Вам будет интересно
Наши новости

«Ноополис Луговой» и инновационный взгляд на Суру. Интервью с Павлом Зайдфудимом

11 октября в 16:22 1398 просмотров
, доктор биологических наук Павел Хаскельевич Зайдфудим, за плечами которого — самая разнообразная деятельность: в разное время он работал замминистра РФ по делам национальности и региональной политики, полярником, научным сотрудником РАН и вице-губернатором Пензенской области. Над какими инновационными проектами, связанными с нашим регионом, работал профессор и над чем он трудится сейчас, вновь вернувшись в Пензу?

" data-title="«Ноополис Луговой» и инновационный взгляд на Суру. Интервью с Павлом Зайдфудимом — Пенза-пресс, рунет за день">

11 октября 70-летие отмечает известный пензенский ученый, доктор биологических наук Павел Хаскельевич Зайдфудим, за плечами которого — самая разнообразная деятельность: в разное время он работал замминистра РФ по делам национальности и региональной политики, полярником, научным сотрудником РАН и вице-губернатором Пензенской области. Над какими инновационными проектами, связанными с нашим регионом, работал профессор и над чем он трудится сейчас, вновь вернувшись в Пензу?

О своем уникальном детище, получившем название «Ноополис Луговой», и его судьбе, о стратегии инновационного развития долины реки Суры и о том, чего не хватает Пензенской области с точки зрения экологии, Павел Зайдфудим рассказал корреспонденту ИА «Пенза-Пресс» Анне Балашовой.

— Павел Хаскельевич, ваш опыт как эколога и исследователя колоссален: вы долгое время трудились над освоением Дальнего Востока и Байкало-Амурской магистрали, занимались вопросами развития Севера. Но особое место в вашей работе занимала пензенская земля, с которой связано несколько громких инновационных проектов, которые вы инициировали. Все они связаны с Сурой. Сегодня в регионе обратили внимание на необходимость очищения воды, как вы оцениваете то, что сейчас делается в этом направлении?

— Это исключительно сложный процесс. Допустим, регион задался целью почистить реку в пределах центра города. Безусловно, это хороший порыв, как говорится, были бы средства и адекватное их освоение. Есть примеры очень серьезного подхода к очищению рек, и я надеюсь, что мы к этому однажды придем. Тот же Ростов-на-Дону — там очень системно и комплексно подошли к проблеме.

Но работы в рамках одного региона явно недостаточно. Если мы не соединим взаимодействие всех субъектов, на территории которых складывается бассейн реки Суры, то ничего не получится. Давайте проследим географию. Сура берет начало в Ульяновской области, практически на границе с Пензенской — буквально 2,25 км от так называемой Сурской шишки. Далее она попадает на территорию нашего региона, здесь находится почти половина всей длины русла реки (841 км) — 41%. Потом Сура выходит на землю Мордовии, идет к границе республики с Пензенской областью, после чего возвращается в Ульяновскую, принимает правый приток — реку Пьяна и доходит до Алатыря, до Чувашии. Там река становится широкой, полноводной, судоходной, заходит в Нижегородскую область, где впадает в Чебоксарское водохранилище. И с правой стороны — небольшой кусочек берега Республики Марий-Эл.

То есть это шесть-семь территорий, плюс Саратовская область, потому что некоторые небольшие реки, которые берут там начало, тоже являются притоками Суры. Необходимо соединить усилия в заботе о ней, чтобы реально повлиять на ситуацию.

— Ведь программа, над которой вы работали, как раз была направлена на комплексный подход к этой проблеме?

— Да, мы положили этому начало, сейчас расскажу. В конце прошлого века — начале этого ныне покойный губернатор Василий Кузьмич Бочкарев поддержал идею ученых-пензяков, которые жили в это время в Москве. Мы разработали программу «Стратегия и механизмы инновационного развития долины реки Суры». Нас поддержали в аппарате правительства, и в итоге я как вице-губернатор выступил с докладом на заседании комитета по экологии Госдумы. Там мы тоже получили поддержку, после чего приехали в Пензу. У нас было несколько попыток создания научно-исследовательского центра, который и стал бы заниматься проблемами Суры в комплексе.

На заседании ассоциации «Большая Волга» в 2002 году, когда председателем был Василий Бочкарев, мы провели эту позицию. В общем, у нас состоялась научная, общественная, государственная поддержка осуществления программы на уровне создания специализированного центра. К сожалению, окончательное решение вопроса повисло в воздухе в силу разных причин. Годы были сложнейшие, возникли проблемы с финансированием и так далее.

— Тем не менее, были сделаны некоторые практические шаги в реализации программы. В частности, проект «Ноополис Луговой» ведь берет начало как раз из нее?

— Да. С 1994 по 1999 годы в поселке Луговом Лунинского района Пензенской области нами был разработан проект «Ноополис Луговой», а с 1999 по 2011 мы его реализовали благодаря поддержке правительства России, региона.

— А почему для реализации проекта был выбран именно поселок Луговой?

— Он уникален во многих отношениях — прежде всего, с точки зрения природы и истории. Еще в конце 16 — начале 17 века эти места были определены в качестве награды разным лидерам — там были и татарские мурзи, и князья, которые активно занимались хозяйством, в частности, бортничеством. Это были огромные пасеки, где собирали мед, сплавляли его по Суре. А в 1786 году князь Александр Куракин останавливался прямо напротив нынешнего Лугового.

Есть целый ряд событий, связанных с изучением и освоением этих территорий. При Петре они были переданы во владение Шафирову, но он оказался не очень хорошим хозяйственником, и их передали князю Долгорукому, который стал губернатором Пензенской области. При нем эти места тоже активно развивались.

Природа на этом клочке земли не менее уникальна. Вообще в Пензенской области есть большая проблема — ей сегодня катастрофически не хватает парков. Есть парк Белинского, или, как его раньше называли, Верхнее гулянье, и Комсомольский парк. Но они парками-то уже перестали быть, они выхолощены с точки зрения социально-природной составляющей. Должно быть соединение позиций национального и природного парков, чтобы совместить отдых, рекреацию, образование и воспитание, изучение окружающей среды.

В бассейне Суры хотя бы один такой парк просто необходим. И вот, в частности, в том месте, где находился «Ноополис Луговой», мы с профессором сельхозуниверситета Александром Ивановичем Ивановым это в свое время практически сделали. Мы нашли там 20 уникальных памятников природы, которые до нас в конце 19 — начале 20 века открыл наш земляк Иван Иванович Спрыгин, имя которого носит ботанический сад.

Мы взяли в аренду в Луговом у крестьян 1064 га земли, из них 364 га стали экологическим заповедником — водно-болотным комплексом «Ноополис Луговой». Там велась большая воспитательная и образовательная работа.

— Что за 12 лет было создано в Луговом? Чем уникален проект и почему это место обрело название «ноополис»?

— Мы создали некую модель аграрного ноосферного поселения, где соединились проблемы экономики, социального комфорта, экологической безопасности, адекватного отражения историко-культурного пласта, который накоплен там за многие годы. Речь идет о системной, комплексной оценке окружающего мира, а также роли и месте в этом процессе государства, общества, бизнеса. Сегодня такой подход называется в науке конвергентом. То есть экономика должна быть настолько эффективной, чтобы обеспечивать социальный комфорт и экологическую безопасность. Возьмем нашу любимую реку Суру. От чего зависит ее чистота? От того, какая экономика на ее берегах.

В Луговом работали самые разные специалисты — геологи, ихтиологи, агрономы, историки, философы. Мы практически создали некий полигон. Изучили все ресурсы этой земли, весь биогеоценоз, после чего подошли к оценке историко-культурного пласта. Очень интересно место и в плане экологии — среди его населения много долгожителей.

Я считаю, что есть реальная необходимость сохранения и возрождения таких локальных поселений. По большому счету, это курортное место. В Пензенской области таких территорий много, и если мы дадим им комплексную научную оценку, это можно превратить в недорогой отдых и полезную деятельность для пенсионеров. Мы отремонтировали буквально несколько изб и предложили там пожить самым разным людям. Они занимались полезной деятельностью, отдыхали, наслаждались природой и знакомились со всем, что здесь происходит.

Мы создали сельхозпредприятие, выращивали яровую пшеницу и яровой ячмень, занимались покосами, огородничеством, создали полноценную пасеку. Потом нашли хорошие глины, и дети начали изготавливать всевозможные сувениры, провели этнографическую экспедицию. Все это мы делали совместно с целым рядом ученых из Пензы и Москвы. Параллельно совместно с краеведческим музеем воспроизвели несколько женских народных костюмов.

Мы отремонтировали местный дворец культуры. Представляете, в Луговом, в 80 км от Пензы, практически в лесу, на высоком берегу Суры стоял дворец культуры, построенный по типовому проекту, как кинотеатр «Родина» на Советской площади, один в один. И мы там создали массу интереснейших коллекций — предметов крестьянской цивилизации, картин, большую библиотеку, экологический лагерь для детей, молельню.

У нас были КФХ, центр психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям и пенсионерам, «корзина русского здоровья» — за несколько лет мы разработали торговую марку, также воспроизвели православную общину имени Иерусалимской Божией Матери. То есть Луговой постепенно стал превращаться в производственный, историко-культурный, научно-исследовательский, туристическо-рекреационный комплекс.

То есть мы создали поселение, которое дает экологически безопасную деятельность и на самом деле может быть рассмотрено как модель для повторения в бассейне реки Суры. Если такие места будут размножены, то мы и получим новые туристические места, и решим экологическую задачу.

— Что сейчас с Луговым?

— Сейчас это добротный поселок, в котором есть хорошая дорога, мост, куда мы провели газ, где есть водонапорная башня. В общем, есть все то, что необходимо для полноценной, нормальной жизни человека. Но там производственной деятельности никакой нет, то есть Луговое превратилось в курортное место.

— В апреле 2016 года вы вернулись в Пензенскую область. Над чем сейчас работаете и какие цели ставите себе на ближайшие годы?

— Я начал активно сотрудничать со школой в Алферьевке, на ее базе было создано районное отделение РГО, а класс географии сегодня постепенно превращается в музей, где в центре внимания — бассейн Суры и Сурского моря, а также прибрежная полоса. Это, наверное, единственный в России такой класс-музей, посвященный нашей реке.

Мы много внимания уделяем изучению ее акватории, сняли серию учебных фильмов с РГО. Кстати, я вам могу сказать, с точки зрения науки называть Сурское водохранилище морем — совершенно оправданно. В чем принципиальное отличие моря? Прежде всего, прибой — он есть на Сурском море. Второе — разрушение волной береговой линии, третье — бриз. Только соленой воды нет.

Мы создали музей и научный центр для школы вместе с РГО, показываем, как сделать все то, о чем я вам рассказал: как оценить природный ресурс, как подойти к лесу, воде, как сделать так, чтобы все памятники природы, культуры, истории сохранились и стали местами поклонения, интереса, отдыха, туризма? В то же время, как заниматься этим так, чтобы это было экономически выгодно. Наша задача — научить ребят всему этому. Школа идет навстречу, я активно взаимодействую с преподавателями. С ребятами встречаемся, я им рассказываю о многом — об Арктике, о Пензе, о Суре.

Я занимаюсь самым главным в жизни — воспитанием и образованием детей. Ведь именно от этого зависит, какой будет наша жизнь и мир вокруг в будущем.

Справка ИА «Пенза-Пресс»: Павел Хаскельевич Зайдфудим родился в Пензе в 1948 году, в 1967 г. начал трудовую деятельность слесарем-электромонтажником в Пензенском приборостроительном техникуме. Принимал активное участие в организации и деятельности молодежно-студенческого клуба «Данко», получившего общесоюзную известность.

В 1974 году окончил историко-филологический факультет Пензенского государственного педагогического института, в 1979 г. — аспирантуру при Ленинградском государственном университете, в 1974—1988 годах преподавал и занимался научной деятельностью в Пензенском инженерно-строительном институте.

В 1988—1989 годах работал замначальника Штаба ЦК ВЛКСМ на строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, в 1990-м стал председателем правления и гендиректором Регионального центра освоения и развития Дальнего Востока и зоны БАМа.

С июля 1992 года — зампредседателя Госкомитета РФ по вопросам развития Севера, с 1994-го занял должность замминистра РФ по делам национальностей и региональной политики. В 1996—1998 годах работал первым зампредом восстановленного Госкомитета РФ по вопросам развития Севера.

В 1996—1998 годах учился в Дипломатической академии МИД России. В 1998—2002 был президентом и председателем правления Международного общественного фонда содействия экономическому и социальному развитию коренных народов Севера.

В 2002 году Павел Хаскельевич возглавил представительство Пензенской области при правительстве РФ, затем до 2003 года вступил в должность заместителя губернатора Пензенской области.

С 2003 по 2006 годы стал гендиректором «Экоцентра» — центра экологической информации, исследований, образования и воспитания «Ноополиса Луговой». В 2006—2007 годах работал в Институте проблем управления РАН ведущим научным сотрудником.

С 2007 года стал директором Центра региональных проектов и программ ОАО «Институт микроэкономики», с 2009-го — проректором по научной и информационной деятельности Московского государственного университета культуры и искусств.

Фотография: Фото Анны Балашовой, скриншот: https://pixabay.com/ru/мост-древесины-луг-деревянный-мост-2550743/

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle