Вам будет интересно
Наши новости

Охота на Ушакова. В суде дали показания дворник и депутат Госдумы (видео)

2 февраля 2016 5654 просмотра
, девушку-стажера, дворника «у дяди Жени» и депутата Госдумы РФ Владимира Симагина.

" data-title="Охота на Ушакова. В суде дали показания дворник и депутат Госдумы — Пенза-пресс, рунет за день">

В Ленинском районном суде Пензы 2 февраля допросили свидетелей по делу Ушаковых — двух полицейских, девушку-стажера, дворника «у дяди Жени» и депутата Госдумы РФ Владимира Симагина.

Заседание 2 февраля могло бы стать последним по делу отца и сына Ушаковых. На прошлой неделе судья истребовал записи с камер видеонаблюдения, установленных в районе банка на проспекте Победы, где вечером 26 января были задержаны известный общественный деятель, эксперт в сфере ЖКХ Юрий Ушаков и его сын Александр. Эти записи могли стать исчерпывающим свидетельством того, как все происходило в действительности, и ответить на главный вопрос судебного разбирательства: действительно ли Ушаковы, которых подозревают в мелком хулиганстве, были пьяны, ругались при всех матом, размахивали руками, вели себя нагло, дерзко, вызывающе и не подчинялись требованиям полицейских.

Однако записи ни с одной из пяти камер не помогли — маршрут Ушаковых был вне зоны их обзора. Камеры, установленные в отделе полиции, куда отца и сына доставили в тот же вечер, тоже оказались бесполезны. «По чистой случайности» они не работали.

«Это никак не связано с Ушаковым. Это [неисправность] было до него и после», — отметил судья Олег Липатов.

Оставалась надежда еще на одно видео. Инспектор ППС Уткин, вызванный в суд в качестве свидетеля, заявил, что у него есть запись с камеры мобильного телефона, на которой видно, как Ушаков-старший отказывается пройти в опорный пункт.

«Но здесь же нет ни слова матом. Может быть, есть у вас другая запись?» — осведомился судья, посмотрев полуминутный ролик. Другой записи не оказалось.

Полицейский, а следом за ним и девушка-стажер, которая вместе с ним патрулировала территорию вечером 26 января, утверждали, что Ушаковы привлекли их внимание своей шаткой походкой. По их словам, мужчины шли неуверенно, держа друг друга под руку, и спотыкались.

«Я подошел к ним, представился, на что Ушаков-старший сказал: «Что ты до меня докопался», и, проигнорировав мои требования, пошел дальше. Когда я его остановил, он начал на меня кричать матом. Говорил: «Я — помощник депутата, и вас, полицейских, в упор не вижу и за людей не считаю», — сказал инспектор Уткин.

«Вы в протоколе написали, что я вел себя нагло. Расшифруйте, пожалуйста», — попросил свидетеля Юрий Ушаков.

«Вы меня хватали меня за форменную одежду, высказывались нецензурно», — добавил полицейский.

«Нагло — это дерзко, бесстыдно, если по словарю Ожегова. А дерзко — это непочтительно. А как я должен был вести себя почтительно, когда я узнал, что вы — инспектор только 27 января где-то в 16.30», — сказал Юрий Ушаков.

Он по-прежнему настаивает, что задержание проводилось с нарушением, а в освидетельствовании ему и сыну отказали. Представитель полиции на это заявил, что статья за мелкое хулиганство освидетельствования и не предусматривает. Девушка-стажер, с которой был инспектор, впрочем, утверждала другое — освидетельствование Ушаковым предлагали, но они от него отказались.

Нестыковки в показаниях на этом не закончились. В написанных, как под копирку, протоколах задержания судья нашел еще много странного. С фразой «на замечания граждан не реагировали» пришлось разбираться минут десять, но свидетели так и не смогли сказать ничего конкретного о тех неравнодушных гражданах, которые якобы просили Ушаковых вести себя прилично.

Судье пришлось выяснять также, что такое в понимании полицейских «размахивать руками».

«Я вот не понимаю, как можно размахивать руками, если они шли и, как вы говорите, поддерживали друг друга», — спросил судья Олег Липатов.

«Ну, они одной рукой размахивали», — сходу ответила девушка-стажер.



«Может быть, люди просто разговаривали, жестикулировали? Ведь жестикулировать не запрещено законом. А размахивать руками имеется в виду — приставали к гражданам, перед лицом какие-то действия совершали. А тут они идут, разговаривают между собой», — сказал судья.

Оказалось, что свидетели плохо помнят, что делал во время задержания Александр Ушаков. По словам полицейских, он, в отличие от отца, не был против того, чтобы пройти в участок, не оказывал сопротивления и вообще чуть ли не стоял молча. На вопрос, почему же ему тогда вменяют нецензурную брань, размахивание руками, судья получил неожиданный ответ.

«Он не молчал, конечно, но… меньше ругался», — ответила стажер. В зале послышался смех.

По сути, свидетели не рассказали ничего нового, за исключением одной детали — у Александра Ушакова при задержании были обнаружены три ножа. По словам задержанного, они были необходимы ему для самообороны.

«Что, все три?» — удивился судья.

«Ну, коллекционирую я их», — ответил Ушаков-младший, добавив, что два ножа были перочинными и не являются холодным оружием.

Третий свидетель — водитель патрульной машины во время задержания вообще не выходил от автомобиля, поэтому не видел проходящих граждан, не слышал, о чем разговаривали Ушаковы и сотрудники полиции, и запомнил только «рассеянный взгляд» Ушаковых.



Появление последнего, четвертого свидетеля обвинения даже для судьи стало некоторой неожиданностью. Коренастый молодой человек с татуировкой на шее отрекомендовал себя Ионовым и заявил, что работает на рынке у «Буратино», у дяди Жени, разнорабочим.

«А в процесс вас кто пригласил? Вы сами что ли пришли? Про вас данных никаких нет», — сказал Олег Липатов.

«Участковый к матери к моей подходил, и меня поэтому пригласили», — ответил свидетель.

«Как свидетель вы должны рассказать правдиво о тех обстоятельствах, которые вы видели…» — продолжил судья.

«Да вы меня загрузили просто», — прервал его мужчина.

«Пока даже не пытался», — парировал судья. В зале снова раздался смех.

Оказалось, что свидетель работает дворником поблизости от того места, где происходило задержание, и раньше жил в одном доме с Ушаковым-младшим.

«А почему вы решили, что они были пьяными?» — начал допрос судья.

«Ну а какой человек будет матом ругаться», — заключил дворник.

«Нецензурной бранью можно выражаться в любом состоянии», — сказал судья.

«Вот я, когда не пьяный, я ничего — нормально разговариваю, матом не ругаюсь. Когда чуть примешь — начинаешь», — поделился личным опытом свидетель.

Когда дворник вышел из зала, настала очередь свидетеля со стороны защиты — депутата Госдумы РФ Владимира Симагина. Юрий Ушаков является его помощником на общественных началах. Он заявил, что ни разу не видел своего помощника в нетрезвом виде и вообще такой вопиющий случай в его практике происходит впервые. Но выступить его позвали, очевидно, не за этим. Владимир Симагин указал на явное нарушение закона, который обязывает полицию в кратчайшие сроки сообщить депутату о задержании помощника.



«Я никаких уведомлений из полиции не получал, а узнал об этом из СМИ на третий день после задержания. Для меня это было неприятным сюрпризом», — отметил Владимир Симагин.

Выслушав показания всех свидетелей, суд принял решение заслушать еще четверых. Следующее заседание пройдет послезавтра, 4 февраля.

Фотография: Фото Александра Полякова

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle