Вам будет интересно
Наши новости

Почему антибиотики перестают нам помогать? Интервью о будущем фармации

20 апреля в 03:00 2162 просмотра
, кто виноват в том, что антибиотики перестают нам помогать, и почему в Пензе осталось всего три аптеки, где лекарство могут изготовить по рецепту?

" data-title="Почему антибиотики перестают нам помогать? Интервью о будущем фармации — Пенза-пресс, рунет за день">

Сможем ли мы когда-нибудь полностью отказаться от импортных лекарств в пользу отечественных, кто виноват в том, что антибиотики перестают нам помогать, и почему в Пензе осталось всего три аптеки, где лекарство могут изготовить по рецепту?

Ответы на эти и другие проблемные вопросы в сфере фармации корреспондент ИА «Пенза-Пресс» Анна Балашова узнала у сотрудников областного медицинского колледжа — заведующей производственной практикой Надежды Саратовцевой и замдиректора по учебной работе Нины Перекусихиной.

— Давайте начнем с небольшого ликбеза. Многие люди, далекие от медицины, путают фармакологов с фармацевтами, фармацию с фармацевтикой и фармакологией… В чем разница?

Надежда Саратовцева: Фармация — это наука о распознавании и приготовлении лекарств. Фармацевтика — чисто обывательский термин, лучше его вообще не применять. Фармацевт — это специалист, занятый либо изготовлением лекарственных препаратов по рецепту врача, либо отпуском лекарств промышленного изготовления. Он работает в аптеке, как и провизор. Провизоры — это специалисты с высшим образованием в области фармации.

Нина Перекусихина: А фармаколог — это больше врачебная профессия. Они занимаются изучением и изысканием новых препаратов, работают не в аптеках, а в больницах и клиниках.

— По некоторым направлениям в пензенском здравоохранении есть острый кадровый голод. Это относится и к фармацевтам?

Надежда Саратовцева: Нет, кадрового голода Пензенская область в области фармации не испытывала никогда. Мы уже 90 лет готовим фармацевтов, только в этом году 120 человек выпускаем. И все трудоустраиваются, причем наши специалисты востребованы и в больших городах, в столицах.

Другой вопрос — какую работу хочется современной молодежи. Менее трудоемкую, более высокооплачиваемую. Здесь могут быть какие-то нюансы. Диапазон зарплат фармацевтов в регионе довольно широкий — где-то от 10 до 30 тысяч. Но можно и больше заработать, все зависит от опыта, от аптечной сети, условий труда.

Нина Перекусихина: Знаете, такой парадокс: как правило, пензенские фармацевты получают больше, чем преподаватели медколледжа, которые их обучают.

— А много ли у нас в регионе аптек, где могут изготовить лекарство по рецепту?

Надежда Саратовцева: Раньше это было практически в каждой аптеке. Сегодня в Пензе их осталось всего три — аптека № 4 на проспекте Строителей, № 180 — где центральный рынок, на пути к «iMall», и № 158 — на Шуисте, рядом с домом культуры «Дружба». И такая ситуация наблюдается по всей России.

— С чем связано такое резкое сокращение? С отсутствием спроса?

Надежда Саратовцева: Индивидуальное изготовление лекарств — это дорого и сложно. Чтобы изготовить лекарственный препарат по рецепту, в аптеках нужно помещение, соответствующее строгим санитарным нормам, которые жестко контролируют органы Санэпиднадзора, обученный персонал, сформированный ассортимент сырья — фармсубстанций. Тут же в аптеке нужно проводить контроль качества изготовленных лекарств, для этого требуется отдельный специалист. Себестоимость получается довольно высокая, а наше население не готово переплачивать за «хэнд-мейд». Он востребован, но в связи с низким уровнем рентабельности многие аптеки отказались от этого. Коммерческий аптечный рынок не имеет в своей структуре производственных отделов. Рыночная экономика нам такие правила игры диктует: во главе угла — прибыльность, рентабельность.

Прибыльнее продавать препараты промышленного производства, на сегодняшний день у нас более 20 тысяч наименований лекарств.

— Но совсем отказаться от изготовления препаратов по рецепту мы все равно не сможем?

Надежда Саратовцева: Нет, ведь бывают какие-то нюансы. Например, ребенку нужна определенная дозировка, которая промышленностью не выпускается. Или у пациента — индивидуальная непереносимость какого-то компонента лекарства, или уникальное течение заболевания, где нужен индивидуальный состав. Ведь промышленность под каждого человека не может подстроиться.

— Как обстоит дело с рынком отечественных лекарств? Мы до сих пор сильно зависим от импорта?

Надежда Саратовцева: Давайте вспомним, что было 10 лет назад. Тогда министров здравоохранения был Михаил Зурабов, и он однажды сказал: «Наша фармацевтическая промышленность находится в таком состоянии, что если вдруг Россия окажется в блокаде по поставке фармацевтических субстанций из-за рубежа, то никакая армия уже не будет нужна».

В тот период отечественная фармацевтическая промышленность находилась в упадке, мы это могли наблюдать на примере нашего завода «Биосинтез». Если он раньше выпускал много веществ, из которых разные лекарства изготавливались, то во время перестройки ситуация поменялась. Подобная ситуация наблюдалась и в других фармпредприятиях России.

Потом наконец на уровне правительства было принято решение поднять нашу фармацевтическую промышленность. Была принята стратегия «Фарма-2020», огромное финансирование направили на то, чтобы увядающую на тот момент сферу реанимировать. С тех пор ситуация поменялась.

— Какое сейчас процентное соотношение ввозимых и отечественных лекарств? То есть мы идем к полному импортозамещению?

Надежда Саратовцева: Нет. Это и неправильно было бы, потому что у всех людей — разные предпочтения, и это нужно учитывать. Да и наша фармпромышленность весь импорт покрыть пока не может. Сейчас примерное соотношение: 60% наших лекарств на 40% импорта. 10 лет назад было наоборот — 40 на 60.

— Есть мнение, что фармация, и не только отечественная, сейчас переживает период стагнации в плане создания новых антибиотиков. В частности, в февральском интервью завкафедрой инфекционных болезней РУДН Галина Михайловна Кожевникова рассказала телеканалу «360» о том, что за последние годы не был разработан ни один принципиально новый препарат. А Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) еще в 2014 году предупреждала о том, что антибиотики постепенно теряют свою эффективность, так как многие инфекции выработали устойчивость к противомикробным препаратам. Почему так происходит и кто в этом виноват?

Надежда Саратовцева: Здесь, я считаю, есть несколько ответственных сторон. Что касается фармацевтов — из-за, опять же, рыночной экономики раньше часто пренебрегали правилами и могли продать препарат без рецепта врача.

В 2017 году правительство обратило внимание на эту проблему, решили увеличить размер штрафа за нарушение правил отпуска продукции. Если раньше физических лиц ждал штраф от полутора до трех тысяч рублей, то с 1 января прошлого года — от пяти до десяти тысяч, для должностных лиц он вырос от 5−10 тысяч до 20−30, для юридических — от 20−30 до 100−150 тысяч, также им грозит приостановление деятельности на срок до 90 суток. Стали проводиться контрольные закупки.

Но нужно понимать, что фармацевты отпускают препараты без рецепта врача и по другим причинам. Сейчас объясню. Для того, чтобы получить рецепт на антибиотики или любое другое лекарство, человек должен обратиться к врачу. Порой для этого приходится не только отсиживать километровые очереди, кстати, с риском в процессе заразиться и заболеть, но и записываться за две недели, за месяц. Об этом все знают.

Наконец попав к врачу, человек вместо рецептурного бланка порой получает обычный листочек, на котором написаны препараты. Ему говорят — идите в аптеку, вам там все дадут и все объяснят. Рецептурный бланк — это документ, заверенный печатью, а выдают иногда обычную бумажку, что полностью снимает ответственность с врача и перекладывает ее на фармацевта. Почему выдают бумажки? Потому что время на прием одного пациента в поликлинике ограничено, врачи завалены бумажной работой и просто не успевают все оформить. В итоге человек приходит с листочком, фармацевт вынужден ему отказать и чего только, бедный, при этом не выслушивает.

Иногда в таких случаях под свою ответственность, сочувствуя пациентам, продают им лекарства фактически без рецептов. В итоге аптеки получают штрафы. Но, на мой взгляд, карательные меры по отношению к фармацевтам проблемы не решат, вы видите, что она глубже.

— Тем не менее, итог один: у человека рано или поздно вырабатывается резистентность к препарату, и он спустя какое-то время перестает действовать. Что с этим можно сделать, кроме усиления контроля за продажей рецептных препаратов?

Нина Перекусихина: Здесь еще играет большую роль медицинская неграмотность наших больных, ею нужно заниматься. Например, пациент начал принимать антибиотик, назначен курс — 7 или 10 дней. В итоге два дня попил, стало легче — и перестал. Через год снова заболел, порылся в аптечке, решил снова попить это лекарство — а оно уже не имеет такого воздействия на организм. Пациенты должны соблюдать требования по приему препарата. А рецептурные лекарства должен только врач назначать.

Надежда Саратовцева: Проблема вообще очень глубокая и затрагивает многие сферы. У нас ведь антибиотиками злоупотребляет и мясная, и молочная промышленность. Здесь тоже нужно какие-то шаги предпринимать.

Нужно продолжать научные изыскания по созданию новых антибиотиков. Но чтобы запустить новый препарат в производство, требуется не менее 10 лет. Это выход, этим нужно заниматься, но процесс небыстрый.

— А много ли препаратов пензенского производства можно увидеть на полках аптек? Есть среди них уникальные?

Надежда Саратовцева: Да, в регионе производится довольно много инъекционных препаратов, тех же антибиотиков, в том числе — тех, которые больше нигде не изготавливаются. Пензенские мази широко представлены — оксолиновая, например.

Сотрудники медицинского колледжа согласились показать корреспонденту ИА «Пенза-Пресс», как будущих фармацевтов вводят в профессию и учат изготавливать лекарства.

В этой аудитории представлен интерьер торгового зала аптеки. Здесь студентов обучают правилам отпуска промышленной лекарственной продукции.

Есть имитация стендов для покупателей, прилавка, кассового аппарата.

А здесь хранятся ингредиенты для лекарственных препаратов. Все субстанции находятся в специальных банках — штанглазах.

Так выглядит посуда для приготовления лекарств.

Раньше в аптеках стояли такие шкафы для запасов фармсубстанций, это раритет медколледжа.

Здесь представлена имитация аптечного производственного помещения, где изготавливаются лекарственные препараты.

Для приготовления лекарств используются бюреточные установки, именно такими оборудованы современные аптеки.

Ступки для смешивания порошков, изготовления мазей.

С помощью такого аппарата закрывают пенициллиновые флаконы.

Отдельно хранятся красящие вещества, а также субстанции со специфичным запахом.

Иногда для изготовления лекарственных препаратов требуются наркотические вещества. За ними ведется строгий контроль, они хранятся в сейфе.

Надеемся, что эта небольшая экскурсия по фармацевтическим лабораториям медицинского колледжа оказалась для вас такой же интересной, как и для корреспондента нашего информагентства. Благодарим сотрудников учреждения за возможность увидеть, как и из чего изготавливаются лекарства.

Фотография: Фото Анны Балашовой

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle