Вам будет интересно
Наши новости

История в стиле 90-х. О чем рассказал потерпевший в деле саратовского судьи

14 сентября в 17:04 1514 просмотров
делу саратовского судьи Владимира Стасенкова. Он обвиняется в покушении на мошенничество в особо крупном размере: якобы он пообещал содействовать в вынесении оправдательного приговора подсудимому. Корреспондент ИА «Пенза-Пресс» побывал на заседании.

" data-title="История в стиле 90-х. О чем рассказал потерпевший в деле саратовского судьи — Пенза-пресс, рунет за день">

14 сентября в Пензенском областном суде прошло очередное слушание по делу саратовского судьи Владимира Стасенкова. Он обвиняется в покушении на мошенничество в особо крупном размере: якобы он пообещал содействовать в вынесении оправдательного приговора подсудимому. Корреспондент ИА «Пенза-Пресс» побывал на заседании.

Решение о рассмотрении дела в Пензенском областном суде было принято судебной коллегией Верховного суда РФ по уголовным делам.

В зал суда явились потерпевший, которого якобы пообещал «отмазать» судья, его мать и жена, сам подсудимый и его адвокат Константин Стародубов. Старшего прокурора уголовного судебного управления прокуратуры Пензенской области Дмитрия Дырдова в роли гособвинителя заменил прокурор апелляционного отдела Александр Захаров.

Перед началом слушания мать потерпевшего, который отбывает наказание в местах лишения свободы и прибыл в зал под конвоем и в наручниках, обратилась к судье Вячеславу Сударикову с просьбой поцеловать сына, однако получила отказ. Она уже ранее присутствовала на заседаниях по делу Стасенкова, а вот жена прибыла впервые. Судья разъяснил ей права как потерпевшей. Женщина предупредила, что не сможет присутствовать на всех заседаниях, ведь воспитывает двоих несовершеннолетних детей и работает. Вячеслав Судариков отметил, что главное — чтобы она дала полные показания суду. Также он сообщил, что у нее есть право на свидание с супругом.

Гособвинитель Александр Захаров предложил начать исследование доказательств вины Владимира Стасенкова с допроса потерпевшего, далее перейти к свидетелям и в конце опросить самого подсудимого.

Потерпевший, отвечая на вопросы гособвинителя, признался, что самого судью, который якобы должен был вынести ему оправдательный приговор, он ни разу не видел, а общался с его другом — Д., поддерживал с ним деловые отношения.

«Мое уголовное дело было закрыто — было вынесено постановление о его прекращении, и тут нарисовался Д., это был 2014-й год. Он мне начал объяснять, что если я не пойду на контакт с ним, то дело заново откроют, занимался откровенным вымогательством. Он приезжал к нам домой и предлагал «помощь». Я сказал, что дело закрыто, и его помощь мне не нужна. А потом мне звонит следователь и говорит: «У меня плохие новости, на вас заново завели уголовное дело и передали сразу в суд», — рассказал потерпевший.

«Цена вопроса», по словам Д., — 17 миллионов рублей. Из них два миллиона мужчина, бравировавший обширными связями, якобы собирался забрать себе «за суету», а остальную сумму — распределить между правоохранительными и судебными органами. Вымогая деньги, Д. даже вышел на отца потерпевшего — предупредил его, что у сына большие проблемы, и чтобы они решились, нужно рассчитаться.

В конце 2014 года потерпевший обратился в ФСБ с заявлением о том, что у него вымогают деньги и угрожают. Тогда его попросили все разговоры с Д. писать на диктофон, а записи присылать в управление. В итоге около 10 бесед было направлено в службу.

«С Д. на протяжении всего процесса мы встречались постоянно — на улице, дома. Суть разговоров всегда была одна — давай быстрее деньги, иначе посадят. Это длилось вплоть до моего осуждения», — рассказал мужчина.

По его словам, Д. один раз наглядно продемонстрировал ему силу своего влияния.

«Сказал, назови число, столько раз мы поднимем твоего адвоката во время процесса. Я сказал три — и ровно три раза его поднимали», — пояснил потерпевший.

Говоря о «решении вопроса», Д. якобы всегда имел в виду конкретного судью областного суда. Допрашиваемый признался, что не помнит его имени, ведь это было три года назад, однако отметил, что оно должно фигурировать в одной из записей.

Д. попросил у него обвинительное заключение и, вскоре получив документ, передал его судье, который должен был все «разрулить».

«11 сентября 2015 года мне вынесли приговор. Я всегда говорил Д.: «Да, но сейчас нет денег». Но я никогда не собирался платить. За что? Я ничего не сделал, не нарушил. Поэтому и написал заявление в ФСБ», — пояснил мужчина.

В ходе допроса подсудимый Владимир Стасенков пытался высказать возражения, однако судья Вячеслав Судариков пресек эту попытку и сделал замечание.

После того, как потерпевший отбыл в места лишения свободы, Д. переключился на его супругу и мать, начал встречаться с ними. Мужчина узнал об этом спустя полтора месяца после осуждения — тогда ему впервые разрешили позвонить домой.

Когда гособвинитель закончил допрос потерпевшего, вопросы к нему нашлись у бывшего саратовского судьи. Примечательно, что 90% времени именно он представлял интересы защиты, а его адвокат Константин Стародубов за все заседание ограничился несколькими непродолжительными выступлениями.

«С чего вы взяли, что я друг Д. Вы себя можете назвать его другом?» — возмутился обвиняемый.

Он спросил о результатах обращения пострадавшего в ФСБ.

«Мне никогда не сообщали о результатах. Каждый раз не хватало «разрешения из Москвы брать Д.», — пояснил заключенный.

Также он признался, что не знает, было ли документально оформлено разрешение на запись разговоров с ним.

Некоторые вопросы, которые задавал Владимир Стасенков, вызывали удивление у участников процесса: например, он спросил, вел ли пострадавший запись скрытно от Д., как выглядел диктофон, не объявлял ли судья о том, что «заседание откладывается в связи с тем, что деньги еще не завезли». Последнее уточнение даже вызвало у допрашиваемого смех.

Далее гособвинитель Александр Захаров попросил исследовать протокол осмотра, где содержится меморандум о телефонных переговорах. Он зачитал фрагмент разговора потерпевшего с Д. Его речь постоянно прерывалась фразой «нецензурное выражение». Суть беседы свелась к следующему: мужчина обещал Д., что отдаст деньги до конца месяца, а тот его запугивал.

Потерпевший в ходе разговора признался Д., что боится, ведь он — отец двоих детей, и даже предлагал переписать на него свою квартиру. Он всячески пытался отложить вынесение приговора, ведь, по словам мужчины, параллельно в ФСБ его уверяли, что нужно «еще немного времени, чтобы взять Д.», и что «все будет нормально».

Владимир Стасенков попросил лично ознакомиться с текстом разговора, чтобы сформулировать свой вопрос, однако спустя пять минут вернул том дела и сказал, что пока снимает его и вернется к этому позже.

На следующее слушание Александр Захаров предложил вызвать для допроса свидетелей — пятерых сотрудников ФСБ.

Судья назначил его на 18 сентября. После завершения заседания он разрешил заключенному несколько минут пообщаться с семьей — через стекло и в присутствии сотрудников правоохранительных органов. ИА «Пенза-Пресс» продолжит следить за развитием событий.

Напомним, первое слушание по делу саратовского судьи Владимира Стасенкова состоялось в Пензенском областном суде 7 августа. Было отклонено ходатайство о продлении срока ареста денег, находящихся на счете супруги подсудимого. Дело в том, что санкция статьи, по которой проходит Стасенков, предусматривает, в том числе, наказание со штрафом до 1 млн рублей. Арест наложил в июне 2017 года Волжский районный суд города Саратова, и его срок неоднократно продлевался, однако спустя 14 месяцев, уже в Пензе, он был снят.


Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle