Тихий убийца. Как выявить и побороть колоректальный рак?

25 марта в 15:02 17342 просмотра
(КРР) — один из самых частых диагнозов, которые ставят онкобольным. По своей убийственности эта разновидность рака — на втором месте во всем мире: если на ранней стадии он предотвращаем в 93% случаев, то при позднем выявлении половина пациентов обречена на смерть в течение первого же года. Какие существуют способы диагностики страшного заболевания, почему и как часто необходимо проходить колоноскопию, какие анализы наиболее информативны?

" data-title="Тихий убийца. Как выявить и побороть колоректальный рак? — Пенза-пресс, рунет за день">

Колоректальный рак (КРР) — один из самых частых диагнозов, которые ставят онкобольным. По своей убийственности эта разновидность рака — на втором месте во всем мире: если на ранней стадии он предотвращаем в 93% случаев, то при позднем выявлении половина пациентов обречена на смерть в течение первого же года. Какие существуют способы диагностики страшного заболевания, почему и как часто необходимо проходить колоноскопию, какие анализы наиболее информативны?

Рак толстой и прямой кишки не зря называют «тихим убийцей»: опухоль растет медленно и не дает о себе знать, пока значительно не увеличится в размерах. Проявление симптомов заболевания, увы, говорит о том, что оно достигло последних стадий, когда вылечиться либо уже невозможно, либо это будет стоить огромных денег.

Но встречи со смертельным врагом можно избежать, если поставить диагноз на ранней стадии. Об информативном скрининге колоректального рака, продуктах-провокаторах этого онкозаболевания, отличиях российской и зарубежной методик лечения, недостатках отечественных лекарств и способах ранней диагностики смертельно опасного недуга журналисту ИА «Пенза-Пресс» Анне Балашовой рассказал столичный колопрокторог Бадма Башанкаев — один из самых активных российских врачей, участвующих в просветительских кампаниях о колоректальном раке.

— Бадма Николаевич, в чем принципиальное отличие развития колоректального рака от остальных онкозаболеваний? Правда ли, что ранняя диагностика и адекватное лечение могут служить почти стопроцентной гарантией выздоровления?

— К сожалению, колоректальный рак является одним из самых грозных убийц в современном мире. По структуре смертности от онкозаболеваний у него — заслуженное второе место, только за год в России выявляют около 70 тысяч новообразований. Практически 50% больных погибают в течение первого же года. Причина тому — поздняя диагностика: от 30 до 60% заболеваний диагностируется в запущенной форме.

Это очень обидно и неправильно, потому что печальный исход можно предотвратить: в отличие от других видов рака, колоректальный развивается из полипа, и его можно поймать в той фазе, когда он еще вообще не рак. Отрезав полип, мы на 90 с лишним процентов гарантируем, что пациент никогда не попадет к нам на операционный стол.

Вся борьба с колоректальным раком основана на ранней его диагностике. Как только врачи общей практики, терапевты, гастроэнтерологи перестанут стесняться и будут чаще назначать колоноскопию, мы с вами через 10−20 лет увидим колоссальное снижение. Например, в 80-е годы в Америке начали активно внедрять колоноскопию, и колоректальный рак упал. Стали убирать полипы — и его стало меньше. Каждый год снижение заболеваемости идет от 1 до 3%.

А у нас, к сожалению, идет рост. И худшее — что рост во всем мире идет у молодых. Раньше колоректальный рак до 45−50 лет был неожиданностью, сейчас у меня каждую неделю по одному-два случая людей младше 45 лет.

— Ранний рак связан с наследственным фактором?

— Если рак развился у родителя до 40 лет, тогда, скорее всего, уместно это предполагать. Но если в 70 лет, то это не сильно наследственный фактор. Если колоректальный рак был у родственников, мы обычно предлагаем начать проходить колоноскопию в возрасте на 10−15 лет младше, чем у родственника, когда у того диагностировали рак.

— Бадма Николаевич, вы четыре года стажировались у главного проктолога США, являетесь членом Американского общества колоректальных хирургов. Если сравнивать российских пациентов и зарубежных, кто придает большее значение профилактике колоректального рака, больше замотивирован государством на то, чтобы следить за своим здоровьем?

— У нас люди, к сожалению, по большей части за свое здоровье не отвечают, им глубоко наплевать. Они считают, что врач все сделает, а если что-то случилось, то он и виноват. За границей, если мужчина или женщина в 50 лет не сделали колоноскопию, то у них будет повышение суммы страховки. Либо, как в Корее, если случился колоректальный рак, а в 50 лет колоноскопию не делали, то лечение придется оплачивать из своего кармана. Если делали, но он все равно случился, — тогда государство оплачивает. А у нас глубоко наплевать, люди не хотят собой заниматься. Когда ко мне приходят на консультации, я их спрашиваю: «Где вы были в 45−50 лет?» Отвечают: «А нам не сказали».

Поэтому цель врачей — активно рассказывать, показывать. И наши просветительские конференции, и работа СМИ направлены на то, чтобы улучшить информированность населения о том, что колоноскопию надо делать, это не сложно и не так больно. А что делать дальше с этой информацией — человек уже решает сам.

— Одним из методов диагностики колоректального рака является колоноскопия [безопасный и высокоинформативный метод исследования прямой и толстой кишки при помощи эндоскопа — прим. ред.]. Как часто ее нужно делать, с какого возраста? И какие еще методы диагностики этого онкозаболевания информативны?

— В Америке колоноскопию делают с 45 лет, в России — с 49−50, каждые 5−10 лет. Но если в 75 лет у вас ничего не нашли, то, наверное, можно уже ничего не делать, потому что полипы растут с определенной скоростью. Чтобы он перерос в рак, ему нужно размер иметь крупный — более 2 см, и он растет до этого состояния около 5−8 лет. С этим и связана наша кратность колоноскопии.

Есть анализ кала на скрытую кровь, разновидностей исследований море. Например, если в диспансеризацию входит иммунохимический тест, то это прекрасно. Но если просто проба Грегерсена, то это, к сожалению, просто «филькина грамота» и фикция. В Пензенской области, как подсказали коллеги, все поликлиники закупили иммунохроматографические тесты, а иммунохимический двухдневный тест доступен в онкодиспансере.

— Считается, что развитие колоректального рака во многом определяет образ жизни, который ведет человек: в частности, наличие вредных привычек и неправильное питание. Действительно ли некоторых продуктов следует избегать?

—  К факторам риска, которые влияют на развитие рака толстой кишки, относят курение, гиподинамию [малоподвижный образ жизни — прим. ред.] или потребление малого количества пищевой клетчатки. Возможно, алкоголь сильно влияет на развитие рака. Красное мясо, особенно переработанное — колбаса, ветчина, сосиски, буженина, это четко определенный фактор, который развивает риск колоректального рака. Это даже отмечено Всемирной организацией здравоохранения. Употребление всего 50 граммов колбасы в день увеличивает ваши риски почти на 17%.

— Вы упомянули о том, что, к сожалению, 30−60% случаев колоректального рака диагностируется в запущенной форме. Если на раннем этапе достаточно удаления полипа, то на позднем речь — о более сложных схемах лечения. Каковы шансы на выздоровление у таких больных?

— Если это третья стадия заболевания, то опухоль уже вырастает неплохо. Пять и более лет проживают 30−70% людей. Если четвертая стадия, то, конечно, о полном излечении говорить уже нельзя, потому что есть метастазы в печени, легких. Но продлить жизнь можно значительно. Раньше только 6% людей переживало трехлетний барьер, сейчас это более 20−30%. И у меня в практике есть люди, которые живут долго и счастливо.

— Есть мнение, что если колоректальный рак выявлен на поздней стадии, то лучше лучиться за рубежом: в России и методы, и препараты более агрессивные…

— Если лечение на поздних стадиях, то здесь, наверное, имеет смысл говорить о сложных схемах, которые можно использовать за границей. Но у нас тоже хорошо лечат. Просто химиотерапия — более агрессивная и интенсивная. У нас единственная проблема, что некоторые препараты — еще в регистрации. Но обычно это около 5−10% от того, что за границей. Все остальное у нас уже есть давно. Препараты безумно дорогие, курс химиотерапии может стоить от 50 до 180 тысяч рублей.

Я считаю, что бессмысленно и смешно ехать за границу лечиться, потому что мы уже давно великолепно оперируем, у нас классные результаты. Не понимаю. Мои иностранные коллеги хлопают тому, как я оперирую. А я — спокойный, крепкий хирург, у нас таких сотни.

— Где в России — лучшие клиники, где оперируют больных с колоректальным раком?

— В Москве это, естественно, научно-исследовательский институт (НИИ) им. Герцена, Блохина, Московский клинический научный центр, больница № 62 очень сильная. В Санкт-Петербурге — НИИ им. Петрова, больница № 40, в Уфе — уфимский онкологический диспансер, казанцы тоже молодцы. Где встречается сильный колопроктолог, это сразу заметно: больше мастер-классов, лапароскопическая операция чаще встречается. У нас привыкли больше открыто оперировать, но с 1991 года идет тихая эволюция метода — мы из открытого доступа перешли на маленький, через дырочки.

У нас, может быть, не скоординирована работа общей хирургии и онкологической, но глобально руками мы очень неплохо работаем. У нас очень хорошие результаты, и наши коллеги публикуют обучающие видео за границей. Раньше мы их видео смотрели, а теперь они учатся по нашим. Это очень хорошо.

— Многие онкобольные сталкиваются с тем, что по полису ОМС им выдают отечественные препараты — они дешевле западных аналогов, но подчас имеют много побочных эффектов…

— Тут ничего не сделаешь, такая судьба. Государство поступает так, потому что защищает свой рынок. Это недобросовестные производители фармпрепаратов. Бывает машина «Тойота Камри», а бывает такая же, только «Лада Жигули». Ездит же, катает? Но автомобили совершенно разные по качеству. С этим ничего не сделаешь.

— То есть остается только вернуть отечественные препараты и искать деньги на зарубежные, которые стоят десятки тысяч рублей?

— Это неправильно, и не у всех есть такие деньги. Надо просто с доктором разговаривать, пусть объяснит преимущества и минусы данного препарата. И дальше уже принимать решение.

Как дело обстоит в Пензенской области?

По словам заведующего отделением абдоминальной онкологии областного онкодиспансера Вячеслава Гудошникова, 13,5% всех смертей в Пензенской области в 2018 году, связанных с онкозаболеваниями, приходится на колоректальный рак. После постановки такого диагноза пять и более лет проживают 51,9% пензенцев.

Если анализировать возрастную структуру заболеваемости колоректальным раком в регионе, то больше всего онкозаболеванию подвержены люди 65−69 лет (12,2 на 100 тыс. населения).

Судя по графикам, подготовленным областным онкодиспансером, диагноз «рак ободочной кишки» в Пензенской области в 2018 году на первой стадии ставили в 22,2% случаев (в РФ — 12,3%), на второй — в 39,6% (в РФ — 39,4%), на третьей — в 16,8% (в РФ — 24%), на последней — в 20,7% (22,4%).

«За прошлый год в Пензенской области выявили 7109 случаев злокачественных новообразований. За последние 10 лет заболеваемость колоректальным раком по региону увеличилась на 50%. Если в 2009 году было 99,8%, то в 2018 году — 161%. Рост показателя обусловлен как ростом заболеваемости и выявляемости, так и увеличением продолжительности жизни онкологических больных», — отметил онколог.

О том, почему человеческий организм год от года становится все уязвимее перед раком, что такое «пятилетняя» и «годичная выживаемость», как профилактика может спасти жизнь и почему россияне нередко предпочитают лечиться за границей, ИА «Пенза-Пресс» в интервью рассказал заместитель главврача областного онкодиспансера Дмитрий Чичеватов.

О подходе пензенских врачей к лечению рака молочной железы и тревожных признаках, с которыми нужно немедленно идти в больницу, можно узнать из интервью с заведующим хирургическим отделением № 1 областного онкодиспансера Михаилом Серкиным.

Фотография: Скриншот: https://pixabay.com/ru/photos/%D1%85%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%80%D0%B3%D0%B8%D0%B8-%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0-%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%87-%D1%83%D1%85%D0%BE%D0%B4-1807541/, https://pixabay.com/ru/photos/боль-в-животе-боль-слепая-кишка-2821941/, https://pixabay.com/ru/illustrations/блюда-из-субпродуктов-маркировка-1463369/, https://pixabay.com/ru/photos/кавитационные-lipolaser-cosmeatria-2894835/, фото Анны Балашовой

Социальные комментарии Cackle
Закрыть (Esc)