василий и сказал, что находится рядом с кафе и у него проблемы. Когда я выбежал на улицу, то увидел, что он стоит вместе с двумя коллегами в наручниках, а рядом — сотрудники правоохранительных органов. Затем их отвезли в отделение, так как заподозрили, что они курили запрещенное вещество. После разбирательства их все же освободили, и музыканты появились на сцене с задержкой на три часа. Поклонники их ждали все это время.

— А неформалов били?

— Мне рассказывали ребята, что одного из неформалов даже зарезали. Это был музыкант группы «Карфакс». Приношу извинения, если я мог перепутать некоторые детали. Как я понял, со слов знакомых, на этого человека наехали гопники или еще кто-то. Тогда он пригрозил им своим ножом, который у него отобрали, и им же ранили.

— Сейчас есть неформалы в Пензе?

— Безусловно. Но они перешли в другую форму.

— Панки остались?

— Да. Панки достаточно мощно сейчас в Пензе существуют. Но понимаешь, если увидишь на улице человека, то нельзя точно сказать, панк перед тобой или нет. Такой атрибутики как раньше нет, в Пензе люди меньше подчеркивают свою принадлежность.

— Может, ты панк?

— Нет, я не принадлежу к какому-то стилю. Могу быть и панком, и рокером, и альтернативщиком, и корщиком.

— Я более-менее в курсе, что происходит на пензенской музыкальной сцене. Ты следишь за ней?

— Конечно.

— Кто нравится?

— Те, кто мне ближе. Мне очень нравится шоу барабанщиков Pulse, с которыми я сейчас сотрудничаю. Мы ведем коммерческий проект — световое шоу, барабанщики в световых костюмах исполняют акустическую программу и работают под ремиксы известных композиций.

— Pulse — это твое детище.

— Нет. С Александром Поповым мы как-то обсуждали вопросы продвижения музыки в Пензе и решили сделать такой коллектив. Нашлись музыканты, я занялся технической частью. Мы делаем не просто световое шоу, а с элементами некой клоунады, не знаю, как это лучше назвать.

— Кто нравится из старичков олдскульных [от англ. Old school — «Старая школа"]?

— Из тех, кто на плаву сейчас, с большим уважением отношусь к VIP&Co. Серегу Козлова очень уважаю [Headphone Killazz], сейчас они отошли немного от своей главной темы. Многие команды тех, кого я знал в то время и с кем сотрудничал, распались. Многие ушли в кавера, это просто болезнь для всех. Есть очень приятные, хорошие музыканты, например «Прямой эфир». Они остаются верны своему стилю и продолжают играть.

— А сам что слушаешь сейчас?

— У меня нет конкретного направления, стиля, предустановки. Когда захожу в интернет, то думаю, что же послушать. Старое надоедает, олдскульное слушаю, только когда совсем ностальгия пробивает. Я вбиваю в поисковой строке то слово, которое сейчас меня сопровождает, которое олицетворяет проблему. Допустим, вбиваем на английском слово интервью, и на это слово вылетает десять тысяч вариантов песен.

— А как к рэпу относишься?

— Рэп я очень уважаю. Не скажу, что я принадлежу только року, он ведь может существовать в разных стилях. Например, мне сейчас нравится группа Bike for Three, недавно их для себя открыл. Они очень интересно излагают материал. Это дуэт бельгийки и канадца, если не ошибаюсь.

— А как с английским у тебя?

— С английским я на «вы», но могу пообщаться, и меня поймут.

— Музыка тебе помогла в этом?

— Как я начал учить английский? Все обменивались кассетами, пластинками, магнитофонными лентами и прочим, но о чем поют в песнях, мы не знали. Переписывали тексты от руки в больших тетрадях и учили их. Так появились Rainbow, Queen, Deep Purple. Естественно, возник интерес, что же слова означают, так и начал учить английский язык с интересом, с любовью. Это интернациональный язык музыки.

— Из пензенских площадок, которые помогают так или иначе продвигать музыку, что можешь отметить?

— Наиболее близка к старому «Захвату», с тем альтернативным направлением, Detroit. «Сансара» очень интересный проект, но они ближе к хип культуре, краст, фолковской, кухонной теме. Благодарю Юлю за то, что она держит это заведение. «Ламповая голова», но они как-то мечатся, ищут свою канву, сейчас больше склонились к арт-клубу и полностью отказались от рок-концертов. Многие клубы пускают к себе однодневные концерты: «Квадрат», Frau Gross. Антон Шумилов очень мощную работу провел, он является действительно большой фигурой для Пензы, который продвигает музыку не для денег, а «для себя».

— Есть мечта? Кого бы в Пензу ты привез с удовольствием?

— Однозначно AC/DC.

Фотография: Все фото принадлежат рок-кафе "Zахват"

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle