Вам будет интересно
Наши новости

Обувная аномалия. Массовый обувной импорт может уйти в историю

5 марта 2015 1752 просмотра
, который совсем было забросил эту индустрию, получил серьезный пинок сверху. В конце февраля 2015 года ведомство впервые в новейшей истории создало совет по легкой промышленности. Что посоветовали первым делом?

" data-title="Обувная аномалия. Массовый обувной импорт может уйти в историю — Пенза-пресс, рунет за день">

Правительство задумалось о замещении импорта в части одежды и обуви. Минпромторг, который совсем было забросил эту индустрию, получил серьезный пинок сверху. В конце февраля 2015 года ведомство впервые в новейшей истории создало совет по легкой промышленности. Что посоветовали первым делом?

Вокруг российских одежды и обуви накручено множество сказок. Для начала, обманывает само название индустрии. На деле легкая промышленность — весьма весомая. Ее значение можно измерить в деньгах, сумма получится сумасшедшая.

По статистике, уже в 2005 году расходы жителей России на одежду и обувь перешли знаковую черту в 1 трлн рублей. Тогда началась золотая эра для тряпочно-обувных магазинов, продажи пошли в рост как на дрожжах. Спустя всего три года планка расходов перескочила за 1,5 триллиона.

Потом был спад после кризиса 2008 г., но в 2011 г. траты вернулись на прежний 1,5-триллионный уровень. В 2014 г. они поставили новый рекорд, пройдя рубеж в 2 трлн. рублей.

Что такое два триллиона? Это почти десятая часть всех годовых расходов населения. Это четвёртая по величине статья семейных бюджетов, после трат на еду (которая отнимает половину денег), автомобили и покупку жилья. В целом, в масштабах экономики расходы на всяческие кеды, сапоги и ботинки в два раза выше расходов на бытовую технику. Удивительно, но на обувь за год в среднем тратят в три раза больше, чем на ювелирные украшения.

Второй миф — рассказы о крахе российского производства. С одной стороны, в глобальном плане цифры не радуют. Неспроста кабинет министров относится к легпрому как к экономической Золушке. Доля этой индустрии в российском ВВП в 1991 г., достигавшая 20%, сейчас упала до 1%. Официально в отрасли заняты только 360 тыс. человек, это меньше числа работников любой из крупных госмонополий.

С другой стороны, в реальности крах какой-то странный. Обувных предприятий в России действительно в последние годы стало заметно меньше. Если в 2005 г. выпуском кожи и обуви занимались 5,8 тыс. фабрик, в 2013 г. осталось 2,57 тысячи. Но число сокращалось, а производство росло! В 2000 г. отечественные предприятия произвели 109 млн. пар обуви, в 2013 г. дошли до 118 миллионов. Почти по паре на каждого. Какой тут спад, просто в индустрии идёт укрупнение.
Как объясняют эксперты, дальнейшему росту больше всего мешает банальный дефицит сырья. Дело в том, что 90% российской обуви выпускают из отечественной кожи. В стране осталось развитое производство, поэтому наша кожа в среднем на треть дешевле импортной. Примерно половина продукции, особенно недорогая обувь, производится из российского краста (крашеный кожевенный полуфабрикат). На беду, этого сырья обувному производству стало не хватать, возить его из-за границы невыгодно.

Третий миф, разумеется, — засилье импорта. Он правда велик, но не настолько, как пугают. Иностранный товар захватил только половину рынка. Что касается официальной статистики, в ней пугают не сами данные, а их качество. Росстат вообще — мастер рассказывать сказки, но в обуви он отличился особенно. По мнению ведомства, за пять лет обувной импорт вымахал в шесть раз. Ведомство зафиксировало мировую аномалию. В 2005 г. в нашу страну завезли 15,4 млн пар кожаной обуви и 5,8 млн текстильной. Пять лет спустя, в 2010 г., ввоз по коже чудом разросся до 97 млн пар, к ним добавились 35,5 млн пар текстильной обуви.

Конечно, к этому нельзя относиться всерьёз. Кто поверит, будто в 2005 г. в Россию действительно привезли только 21 млн. пар обуви, то есть по одной паре на каждые семь человек. Секрет волшебства в том, что Росстат берёт цифры у таможенной службы. До 2006 г. на обувь действовали заградительные пошлины. В результате учёт шёл дырявый, считали в духе «рубль — себе, копейка — государству».

Потом начали готовиться к ВТО, пошлины на обувь снизили до 10%. Ситуация сразу выправилась, отчёты стали лучше отражать реальность.
К тому же 118 млн. пар российского производства, которые насчитал Росстат, — только вершина айсберга. По оценкам экспертов, от половины до двух третей обувной промышленности традиционно прячутся в тени. Например, продукция многих малых предприятий, которых в одной Ростовской области работают сотни, не попадает в государственные экономические ведомости.
Да и число работников — не показатель. На дворе XXI век, обувные технологии изменились. Чтобы выпускать 1 млн. пар в год, достаточно 500 человек. Такой персонал будет у самой современной в РФ обувной фабрики, которая летом 2015 г. заработает в окрестностях города Черкесска.

Предприятие обошлось в 1,4 млрд руб., его открыла одна из крупных обувных сетей, чтобы перевести половину производства из Китая в Россию. Для сравнения, на одной из крупнейших российских фабрик, челябинском обувном заводе, открывшемся ещё в 1932 г., работает 2,4 тыс. человек. Мощность предприятия — 3 млн. пар в год.

Выходит, чтобы полностью обеспечить Россию собственной обувью в количестве 250−300 млн. пар, достаточно 200−250 тыс. работников.

Если масштабно обновить оборудование, массовый обувной импорт может и вовсе уйти в историю. Сырьё для обуви в России дешевле, чем в КНР, да и труд с учётом новейшего курса рубля стоит не особо дороже. Кстати, помощь легпрому — редкий случай, когда государство есть за что похвалить. Три года назад правительство обнулило импортные пошлины на оборудование для обувной промышленности. Нынешний бум строительства новых предприятий — отголоски того решения.

«Аргументы недели», № 8 (449) от 5 марта 2015, автор: Константин Гурдин.


Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle