Вам будет интересно
Наши новости

Коломыцева vs. Журавлев. Противостояние закончилось…"фокусами" с бюллетенями

13 февраля 2015 3792 просмотра

В ходе пересчета голосов избирателей на участке № 33 избирательного округа № 7 Пензы обнаружились два лишних бюллетеня. Откуда они — никто не знает до сих пор.

К участку № 33, где в сентябре обнаружился лишний неучтенный бюллетень, было много вопросов еще до пересчета. Было непонятно, то ли комиссия неверно подсчитала голоса, то ли ошиблась с числом бюллетеней.

От повторного подсчета ждали ответа на этот вопрос, но за все семь часов, что длилась процедура — с 16.00 до 23.00 — члены УИК, шесть раз пересчитавшие все бюллетени, его не нашли. Зато обнаружили еще один, неизвестно откуда появившийся неучтенный бюллетень, чем запутали и без того сложный расклад.

Пересчет начался около 16.00 с погашенных бюллетеней. Вместо протокольной цифры 1543 их насчитали 1544. К увесистой стопке обращались не раз, но лишний бюллетень по-прежнему выходил в подсчетах.

Решив обсудить вопрос позже, члены УИК взялись пересчитывать голоса, отданные за кандидата Василия Журавлева. И тут начались настоящие сюрпризы.

Наблюдатель Вячеслав Русанов, ранее представлявший интересы Людмилы Коломыцевой в суде, обратил внимание на один из бюллетеней, выданный при досрочном голосовании. В нем вместо фамилии снятой с выборов Натальи Коломицевой была вычеркнута зарегистрированный кандидат Людмила Коломыцева. Черта проходила через квадрат, что считается отметкой. Напомним, по закону, если на листе проставлены две отметки, то он признается недействительным.

Первоначально члены УИК так и проголосовали, но председатель участковой комиссии Любовь Куляхтина до последнего продолжала убеждать собравшихся, что ее коллеги не могли допустить такую грубую ошибку и вычеркнуть не ту фамилию.

«Это мог сделать и человек, который голосовал в кабине», — настаивала она.

Доводы о том, что фамилия была вычеркнута по линейке, ровно так, как делают это члены УИК, успеха не возымела. Хотя, надо сказать, закону в принципе все равно, кто вычеркнул — избиратель или член комиссии — бюллетень в этом случае все равно должен быть признан недействительным.

Очевидно, ситуация смутила членов УИК и после речи зампреда облизбиркома Алексея Климухина, отметившего, что «не надо поддаваться влиянию» и вспомнить, кто хозяин при пересчете (речь шла, конечно же, о УИКе), было принято решение переголосовать.

Поначалу большинство робко воздержалось, уж очень неоднозначной была ситуация, но потом отчего-то также единодушно высказалось за то, чтобы признать бюллетень с двумя отметками действительным. Формулировка такая: «здесь прослеживается волеизъявление избирателя».

Следующий спорный бюллетень нашли опять в пачке кандидата Журавлева. Претензию вызвала проставленная на нем печать. По словам Людмилы Коломыцевой и наблюдателей с ее стороны, оттиск принадлежал участковой избирательной комиссии № 35.

Изображение было размыто и между членами УИК и представителями Людмилы Коломыцевой начались препирательства.

Печать отличается [от печати вашего участка]", — сказала Людмила Коломыцева.
«Нет, посмотрите, здесь две тройки, очень хорошо даже видно», — настаивала председатель УИК № 33 Любовь Куляхтина.

Она также отметила, что на бюллетене стоят подписи ее коллег с участка.

«Если вы считаете, что это подпись наша, значит — наша», — стали поддерживать ее остальные члены УИК.

Вячеслав Русанов попросил комиссию дать сфотографировать спорный момент представителям прессы, но получил однозначный отказ без объяснения причин. Поэтому нам остается только гадать — посчитала ли комиссия этот случай не столь важным или действительно побоялось, что он попадет в объективы фотокамер. Проголосовав, комиссия единодушно признала бюллетень действительным.

Несмотря на то, что комиссия принимала, мягко сказать, неоднозначные решения, нельзя не отметить внимание, с которым велся пересчет. Благодаря нему были найдены еще несколько спорных бюллетеней. Один из них был обнаружен в пачке Людмилы Коломыцевой. В нем стояли две отметки за кандидатов, и он был признан недействительным. В другом бюллетене были вычеркнуты все кандидаты, кроме Василия Журавлева, за которого был отдан голос, и Антона Ищенко. Его комиссия, посовещавшись, отказалась признать недействительным. Но даже внимание не помогло цифрам сойтись.

Пересчитав все бюллетени, оказалось, что их теперь на два больше, чем было записано в сентябрьском протоколе.

В 20.05 после долгих обсуждений и жалобы со стороны Людмилы Коломыцевой УИК все-таки принял решение вскрыть списки избирателей. Обращение к ним, действительно, кое-что прояснило. На листе 53 расписались девять избирателей, а члены УИК по невнимательности зафиксировали в отчете только восемь из них. Ошибку выявили, но это ровным счетом ничего не говорило о том, откуда в пачках два лишних бюллетеня.

«При приемке они ошиблись, либо бюллетень из другого участка. В округе, извините, — восемь участков», — рассуждал в кулуарах Алексей Климухин.
На часах было уже девять вечера, а цифры все никак не сходились.

В 21.20 на пересчет приехал глава облизбиркома Николай Тактаров, сопровождаемый Василием Журавлевым. До этого депутат Пензенской городской Думы несколько раз заглядывал в зал, но не выдерживал в нем дольше пяти минут, возвращаясь в кабинет по соседству.

Наконец, в 23.05 комиссия огласила протокол, за который проголосовали все восемь ее членов.

Согласно протоколу, в списки избирателей было включено 2109 человек. 2100 бюллетеней получила избирательная комиссия. Из них 106 было выдано избирателям на досрочном голосовании, 433 — в день выборов в помещении для голосования, и еще 19 — тем, кто голосовал вне специально оборудованного помещения.1544 бюллетеня были погашены. Сложив эти цифры, получим 2102 бюллетеня, то есть на два больше, чем получил УИК. Этот остаток комиссия включила в графу «неучтенные при получении».

Расклад голосов по участку почти не изменился. Благодаря двум спорным бюллетеням, за которые голосовала комиссия, у Василия Журавлева осталось 296 голосов, также как и в сентябре. Не изменилось число голосов, отданных за Людмилу Коломыцеву — 231. Несмотря на то, что в ее пачке бюллетеней один был признан недействительным (и переместился в соответствующую пачку), по решению суда ей отошел один голос. Изменилось только, как мы уже отметили, число погашенных бюллетеней составило 1544.

Дабы понять, что это было, и как два лишних бюллетеня могли оказаться в пачках, мы обратились за комментариями к официальным лицам, которые присутствовали при пересчете.
Председатель облизбиркома Николай Тактаров сказал, что говорить ничего не будет, потому что приехал только девять часов вечера. Его заместитель Алексей Климухин, который следил за пересчетом на обоих участках все 13 часов, тоже отказался общаться с прессой.

«Свою позицию мы обозначим 13 февраля. Пока у нас на руках нет даже протоколов [пересчета]", — отметил он.

Василий Журавлев с прессой все же пообщался, но на все заданные ему вопросы отвечал одинаково: «Без комментариев». Нам удалось лишь узнать, что за происходящим процессом пересчета и сопутствовавшими ему судебными процессами он следил с живым интересам. При этом Василий Журавлев отдельно добавил, что не обязан отчитываться, почему при столь высоком интересе он не явился ни на одно заседание суда.

На просьбу пояснить, почему он раньше выступал против пересчета, Василий Журавлев почему-то отослал к еще не написанному посланию облизбиркома. При этом так и осталось непонятным — послание выразит его позицию или он с ним, не читая его, полностью согласен.

Людмила Коломыцева отметила, что поведение комиссий всех уровней для нее не новость.

«Понятно было, что на 33-м [участке] что-то не так, потому что два бюллетеня — неучтенных. Но это не факт, что так. Они их списали, но как они теперь собьют контрольные цифры — большой вопрос», — отметила она.

По ее мнению, три спорных бюллетеня, которые комиссия признала действительными, на самом деле таковыми не являются.

«Там, где вычеркнута моя фамилия по всему квадрату по линейке — это явно недействительный бюллетень. По поводу печати: [Николай] Тактаров, когда мы поднимали вопрос о списках, говорил, что, может быть, найдется бюллетень с другого участка. У них же два [бюллетеня] откуда-то взялись неучтенных. Один из них с 35 [участка] нашли. Как он туда попал — действительно, непонятно. Но он отдан за Журавлева», — подчеркнула Людмила Коломыцева.

Свою дальнейшую стратегию Людмила Коломыцева еще не определила.

«Мы думаем над этим. Но это не конец, абсолютно точно», — сказала она.

Фотография: фото Александра Полякова

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle