Собачьи условия. Пензячка ютится в недостроенном доме без крыши и отопления (видео)

26 февраля в 16:59 4924 просмотра
, которые язык не повернется назвать человеческими: она вынуждена ютиться в полуразвалившемся недостроенном доме, температура в котором не отличается от уличной. Над головой 67-летней женщины в прямом смысле нависла смертельная опасность — дырявая крыша со сломанными несущими балками в любой момент может обрушиться и лишить пензячку жизни.

" data-title="Собачьи условия. Пензячка ютится в недостроенном доме без крыши и отопления — Пенза-пресс, рунет за день">

Одинокая пенсионерка Любовь Булаева уже 12 лет живет в условиях, которые язык не повернется назвать человеческими: она вынуждена ютиться в полуразвалившемся недостроенном доме, температура в котором не отличается от уличной. Над головой 67-летней женщины в прямом смысле нависла смертельная опасность — дырявая крыша со сломанными несущими балками в любой момент может обрушиться и лишить пензячку жизни.

О возмутительных условиях существования жительницы «недостроя» в поселке Возрождение Пензенского района стало известно совершенно случайно. Волонтеры, отправившиеся на поиск собаки с трубой на шее, обнаружили, на первый взгляд, нежилой дом, а рядом с ним — псов на привязи, причем один из них был в ужасном состоянии.

«Мы увидели привязанных собак, среди них — алабай, у которого почти весь рот сгнил. Сейчас он в безопасности в центре «Питомец», лечится, его судьба пока неизвестна. О том, что у животных и у дома есть хозяйка, мы сначала не знали. Первые мысли были достаточно негативными. Пробыли здесь полдня, к вечеру приехала хозяйка, мы с ней познакомились и все выяснили», — рассказала волонтер Диана Черепанова.

По ее словам, пенсионерка за помощью никуда не обращалась. Работы у нее нет, и единственная денежная выплата, которую она получает и на которую покупает еду для себя и своих питомцев, — пенсия в 8000 рублей.

«Раньше в поселке был магазин, она там подрабатывала. А сейчас поблизости ничего нет, возможности ездить далеко — тоже. Плюс ей отказывают в трудоустройстве в силу возраста. Любовь Петровна, скорее, даже не смирилась, а отчаялась. Она долгое время не могла получить паспорт и прописку, теперь считает, что искать помощи бесполезно. Но сейчас, когда мы начали ей помогать, стала более лояльно к этому относиться», — отметила девушка.

Вместе с волонтерами журналист ИА «Пенза-Пресс» побывал в гостях у Любови Булаевой. От открывающегося взгляду зрелища по телу бегут мурашки. Свисающие с потолка доски с шифером, готовые обрушиться от малейшего прикосновения, запах сырости и плесени, сваленные в углах пожитки в полиэтиленовых мешках, импровизированная постель из курток и полушубков, духовка в роли обогревателя. Такие условия жизни, уверены добровольцы фонда, не годятся даже для животных, поэтому их по возможности пытаются пристроить. Сейчас в полуразрушенном доме, помимо хозяйки, живут три пса и одна кошка.

«Вот две батареи, они мне поясницу, позвоночник греют. Духовку включаю, чтобы менингитом не заболеть, не застудиться, если вдруг во сне шапка спадет. Укрываюсь полушубками, пуховиками. Холодно, но ничего. Зима в этом году была теплая, здесь минус восемь было максимум, а на улице — минус 19. Сейчас на улице плюс два, дома — плюс четыре-пять градусов», — рассказала пенсионерка, в подтверждение своих слов протянув термометр.

Строительство дома, по ее словам, началось в 2007 году, когда она вместе с младшим сыном переехала жить в Пензенскую область из Казахстана.

«Нас предупреждали, что будет тяжело, льгот для переселенцев здесь не будет. Но в Пензе у меня была мама, я надеялась на свою сводную сестру, которую вынянчила. Сына у меня было два — старший уехал перед нами и уже в Пензе жил, с младшим я позже сюда переехала. Мы купили землю, начали строить. Временную крышу сделали. Спали в машине, потом перешли в дом», — сообщила Любовь Булаева.

По ее словам, после переезда начались проблемы с обменом паспорта: без прописки выдавать новый не хотели, а чтобы прописаться в доме, нужно было зарегистрировать жилое строение. Но оформлять «недострой» отказывались. Тогда женщина попросила родственников временно прописать ее у себя, чтобы получить паспорт, но в семье ей неожиданно отказали. Работу из-за отсутствия прописки также найти было тяжело.

«Сын в Бессоновке нашел работу, находился там круглые сутки, передавал мне деньги. Около года проработал, застудил почки, в больницу не пошел — сказал, что не может здесь все оставить. Потом начал кашлять, появилась одышка, врачи заподозрили воспаление легких. Когда лег в больницу им. Бурденко в 2011 году, было уже поздно. Умер там от инсульта, ему было 35 лет. Только после этого мне удалось прописаться, начальник миграционной службы дал разрешение», — отметила жительница дома.

Пенсионерка признается: жить в таких условиях ей страшно, даже сон дается с большим трудом.

«Я как инженер ПГС знаю, что это опасно: балка обязательно упадет, если намокнет. Держится на подпорках она только потому, что сухая. Спать боюсь, максимум полчаса-час. Вдруг что-нибудь захрустит, начнет рушиться? Телефон кладу себе на грудь, чтобы, если что, позвонить в скорую или службу спасения. Со сломанной балкой живу два года, причем в этом году она сломалась еще в двух частях. Это уже не несущая, а висящая конструкция. Когда снег начнет таять, эта рухлядь из досок и шифера намокнет и обязательно упадет. Думаю, к этому времени я переберусь в машину, там буду ночевать. Потому что здесь опасно», — в безысходности разводит руками Любовь Петровна.

На вопрос, знают ли родственники о том, что женщина фактически живет на улице, она сообщила, что не хотела бы тревожить сына-гипертоника. Он уже пять лет не был у матери и, по словам пенсионерки, даже не знает о смерти брата. На остальных членов семьи женщина затаила обиду и не хочет от них никакой помощи.

В разговоре с журналистом «Пенза-Пресс» неожиданно выяснилось, что когда-то женщине уже предлагали переехать в нормальное жилье, но она приняла решение остаться.

«Мне предлагали в Бессоновке в кирпичный дом переехать. Условия там хорошие, но у меня тут сын похоронен. Как я его оставлю?» — недоумевает она.

Впрочем, сейчас, понимая, что дом стал более опасен для жизни, чем когда-либо, женщина согласилась на переезд. Волонтеры ищут для пенсионерки временное жилье.

«Есть люди, которые согласились оплачивать ей временное проживание, пока здесь все строится, налаживается или ищется другой дом. Я думаю, чего-нибудь мы добьемся. Будем обращаться в администрацию, к губернатору», — рассказала Диана Черепанова.

Волонтеры уверены в том, что раз случай привел их на порог этого дома и им открылась трагическая судьба старой одинокой женщины, то проходить мимо нельзя. Пензенцы будут рады любой помощи. С предложениями о вариантах временного жилья или передержке животных следует писать волонтеру Евгению Зеленскому, а также в группу «Рука помощи бездомным животным» соцсети «ВКонтакте». Чтобы разобраться в ситуации, ИА «Пенза-Пресс» готовит официальные запросы в администрацию Пензенского района и региональное министерство труда, соцзащиты и демографии.

Видео предоставлено телеканалом «Экспресс».

Фотография: Фото Анны Балашовой

Социальные комментарии Cackle
Закрыть (Esc)