Пензячка винит врачей двух больниц и «скорой» в смерти матери

20 февраля в 15:41 17562 просмотра
, с каждым днем ее состояние заметно улучшалось. Но когда дочь вернулась утром, кровать оказалась пустой: врачи сказали, что в 4.15 у женщины остановилось сердце. Кто виноват в произошедшем и почему ее не спасли?..

" data-title="Пензячка винит врачей двух больниц и «скорой» в смерти матери — Пенза-пресс, рунет за день">

Смерть родителей — один из самых жестоких ударов для любого человека. Жительница Пензы оставила 49-летнюю маму в больнице на ночь: пациентке прочили скорую выписку, с каждым днем ее состояние заметно улучшалось. Но когда дочь вернулась утром, кровать оказалась пустой: врачи сказали, что в 4.15 у женщины остановилось сердце. Кто виноват в произошедшем и почему ее не спасли?..

В смерти директора школы села Дигилевка Городищенского района Светланы Александровны Щанкиной, матери троих детей, младшему из которых — всего 11 лет, родственники винят врачей. Дочь Олеся убеждена, что гибели самого родного ей человека предшествовал целый ряд грубых ошибок и нарушений со стороны работников медицинских организаций, и обратилась в редакцию ИА «Пенза-Пресс» с просьбой помочь разобраться в ситуации. Жизнь уже никогда не станет прежней без мамы, признается девушка, и теперь у всей семьи одно желание — выяснить, кто виновен в случившемся, и добиться того, чтобы эти люди понесли заслуженное наказание.

На фото: Светлана Щанкина с детьми и мужем

По словам дочери, Светлане Щанкиной стало плохо днем 1 января. Резко заболела голова, состояние было на грани предобморочного, и Олеся вызвала для мамы «скорую». Отметим, что описанные симптомы отнесены к признакам инсульта, а значит, по закону должны обслуживаться как экстренные, то есть в течение 20 минут. Об этом журналистам информагентства ранее рассказал главврач областной станции скорой помощи Владимир Атякшев в большом материале про работу службы.

«Время вызова «скорой помощи» — 16.19, у нас есть заверенная детализация звонков. Мы сообщили диспетчеру о резкой нехарактерной головной боли, предобморочном состоянии и уточнили, что мама не выпивала и не имела травм головы. Врачи приехали примерно в 18.10, то есть через 1 час 50 минут после вызова. К тому времени маму уже рвало», — рассказала пензячка.


Светлана Щанкина любила свое село и работу в школе. В 2018 году она способствовала

реализации проекта «Читающее село» (6+) в Дигилевке

По ее словам, врачи определили у мамы гипертонический криз. Измерив давление, они сняли ЭКГ, сделали несколько уколов, дали таблетки и пояснили, что причин для экстренной госпитализации нет. Также они заверили, что через несколько дней состояние стабилизируется, после чего посоветовали посетить терапевта или невролога по месту жительства.

Но 3 января состояние женщины ухудшилось, к тому времени она с супругом и младшим ребенком уехала в село Дигилевка. Ей вызвали местного фельдшера, и он, заподозрив инсульт, позвонил в районную «скорую помощь».

«Так как районная больница не оснащена оборудованием для необходимых обследований головного мозга, было принято решение везти маму в Пензу. «Скорая помощь», следовавшая из г. Городище, пересадила маму в другой автомобиль «скорой» в с. Николо-Райское Пензенской области. Вскоре мне позвонила мама и сказала, что врачи планируют отправить ее обратно в Городище — якобы причин для госпитализации нет», — сообщила Олеся.

На фото: 28-летняя Светлана с маленькими дочками

Ее родственники созвонились с фельдшером, которая пояснила, что она врач-невролог, провела тесты на определение инсульта, и их результат — отрицательный. Якобы состояние пациентки вызвано лишь спазмом сосудов и «лишний раз облучать голову на томографии нет смысла».

Но состояние Светланы Щанкиной продолжило ухудшаться, и ее все же привезли в Пензу — в отделение неврологии ГБУЗ «Клиническая больница № 6 им. Г. А. Захарьина». Там ее осмотрели (по словам Олеси, лично присутствовавшей при осмотре, он занял не больше трех минут) и сделали заключение, что это остеохондроз.

«Я настояла на госпитализации, так как на тот момент маме было уже сложно даже сидеть, постоянно запрокидывалась голова, была слабость в конечностях. Через полчаса маму отвели сначала на флюорографию, затем забрали в стационар. К маме я вернулась около 18.00, для передачи необходимых вещей и средств гигиены. Поднялась в палату и увидела следующее.

Мамы в палате не было, на ее кровати с краю было большое мокрое пятно с примесью крови, рядом с кроватью стояла капельница, трубка от которой лежала на полу, и лекарство из системы выливалось на пол. Соседка мамы по палате сказала мне, что маме неудачно поставили капельницу — стала вздуваться рука, они не докричались до медсестер, и маме пришлось самой встать, чтобы позвать медсестру. Через несколько минут в палату зашла мама, в ее вене на правой руке стояла игла, через которую лилась кровь. Медсестра зашла на несколько минут позже, вытащила иглу, забрала капельницу. Считаю данный инцидент неприемлемым», — подчеркнула девушка.

На следующий день состояние пациентки не улучшилось — болело все тело, она не могла уснуть. Женщина жаловалась дочери, что ей делают уколы обезболивающего, когда видят, что той совсем плохо, и дважды брали кровь из вены, никаких других обследований не проводилось.

5 января, когда Олеся приехала в больницу, ей сообщили, что у мамы произошло субарахноидальное кровоизлияние в результате эпилептического припадка, произошедшего после установки капельницы, и она находится в реанимации, состояние — стабильно тяжелое.

«В течение получаса врачи принимали решение о переводе мамы в областную клиническую больницу им. Н. Н. Бурденко. Несколько часов мы ждали реанимационную скорую помощь, в областную клиническую больницу приехали примерно в 18 часов», — продолжила девушка.

В приемной областной больницы ее осмотрела дежурный врач-невролог — она сообщила, что есть подозрение на разрыв аневризмы сосудов головного мозга. Проведенное обследование подтвердило диагноз. Заведующий отделением нейрохирургии назначил операцию.

Ее провели 7 января, по словам хирурга, без осложнений. Вскоре женщину из реанимации перевели в палату отделения нейрохирургии, где за ней круглосуточно, сменяя друг друга, ухаживали родственники — дочери и сестра мужа.

«Самочувствие мамы постепенно приходило в норму, с каждым днем были новые успехи — она гораздо лучше говорила, садилась, самостоятельно ела, умывалась, начала вставать, доходила до туалета и обратно. В основном, была положительная динамика. 18 или 19 января мама пожаловалась на онемение правой стороны тела, с 20-го ее стала беспокоить боль в правой ноге, о чем мы дважды сообщали лечащему врачу. Он предположил, что боль появилась от того, что мама начала ходить после долгого лежания, а онемение является следствием сохраняющегося пока отека мозга. Ей назначили физиотерапевта и массажиста», — рассказала Олеся.

В последний раз девушка видела свою маму 23 января. На 24-е ей назначили обследование, за которым должна была последовать выписка из больницы.

«К 8 утра я приехала в больницу, где мне сообщили о том, что мама скончалась ночью от эпилептического припадка. Вскрытие показало, что причиной смерти стала тромбоэмболия легкого в результате оторвавшегося в правой ноге, о болях в которой мы неоднократно говорили врачу, тромба и повторное кровоизлияние в мозг», — сообщила жительница Пензы.

С просьбой дать оценку действиям врачей «скорой помощи», а также больниц № 6 и им. Н. Н. Бурденко девушка намерена обратиться в региональный минздрав и Территориальный фонд ОМС.

«Считаю халатными действия медработников. Ошибочный диагноз, поставленный дежурным врачом-неврологом, отсутствие необходимых обследований при жалобах на нестерпимую головную боль, на боль в ноге, неверно назначенное лечение — все это стало причиной ухудшения состояния моей мамы и отняло у нас драгоценное время, за которое, я уверена, можно было бы предпринять действия по сохранению ее жизни», — заявила пензячка.

Чтобы разобраться в ситуации и выяснить, действительно ли в этой ужасной истории имела место врачебная ошибка, журналисты информагентства также направили официальный запрос в региональный минздрав. «Пенза-Пресс» будет следить за развитием событий.

Фотография: Фото из личного архива Олеси Щанкиной

Социальные комментарии Cackle
Закрыть (Esc)